Логотип

Материалы и внешний вид русских печатных книг XVI и XVII веков

Художественный облик русских печатных книг XVI–XVII в. сложился под непосредственным воздействием характера оформления русской рукописной книги XV–XVI вв. Текст набирался полууставом, в начале страницы или раздела книги помещались декоративные заставки и инициалы, а тексту нередко предшествовал фронтиспис с изображением легендарного автора произведения. Как и в рукописных книгах, наиболее распространенными в раннепечатных книгах оставались крупные форматы в лист, пол листа и четверть листа. Книги заключалсь в обиходные переплеты и в парадные оклады, текст печатался на бумаге иностранного происхождения. Первые печатники стремились сделать свои книги более близкими к рукописным, причем, поскольку авторитет рукописной книги оставался достаточно прочным, раннепечатные книги нередко сами издатели пытались выдать за рукописные.

В основе печатного шрифта Ивана Федорова лежит московский полуустав XV–XVI вв. , однако более мелкий, убористый и удобочитаемый. Его книги характеризуются высоким качеством печати текста и иллюстраций. По образу рукописной книги первопечатные книги часто украшались заставками, инициалами и другими декоративными элементами. Одна только Острожская библия украшена 81 заставкой, 68 концовками, 78 строками вязи, 1384 инициалами. Декор изданий Ивана Федорова сделан в традициях старопечатного орнамента, использовавшегося в русских рукописных книгах конца XV – начала XVI в. , но в отличие от рукописной книги орнаменты выполнены в технике ксилографии. Впервые в восточнославянской полиграфии Иван Федоров использовал для украшения книги и наборный орнамент ("Азбука", 1574).

Василий Бурцов. БукварьВасилий Бурцов. Букварь. Москва, 1637 г.

Характерным элементом печатной книги продолжало оставаться послесловие, содержащее выходные данные книги и историю ее создания. В послесловии львовского "Апостола" (1574) впервые была воспроизведена типографская марка Ивана Федорова, которая впоследствии проставлялась на всех его изданиях. Вместе с тем именно в изданиях Ивана Федорова впервые в русской книге появляется титульный лист ("Азбука" 1578 г.).

Первые печатные книги XVI в. нумеровались по листам (филиация): кириллическая нумерация проставлялась в нижнем правом углу листа. В московских изданиях второй половины XVI в. впервые появляются сигнатуры и колонцифры – технические элементы, облегчающие подбор листов в книжном блоке. Сигнатуру вписывали от руки или впечатывали на лицевой стороне первого листа тетради в центре под наборной полосой, колонцифра проставлялась в правом углу под наборной полосой.

Таким образом, в первопечатной книге постепенно складываются важнейшие элементы последующей формы русской печатной книги, формируются характерные особенности ее художественного оформления, определившие издательскую внешность русской книги более чем на сто лет вперед.

Художественное оформление книг начала XVII в. почти ничем не отличается от оформления изданий Ивана Федорова: применяются аналогичные форматы, церковнославянский шрифт (полуустав), техника двухцветной печати, книги украшаются заставками и инициалами, гравированными на дереве, переплетаются в кожу и т. п. Лучшие издания этого периода выпускаются тремя печатниками, работающими на Московском печатном дворе: И. Невежей, А. Фофановым и А. Радишевским, каждый из которых имел характерные приемы книжного оформления.

Выдающимся образцом художественного оформления старопечатной книги является Четвероевангелие А. Радишевского (1606). Специально для этого крупноформатного (в лист) издания был разработан крупный, четкий и красивый шрифт. Миниатюры – фигуры евангелистов – помещены в роскошные декоративные рамки; заставки, инициалы и гравированные на дереве иллюстрации раскрашены от руки. В Четвероевангелии впервые на Руси была сделана попытка передачи полутонов.

Евангелие. Москва. 1678 г.Евангелие. Москва. 1678 г.

На протяжении XVII в. русские книги продолжали печатать преимущественно на бумаге иностранного происхождения, в основном голландской (со второй половины века). Для изготовления рукописей и роскошных книг часто использовалась александрийская бумага. Так, "на александрийском целом листе" было напечатано крупноформатное Четвероевангелие, выпущенное на Московском печатном дворе в 1689 г. тиражом 150 экземпляров – своеобразный памятник печатного искусства XVII в.. На этой же бумаге часто выпускались в свет и роскошные рукописи, изготовляемые в Посольском приказе.

Основное внимание в книге XVII в.а (издания Московского печатного двора) уделялось шрифту. По имени своих создателей шрифты носили следующие названия: осиновская азбука, арсеньевская, никитская и пр. Некоторые гарнитуры по типу западноевропейских назывались по тем изданиям, где они впервые использовались. Так, "библейный шрифт" был вырезан Федором Поповым для Библии 1663 г., "большой евангельский" – Кондратием Ивановым для печатания Евангелий и т. д. Все они, однако, в определенной мере уступали шрифтам первопечатных изданий. Лучшими полууставными шрифтами были набраны издания начала XVIII в. "Букварь" Ф. Поликарпова (1701) и "Арифметика" Л.Магницкого (1703). Интереснейшими с этой точки зрения является и "Букварь" Кариона Истомина (1694), в котором приведены славяно–русские буквы в разных почерках, в том числе и скоропись конца XVII в..

Новые характерные особенности в XVII в. приобрели и переплеты печатных книг: доски теперь не обрезаются вровень с книжным блоком, а выступают над ним, на корешке в сокращенном виде теснится название книги. На рубеже XVII–XVIII в. деревянные крышки переплетов заменяются картонными. Переплеты книг Московского печатного двора, предназначенных для продажи, отличаются простотой отделки: единственным элементом их украшения обычно служит типографский фирменный знак, который теснится (без применения краски) на верхней крышке переплета. Для изготовления переплетов подносных книг широко использовался сафьян, рисунок тиснения на крышках усложнился и воспроизводился золотом.

Орнаментика и иллюстрации в книгах XVII в. в основном воспроизводились в технике ксилографии; гравюра на меди, широко распространенная в это время в Европе, в русской книге встречалась очень редко. Среди мастеров, работавших в новой технике – Афанасий Трухменский, Симон Ушаков, Леонтий Бунин, Григорий Благушин, монах Зосима. Некоторые книги украшались рисунками пером, воспроизводящими фронтисписные гравюры.

Аналогично изданиям Ивана Федорова в книгах XVII в. нумерация была полистной, только в течение четырех лет патриаршества Никона (1655– 1658) и в 60– 90–х гг. в изданиях Московского печатного двора вводится порядковая нумерация страниц (пагинация). Начиная со второй половины XVII в.а колонцифра помещается в правом верхнем углу листа. С этого же времени характерным элементом оформления московской книги становится кустод – первое слово (или часть его) следующей страницы, помещаемое в правом нижнем углу предшествующей страницы (первые книги московской печати с кустодом – Апостол и Служебник, 1655).

К числу "датирующих" элементов русской печатной книги XVII в. относятся и так называемые клейма печатников – инициалы, имена и цифры, с 1623 г. вплоть до конца XVIII в. проставлявшиеся типографским способом на полях каждой книжной тетради. В книгах XVII в. мы находим и первые сведения о тираже, приведенные в авторском послесловии (Апостол, 1597). Андроник Невежа, которому принадлежит это послесловие, является и одним из первых русских граверов, подписавшим свои работы.

Таким образом, в течение XVI–XVII в. окончательно сложился и стал почти каноническим облик русской печатной богослужебной книги, развивавшейся в русле традиций рукописной книжности, были созданы приемы и способы ее художественно–полиграфического оформления. Характерные черты оформления светской книги определились уже в последующую историческую эпоху, связанную с секуляризацией книги в правление Петра I.