Логотип

Морские защитники отечества в старых открытках

Флотская жизнь нашла достойное отражение в литературе и искусстве, а позднее — и в кинематографе. И.К. Айвазовский и Станюкович, А.В. Ганзен и С.Е. Колбасьев, «Корабли штурмуют бастионы» и «Первый после бога» — список может быть очень длинным. Не остались в стороне и малые формы изобразительного искусства — открытки.

Моряки — народ особый. Военные моряки — особый вдвойне. Свои байки, приколы жаргон, свое, военно-морское, отношение к женщине, к службе, к Родине. Служба на флоте всегда считалась более сложной и более опасной, чем в армии. Известно также, что многодневное пребывание в замкнутом пространстве военного корабля требовало особой психологической устойчивости. А кто из мальчишек не мечтал о романтике дальних походов? Кто не видел себя стоящим на мостике при фуражке и кортике, наблюдающим в подзорную трубу за маневрированием боевых кораблей? Да и сама форма одежды — тельняшки, якоря — призывала к определенной лихости: ленты на бескозырках на два дюйма длиннее, а клеши на три сантиметра шире, чем положено.

морской флот СССРДа здравствует могучий рабоче-крестьянский военно-морской флот СССР. 1939

Морская служба — это постоянный вызов. Стихии, «сундуку» (так в советское время именовали мичманов, которые получали это звание, оставаясь на сверхсрочную службу) и, разумеется, врагу. Российский военно-морской флот и его главная составляющая — подводные лодки — несли основную нагрузку противодействия в «холодной» войне, за что им низкий поклон. С другой стороны, юмор и способность к самоиронии, умение посмеяться над собой и при этом посадить своего оппонента в лужу — это тоже военно-морской флот.

Во все времена на флот отбирали самых сильных и здоровых мужчин. В 1870-х годах в «Морском сборнике» был опубликован список болезней, наличие которых не позволяло служить на флоте. Кроме вполне понятных хворей там значилась «неизлечимая плешивость, занимающая больше половины головы». Бритые налысо были бы забракованы на первом же осмотре. Не исключено, правда, что такое отношение к отсутствию волос на голове связано с проблемой спасения упавших за борт: известны случаи, когда именно волосы позволяли спасти несчастного.

Особая флотская тема часто становилась объектом изображения в изобразительном искусстве. Многие ее особенности отразились в произведениях малых форм — открытках. На почтовых карточках первой половине XX века на первом месте, разумеется, изображения боевых кораблей. Сначала (по времени) это были рисунки, потом появились фотографии.

Лейтенант Н.Н. Апостоли — первый среди равных — сфотографировал почти весь русский флот начала ХХ века. Только изображение корабля «Петр Великий» на его открытках — рисунок. Один из первых русских броненосцев был построен задолго до того, как Н.Н. Апостоли занялся фотографией. Впоследствии «Петр Великий» был переоборудован в учебный корабль и выглядел по-другому. В данном случае изображение интересно еще и тем, что зритель может рассмотреть вывешенное на просушку матросское белье, а также два паровых катера у борта корабля.

Наряду с Н.Н. Апостоли иллюстрации истории русского флота оставили Е. Иванов из Ревеля (ныне Таллинн), оставивший изумительную по качеству серию фотографий и открыток, посвященных русским военным кораблям, и С.М. Прокудин­-Горский, чью серию рисунков выпускала Община Святой Евгении. Все эти открытки интересны и, главное, достоверны. Это вопрос немаловажный, так как в истории филокартии случались не только простые ошибки, но и настоящие мистификации.

Расскажем об одной из них. В 1915 году в Николаеве был заложен четвертый линкор для Черного моря — «Император Николай I». Событие долгожданное, так как Германия в 1914 году фактически подарила Турции два современных боевых корабля «Гебен» и «Бреслау» вместе с немецкими экипажами, которые умудрились в самом начале Первой мировой войны провести дерзкий артиллерийский обстрел Севастополя. Разумеется, русский флот нашел противодействие «супостатам», что было отражено в соответствующей карикатуре — в жанре, пока мало изученном, но ввод в строй четвертого линкора менял ситуацию кардинально. Этому линкору и была посвящена специально выпущенная в Одессе открытка. Издатель С. Ерошенко изобразил «Линейный корабль­дредноут “Иоанн Грозный”». Новый строившийся корабль тогда еще не имел имени, поэтому издателю пришлось импровизировать не только с названием, но и с изображением. Линкор на открытке, безусловно, напоминает существовавшие прототипы, но не более того. А реальный «Император Николай I» так и не был достроен из-за событий, начало которым положил октябрь 1917 года.

Учебный корабль «Петр Великий»Учебный корабль «Петр Великий». Фотограф не известен. 1910-е

Советская власть вспомнила об открытках, когда в 1930-х годах началось создание океанского военно-морского флота. В это время была издана весьма интересная серия почтовых карточек, рассказывающая о службе на линейных кораблях. Отметим, что выбор техники (меццо­тинто) отрицательно сказался на качестве изображения. Завершению этой программы помешала Вторая мировая война. Но бравый матрос линкора «Парижская коммуна» (иногда ласково называемого «Пар коммуны») готов дать отпор любому врагу.

При этом кажется, что никаких других мыслей у этого героя быть не должно. А мысли приходили всякие, но на «проклятом Западе» матросам давали возможность «выпустить пар», что подтверждает французская почтовая открытка с текстом «Французские моряки на берегу». Датировать ее достаточно сложно, единственным указанием на дату служит надпись на обороте — 8 июня 1934 года.

Советские моряки (по непроверенным данным, получавшие бром, чтобы количество дурных мыслей было сведено к минимуму) такого себе позволить не могли по определению, а если и позволяли, то за этим следовала суровая гауптвахта. Тем не менее, «женский вопрос» их весьма волновал. Об этом свидетельствует фотография обнаженной девушки, подаренная другу Владимиру. Похоже, что на подводной лодке «Л-21» этот вопрос стоял особенно остро. Служба требовала от людей сверхмужества и сверхусилий, поэтому легкие шалости в данном случае вполне простительны. Удивительно, как при жесточайшем контроле со стороны партийных органов моряки умудрились пронести на лодку эту «буржуазную заразу». Подводная лодка «Л-21» (подводный минный заградитель) была построена в Ленинграде и вступила в строй в 1940 году. В 1944–1945 годах «Л-21» активно действовала на коммуникациях противника. Ставила минные заграждения, на которых подорвались четыре вражеских корабля, торпедами потопила германский сторожевой корабль и шведский транспорт.

Интересные исторические подробности позволяют узнать открытки времен Второй мировой войны. В обороне Ленинграда участвовали не только сухопутные части: именно морские артиллеристы не позволили немцам разрушить город. Корабли располагались в Кронштадте и на Неве. Один из них — эсминец «Стойкий» — закамуфлированный до неузнаваемости почти всю войну простоял на Неве, поддерживая артиллерийским огнем действия нашей пехоты.

Современный флот из-за слишком усердного засекречивания на открытках не присутствует. Только в последнее время в литературе появились фотографии авианосцев, подводных лодок Российского флота. Изображения большинства кораблей сохранились лишь на любительских снимках, сделанных с риском не только для карьеры. Сегодня мы благодарны защитниками Отечества за эти бесценные свидетельства.