Логотип

 

Рецепты архитектора Грефа

В архитектуре конца XIX века зарождается новое направление, который полностью отвергает царившую тогда эклектику историзма, смешения разных художественных стилей прошлого. Эстетика модерна проповедует целостное мироощущение, основанное на синтезе, гармоничном сочетании искусств, создающих образное и композиционное единство пространства. Надо ли говорить, что одним из первых объектов нового эксперимента становится интерьер, в том числе жилой. И если архитекторы и художники модерна имели безграничные возможности для творчества, то люди без профессиональных навыков, желающие самостоятельно обустроить комнаты, нуждались в наглядных образцах и конкретных рекомендациях. Модные интерьеры и их описания все чаще стали появляться в журналах начала XX века. Выходили и отдельные издания, главным образом переводные. Одним из таких пособий стала книга немецкого архитектора М. Грэфа «Меблировка комнат в стиле модерн. Кабинеты, столовые, гостиные, салоны, приемные, жилые комнаты, спальни, передние и кухни», выпущенная в Санкт-Петербурге в 1913 году.

Грэф предлагал читателю подробнейшее описание обстановки комнат разного назначения и даже отдельных образцов мебели, соответствовавших тогдашней моде, давал точные указания, как расставлять предметы в пространстве помещения, изображая для наглядности все предлагаемые варианты меблировки на рисунках. Быть может, эти рецепты начала XX века окажутся кому-то полезными и сегодня.

Столовая

Общим принципом меблировки была особая расстановка предметов, продиктованная композиционно усложненным пространством интерьеров: мебель все более отрывается от стен, а сама расстановка отличается свободой, подчиненной лишь цели создания максимального комфорта. Мебель и предметы декора подбираются соответственно статусу и финансовым возможностям хозяина.

Библиотечный шкаф из кабинета персоны среднего класса, например, может выглядеть так: «...состоящий из трех частей, с двумя боковыми отделениями рядом со средней стеклянной дверцей. Сплошные деревянные дверцы представляют во всю вышину одно целое и снабжены только узким наклеенным кантом. Шестиугольная геометрическая деревянная инкрустация в верхней части двери производит хорошее впечатление, которое еще усиливается, если для этого употребляется дерево другой породы, более резко выделяющееся на большой поверхности. Свилеватые треугольники инкрустации соединяются в центре. Внизу через весь шкаф тянется поперечный фриз из более светлого дерева с резными орнаментами; он ограничивает среднюю дверцу, стеклянная часть которой разделена перекладинами на девять граненных стекол. Средняя стеклянная дверь возвышается над боковыми отделениями шкафа; с обеих сторон на одинаковой высоте находятся ниши с задними стенками, открытыми с боков. Расположенные по углам четырехгранные столбики снабжены капителями; под средней дверцей выделаны два выдвижных ящика, украшенные широкими изящными металлическими бляшками».*

В целом же интерьер кабинета планируется так, что все вещи внутри помещения согласуются друг с другом, составляя единый ансамбль: «Дверь в кабинете одностворчатая, с четырьмя филенками, двумя длинными и двумя маленькими стеклянными над ними; деревянные вверху украшены резьбой, стеклянные разделены на отдельные части перекладинами из желтой меди. Причем, дверь, как правило, серебристо-серого цвета, стены до верхнего пограничного бруска серые, фризы же белого цвета с темно-серым бордюром. Рядом с дверью, обычно, помещается простой книжный шкаф с двумя дверцами, которые имеют внизу длинные деревянные, а над ними маленькие граненные стеклянные филенки. Наверху, в ширину обеих дверец, помещается ниша, задняя стенка которой снабжена зеркалом. Перед диваном ставится круглый стол на трех ножках, с круглой царгой, соединяющей широкие плоские ножки. Ножки заканчиваются металлическими наконечниками с зубцами; украшением ему служит резьба на царге и верхних частях ножек».

Спальня

Непременным атрибутом кабинетного интерьера в стиле модерн является мягкая скамейка - диван. «Она очень удобна для сиденья, благодаря тому, что имеет низкую спинку одинаковой высоты с локотниками. Подушка спинки вплотную примыкает к сиденью, локотники делаются прорезанными и не имеют подушек, на ножках немножко суживающиеся металлические наконечники». Такой диван помещался в нише, которая состояла из двух длинных дощатых сторон, соединительной обтянутой рамы и двух полок. «Боковые стенки ниши прорезаны и снабжены брусочками; несколько ниже находится стеклянная филенка с выпуклой оправой и металлическими перекладинами. В верхнюю часть задней стенки между полками может быть вставлено зеркало. Материя обивки должна отличаться от обивки сиденья большей легкостью материала и более темным фоном с полками и решетками. Если обивка сиденья зеленовато-серебристо-серая, то стенки обтягиваются темно-серой материей с красными узорами. Дерево при этом используется аспидно-синего цвета».

Вслед за описанием обстановки и конкретных ее предметов М. Грэф предлагает конкретные рекомендации: «Для мебели годится темно-коричневый дуб, но с успехом можно пользоваться и другим материалом, а именно орешником, окрашенным или белым ильмом, начиная от более светлых оттенков и кончая бурыми тонами. Паркетные полы застланы коврами; сочетание красок для ковров должно быть в персидском вкусе или похожим на него; для пола же хороши светло-зеленоватые или коричневые тона».

Меблировка кабинета обязательно соответствует оформлению стен и потолка: «Стены одноцветные, матово-серые с красным, окаймлены широким фризом, он подразделен геометрическими фигурами на части, для украшения которых подходят листообразные мотивы соответственно раскрашенные. Верхняя часть стен поднимается сводами к потолку, который очень красив, когда по основному белому фону проходят мягкие линии в тонах фриза».

Кабинет с обстановкой попроще предполагает и более скромный антураж: «стены, начиная от пола, могут быть раскрашены под камень, по углам ограничены на подобие колонн, сверху снабжены широким фризом, перевитым волнистыми линиями и разделенным полосами на части. Для гармонии цветовых отношений удачно сочетаются темно-синие тона с аспидно-серым оттенком для дерева, желто-серая обивка мебели с чехлами оливкового цвета».

Декоративное убранство комнат определялось главным образом их назначением. Так, в обустройстве столовой для стен, потолков и пола применяли светлые тона. Серые тона мебели из недорогих пород дуба и сатинового дерева требовали определенного цвета стен, как правило, зеленовато-серых с мелким желтым рисунком. Обстановка столовой также подчинена строгому архитектурному плану: «Вдоль стен, у окна буфет, напротив него витрина, рядом с ней шкафик в виде тумбочки с бочоночком; против окон, посредине их, постамент и столик для цветов, а с боков банкетка и кресло». На большом ковре посреди столовой было принято ставить раздвижной стол и много стульев, а с какой-либо стороны от широкого входа - диван, с полками над ним, рядом с диваном поставец-сервант и стулья.

М. Грэф рекомендовал и особое оформление окон столовых комнат, например: сверху подвешен прямой ламбрикен с кистями по бокам; две узкие боковые одноцветные занавеси с нашитыми полосами украшают окно и скрывают оконную раму.

Колорит столовой предлагалось строить на соотношениях желтовато-оранжевого с темно-оливко-зелеными рисунками по контрасту с мебелью из темного дуба или красного дерева в сочетании с серо-коричневым фоном и желтыми и синими узорами пола. Если же для мебели применялся американский орех, то стены делались красноватыми с темно-коричневыми узорами, с бело-синим фризом.

Кухня

В дамском салоне, как считалось, должны быть широкие и высокие четырехстворчатые окна, которые требовали особых занавесок, состоящих из двух узких боковых полотнищ и верхнего поперечного ламбрикена с подборами и волнообразным фризом. Оформление окна непременно сочетается со стенами. Для этого Грэф рекомендовал боковые полотнища занавесок разделить широкими поперечными полосами на три части, а стены разграничить узкими вертикальными рейками.

Дамский стол обычно имел слегка вытянутую столешницу с такой же царгой, в которой находились два маленьких боковых и более широкий средний выдвижные ящики. Стол помещался между стенками ниши, которые с ножками стола соединялись брусками. Боковые стенки ниши поднимались до полки с решеткой, на которой могли помещаться, например, бронзовые часы. В заднюю стенку вделывалось зеркало.

Прочие предметы дамской комнаты оформлялись также по-особому. Удобное для сиденья кресло обивали мягкими подушками. Подставка для цветов устраивалась в виде трапеции. На стене могли висеть овальные пласты с нарисованными или вырезанными ландшафтами. На полу обычно предполагался ковер с геометрическим орнаментом, подобранный в тон обоям. Все эти сочетаемые предметы и элементы декора создавали цельный образ дамского салона.

Применительно к интерьерам спальных комнат Грэф писал: «Для обстановки спальни в настоящее время приняты не без основания светлые, приветливые краски, а для мебели в особенности белый лак, очень практичный в смысле мытья». Этот рецепт модерна выглядят вполне актуально и сейчас. Особого творческого подхода требовал центральный предмет спальни - кровать. «Кровать сделана в рамку. Заключенные в рамках филенки разделены отвесными планочками на несколько частей, из которых средняя в спинке кровати, в ногах, украшена четырехугольниками, врезанными и накладными; такие же четырехугольники расположены по продольному бруску. Боковые части рамы, служащие стойками, в верхних своих частях украшены тонкой резьбой в виде столбиков, что делает их похожими на пилястры. Более высокая спинка кровати в головах также украшена тонкой резьбой, углубления резьбы окрашиваются также, как и углубленные четырехугольники филенок, желобки и резьба стоек… Над кроватью в головах устраивается декоративное украшение - балдахин из материи, ниспадающей в виде занавеси с выдающегося горизонтального шеста; края занавеси отделаны вышитыми фестонами». Спальный гарнитур включал и другие предметы, расставленные в определенном порядке. «Перед кроватью стоит стул со сплошным деревянным сиденьем, спинка его имеет вид рамки с двумя отвесными и одной поперечной планками. Находящийся справа от кровати ночной шкафик снабжен простой мраморной доской, по обыкновению в нем имеются дверца и выдвижной ящик над нею».

Будуар

Вообще интерьер спальни в стиле модерн предполагал комоды, зеркала, вешалки, шкафы, ящики и прочие атрибуты быта, выполненные и из гладкой молодой сосны с зеленоватой или лазуревой окраской. В отделке применялся и серый мрамор с крапинками. При коричневом оттенке дерева спальной мебели выбирали светло-серые обои, а верхний бордюр, расположенный около потолка, делали с золотом или серебром. Пол окрашивали в тон мебели или в голубовато-серый цвет при белой мебели, а при мебели из сатинового дерева - в зеленовато-серый. К сатиновому или красному дереву с полосками хорошо подходила обивка зеленовато-горохового цвета с желтоватой бахромой и аграмантом. Светло-желтые обои и бледно-красный ковер на голубовато-сером линолеуме призваны были производить эффектное впечатление.

Безусловно, проектировщики интерьеров в первую очередь руководствовались функциональным назначением помещений, типологией и особенностями протекающих в них процессов жизнедеятельности. Про меблировку кухни М. Грэф пишет: «Помещение, в котором должна орудовать для нас Гигиейя (богиня здоровья) и в котором должна господствовать величайшая опрятность, требует света и простора…. Довольно большой и удобный очаг (кухни. - Н. Д.), не слишком удаленный от окна, является предметом первой необходимости, затем достаточное количество хозяйственных шкафов. Шкафы для посуды и кушаньев расположены справа и слева от очага, около них несколько стульев. Посреди кухни стоит большой стол для стряпни, около окна более маленький стол или шкафик для мытья посуды, рядом с ним закрытый ящик-табурет. Шкафик для ведер и водопровод находятся вблизи, в углу же наискось помещается шкаф для щеток, метелок… и т. д., таким образом получается уже удобная и симпатичная обстановка…»

Каждая комната, оформленная в стиле модерн, имела свое лицо. Но все же продумывалась она как часть единого большого пространства - квартиры, дома, особняка. Потому интерьер каждого помещения подчинялся каким-то общим правилам, продиктованным стилевыми особенностями.

Широко используются всевозможные ширмы и перегородки, угловые диваны, способствующие зональному делению помещений. Новые приемы расстановки мебели в комнатах отразились и на характере мебельных гарнитуров -- они больше не воспринимаются как комплекс предметов, выдержанных в строго соблюдаемом единообразии форм и декора. Теперь гарнитур составляют отдельные группы предметов, которыми обставлялись разные по назначению зоны жилого помещения, объединенные лишь стилистическим единством.

Кабинет

Характерной для рубежа XIX-XX веков оказывается архитектурная мебель, встроенная в деревянную обшивку стен, а также голландские печи, камины и батареи центрального отопления, часто с разнообразными экранами и заграждениями. Здесь воплощалось свойственное модерну стремление создать особый уют, использовав для этого способность живого огня как бы овеществить мифический домашний очаг. Не было забыто, очевидно, и свойство камина служить естественной вентиляцией. Такое соединение романтизма и практицизма становится основным принципом нового стиля.

Модерн отказывается от симметрии и строгой планировки, усложняя тем самым пространство помещения. Тенденция к этой усложненности получила свое развитие и в некоторых особенностях декорировки помещений.

Стены комнат обрамлялись орнаментальной полосой - фризом, внизу отделывались панелью. Внутри помещений было много зеркал. Стиль модерн максимально использовал их свойство создавать впечатление усложненности, изменчивости и игры пространства. Зеркала, как правило, создавали иллюзию бесконечного пространства, а также использовались для акцентировки степени важности помещения или его части как композиционного центра дома или квартиры. Для достижения различных эффектов они могли размещаться в самых неожиданных местах и разных сочетаниях. Целям иллюзорного усложнения пространства подчас служили и живописные панно - их роль не ограничивалась только декоративностью. Панно могло становиться стеной.

Варьировались и приемы освещения. Значительное распространение в особняках получило устройство верхних фонарей, когда дневной свет проникал в помещение через стеклянный потолок. Разнообразие форм и размеров окон, их сложные прихотливые сочетания как в масштабах дома, квартиры, так и одного помещения отражали внутреннюю структуру архитектурного комплекса, выявляли разницу в функциональном назначении комнат, а также подчеркивали деление помещений на зоны. Часто электрическое освещение несло не только функциональную, но и декоративную нагрузку. Вслед за неординарными приемами локализации освещения в начале XX века широко распространился еще один способ, при котором электрические светильники были вмонтированы в потолок комнаты, составляя единое целое с архитектурным декором. С особенностями освещения непосредственно связывалась и цветовая наполненность пространства, что обеспечивалось цветными плафонами осветительных приборов, окраской оконных стекол, витражами.

«Декоративное искусство модерна широко использовало разнообразный набор материалов: дуб, дерево красное, папельное, клен и другое, металл - латунь, медь, бронзу, никель, майолику, фаянс, прозрачное, цветное и матовое стекло, в частности, в витражах, разнофактурные ткани, в том числе бархат, плюш, шелк и многие другие», - справедливо писали И. А. Бартенев и В. Н. Батажкова в «Очерках истории архитектурных стилей» (М., 1983. С. 208), подчеркивая, что «асимметричная расстановка мебели, обилие декоративных предметов - ваз, скульптурных бюстов, светильников различных типов и специфических форм - все это призвано создавать атмосферу уюта и рафинированности».