Логотип

Книжная графика эмигрантов

Выставки, театр, работа по сохранению русской культуры. Большая часть деятельности художников круга «Мира искусства» связана с книжной графикой, эта работа была продолжена в период эмиграции.

 

Иллюстрация к «Сказке о царе Салтане»И. Билибин. Иллюстрация к «Сказке о царе Салтане» А.С. Пушкина. 1926

23 марта 1898 года в Главное управление по делам печати поступило прошение о разрешении «выдавать в свет» новый журнал под названием «Мир искусства». С первого номера художники, сплотившиеся вокруг С.П. Дягилева, не просто участвовали в создании журнала, выполняя обложки, готовя иллюстрации, заставки и винь¬етки, а формировали новое представление о популярных и художественных изданиях. Они обратили внимание на значение шрифта и формата, взаимосвязь текста и иллюстраций. В последующем журналы «Аполлон», «Золотое Руно» и зарубежная «Жар-Птица» присоединились к идее «мирискусников».

Большое влияние на книжную графику оказали «Медный всадник» с иллюстрациями А.Н. Бенуа и «Белые ночи» в оформлении М.В. Добужинского. В эмиграции «мирискусники» продолжали создавать иллюстрированные издания, которые печатались в Париже, Берлине, Риме и Нью-Йорке. Даже неполный перечень оформ¬ленных за рубежом книг поражает разнообразием.

А.Н. Бенуа иллюстрировал «Капитанскую дочку» А.С. Пушкина, «Грешницу» Анри де Ренье. И.Я. Билибин сделал рисунки к русским народным сказкам и французским средневековым балладам. Б.Д. Григорьев исполнил 60 иллюстраций к «Братьям Карама¬зовым» Ф.М. Достоевского, оформил «Анфису Петровну» М.Е. Салтыкова-Щедрина, «Первую любовь» И.С. Тургенева, «Детство» А.М. Горького и «Детский остров» С. Черного.

Иллюстрация к роману «Евгений Онегин»М. Добужинский. Иллюстрация к роману А.С. Пушкина «Евгений Онегин». 1936

М.В. Добужинский выполнил тончайшие по поэтической образности рисунки к «Евгению Онегину» и «Графу Нулину» А.С. Пушкина, «Левше» Н.С. Лескова, «Речному трактиру» И.И. Бунина, соз¬дал уникальные образы «Слова о полку Игореве», изданного впоследствии в Нью-Йорке, в 1951 году.

Особо стоит отметить многолетний игровой проект Добужин¬ского «Азбука “Мира искусства”». Начатая в 1911 году и завершенная в 1940-е годы в Америке, книга содержит 21 шарж — портреты товарищей Добужинского по художественному объединению, театральной и издательской деятельности. Книгу можно воспринимать как графическое признание в дружбе, воспоминание о былых днях. Этим былым дням художник посвятил целый том литературных эс¬се, но графические образы, в отличие от литературных, объемнее и выразительнее.

Среди графических работ русских эмигрантов необходимо вспомнить иллюстрации К.А. Сомова к «Дафнису и Хлое» Лонга и «Манон Леско» А. Прево, графику В.И. Шухаева к «Пиковой даме» и «Борису Годунову», заказанные французским издателем Люсьеном Вожелем. Не менее значимы для русской культуры иллюс¬трации Н.М. Ремизова к поэме «Двенадцать» А. Блока и «Снам» И.С. Тур¬генева. Вспоминая художников, продолжавших за рубежом служить своим талантом русской и мировой культуре, нельзя не назвать Д.С. Стеллецкого. В 1928 году он завершил работу над построчными иллюс¬т¬рациями к «Слову о полку Игореве» — одним из самых искренних произведений культуры, созданных в эмиграции.

Иллюстрация к роману «Дафнис и Хлоя»K. Сомов. Иллюстрация к античному роману Лонга «Дафнис и Хлоя». 1930

Книжной графике «мирискусников» история русской культуры обязана идеей подхода к книге как цельному организму. Публикуя в первых номерах дягилевского журнала статью о Константине Сомове, А. Бенуа отмечал, как много внимания придавал этот мастер композиции в своих графических работах. В 1926 году, получив заказ от французского издателя на цикл иллюстраций к «Манон Леско», Сомов целое лето работает над этими сложными композициями. Придирчиво к самому себе, даже если заказчик не понимает всей сложности заказа, подходили к иллюстрациям и Сомов, и Бенуа, и Добужинский. Один из крупнейших знатоков зарубежных собраний русского искусства, И.С. Зильберштейн, поддерживавший переписку со многими «мирискусниками», не уставал напоминать в своих статьях о бесспорном превос¬ходстве иллюстраций А.Н. Бенуа к «Медному всаднику» и «Пиковой даме», исполненных им еще во времена дягилевского «Мира искусства». Изучая творчество этого мастера, И.С. Зильберштейн добился того, что никогда не изданные иллюстрации к «Капитанской дочке» были переданы дочерью художника А.А. Бенуа в Россию в 1967 году.

В 1945 году Бенуа откликнулся на предложение французского издательства проиллюстрировать произведение А.С. Пушкина. Благодаря Зильберштейну, все рисунки оказались на родине, однако они так и не были опубликованы. Во Франции рисунки были отверг¬нуты издателем, который, по словам биографа Бенуа С.Р. Эрнста, представлял образы этого серьезного и даже трагического произведения некими отражениями театральной постановки.

Иллюстрация к роману «Опасные связи»К. Сомов. Иллюстрация к роману Ш. де Лакло «Опасные связи». 1934

Особого внимания заслуживает графика М.В. Добужинского. Отметим иллюстрации мастера к «Евгению Онегину» А.С. Пушкина, выполненные в Лондоне в 1935–1936 годах. Это плод долгих раздумий художника, многие годы увлекавшегося изучением подлинных рисунков и набросков поэта, пытавшегося использовать манеру, образ, стиль пушкинских заметок на полях. В графических зарисовках Добужинского нашли отражения не только основные эпизоды фабулы, но и многочисленные лирические отступления, которые дали художнику материал для пейзажных заставок. Проследивший судьбу иллюстраций Г.И. Чугунов отметил, что художник использовал связи с советскими издательствами, пытаясь опубликовать «Евгения Онегина» на родине. В силу политических обстоя¬тельств этого сделать не удалось, и произведение А.С. Пушкина с иллюстрациями М.В. Добужинского было выпущено первоначально в Лондоне, а затем — в Париже.

Париж, как центр русской художественной эмиграции, позволил многим мастерам продолжить занятие книжной графикой. Василий Иванович Шухаев, «мирискусник» второго поколения, напрямую с графическим творчеством связан не был. В Париже он принимал участие в росписи частного дома на сюжеты сказок А.С. Пушкина, что позволило ему определить свое собственное видение поэтических образов. Иллюстрации к «Пиковой даме», отступающие от принципов «мирискуснической» графики, несут в себе декоративное начало, сочетаясь с экзальтированностью, даже утрированной театральностью, но зато подкупают характерностью. Особенно выразительны сцены в игорном доме, где каждый герой, каждая деталь продуманы с настоящим талантом режиссера. К сожалению, иллюстрации к «Борису Годунову» больше походят на уменьшенный вариант фресок или парсун, к которым тяготел автор, но в контексте литературного произведения они менее убедительны.

Иллюстрация к повести «Капитанская дочка»А. Бенуа. Иллюстрация к повести А.С. Пушкина «Капитанская дочка». 1945

В среде художников и коллекционеров русского искусства особенно много разговоров и споров было посвящено иллюстрациям Бориса Григорьева к роману Ф.М. Достоевского «Братья Карамазовы». Князь С. Щербатов в своих воспоминаниях так описывает впечатление, произведенное работой Б. Григорьева: «Были у меня рисунки Григорьева… Искренний или неискренний подход к натуре, деформирующий ее, особенно в портретах, подчас весьма оскор¬бительных, выработался у него под влиянием современных левых течений, сбивших некультурного, тревожного и мечущегося москвича Гри¬горьева. В этом направлении лучшее и самое значительное, что он сделал, пожалуй, была большая графическая серия композиций на тему братьев Карамазовых. Тут есть проникновение не столько в самого Достоевского, сколько в некий мир галлюцинаций, человеческого ужаса». О том, что иллюстрации никого не оставляли равнодушными, вызывали яркое эмоциональное восприятие, может свидетельствовать отзыв о них А. Бенуа, который прямо определяет их «конгениальными Достоевскому».

Заканчивая разговор о художниках-эмигрантах, нельзя не назвать еще одного мастера графики, особое пристрастие проявлявшего именно к славянской, русской тематике и образности, — Ивана Яковлевича Билибина. В 1926 году Сергей Эрнст опубликовал статью о творчестве мастера в журнале «Жар-Птица», иллюстрированную рисунками к сказкам и былинам. Были напечатаны «Звездочет перед Дадоном» и «Стрельчиха перед царем и свитой». Позднее художник дополнил их другими сюжетам пушкинского цикла «Проводы Салтана на войну», «Пир», «Салтан подслушивает беседу трех девиц».