Логотип

 

Часы, но не только

Аукцион в МонакоРаз в два года в Монако проходит аукцион Only Watch. Только часы. Положа руку на аукционные каталоги последних лет, я клянусь, что это прекрасная возможность купить за бешеные деньги часы, только часы — и одни только часы.

В маленьком княжестве улицы вымощены золотом: Монако, возможно, последнее место на земле, куда стоит рваться за дешевыми часами. При этом существует день, когда часы продаются раз в сто дороже и специально для этого сюда съезжаются большие часовые люди.

Вечером 23 сентября в монакском отеле Hermitage в урожайный день Only Watch они отдали аукционистам в общей сложности €4 563 000 — что в два раза лучше итога прошлого аукциона: тоже по тем временам рекордного — €2 285 500.

С трибуны Only Watch к покупателям относятся без всяких скидок. Вещи, которые здесь продаются, уникальны. Это условие соблюдается свято — как в старой советской торговле: вас много, а я один. Самые известные часовые марки — главные поставщики "только часов" — дают на монакский аукцион что-то одно, единственное, особенное и специальное. Дают к тому же совершенно бесплатно — это дар благотворительному фонду, в пользу которого уходит 100% выручки Only Watch.

Фонд, называющийся Association Monegasque contre les Myopathies, пытается победить миопатию, или мышечную дистрофию Дюшенна. Неизлечимая болезнь поражает одного из 3,5 тыс. рождающихся на земле мальчиков, которые умирают, часто даже не успев повзрослеть. Глава ассоциации — Люк Петавино, президент монакского Yacht Show,— среди тех, кто придумал аукцион. У Петавино свои счеты с миопатией: его 15-летний сын Поль болен с рождения и знает о своей судьбе. Отец решил бороться за его жизнь и страстно ищет средства на исследования и разработку методов лечения. Сбора с часового аукциона хватает на два года работы.

Торги на сей раз проводил часовой аукционный дом Antiquorum. Два года назад в этой роли выступал Patrizzi & Co Auctioneers во главе с Освальдо Патрицци некогда основатель Antiquorum, которого он в 2004 году привлек к проведению Only Watch, а теперь его яростный противник). Компания Патрицци сейчас временно исчезла с горизонта, и продажи вернулись к Antiquorum. Женевский аукционный дом подошел к делу очень серьезно, часы провезли по всему миру: выставка побывала в Бангкоке, Сингапуре, Шанхае, Пекине, Токио, Лос-Анджелесе, Нью-Йорке, Милане, Женеве и теперь приехала в Монако. Предаукционная выставка была открыта в одном из павильонов огромной выставки Monaco Yacht Show. 40 произведений 40 часовых марок ожидали дня продажи. Здесь были часы главных часовых марок, в том числе Patek Philippe, Breguet и Vacheron Constantin, авангардисты из TAG Heuer, Urwerk и MB&F, классики из Laurent Ferrier и Blancpain, отличившиеся в часах ювелиры из Harry Winstonи Van Cleef & Arpels, дизайнеры из Bell & Ross и Ikepod. Практически весь часовой мир — от А (Audemars Piguet) до Z (Zenith). В день продажи здесь было не протолкнуться: в павильон приходили люди с особым целеустремленным видом на лице — видом человека, готового вечером отдать за выбранное сокровище несколько сотен тысяч. Сюда приходили как будто бы на последнее перед свадьбой свидание.

Большой зал гостиницы "Эрмитаж" — с лепниной и живописью — не вмещал всех желающих, мест в креслах не хватало, люди толпились за последними рядами.

Торги начались с небольшим опозданием. Ждали князя Альбера II, который всегда присутствует на Only Watch. Он только что прилетел из России, где участвовал в заседаниях II Международного Арктического форума в Архангельске. Из-за этого торги едва не перенесли на день, но князь успел вернуться из Архангельска вовремя.

Перед началом продаж к залу обратился сам Поль Петавино — красивый мальчик в инвалидной коляске. Волнуясь, он поблагодарил всех, кто пришел на аукцион: покупателей в зале, на многочисленных телефонах и в онлайне со всех концов мира — от Японии до Америки, от Франции до Белоруссии.

Ставки в основном начинались ниже низшего первоначального эстимейта. Это вызвало некоторую настороженность, но потом стало ясно, что это лишь брошенная покупателям кость, затравка — для того чтобы торги шли быстрее. В итоге цена попадала в первоначально определенную вилку, а иногда и превосходила ожидания.

Мануфактура Audemars Piguet представила свою классическую модель Jules Audemars автоматический хронограф в золотом корпусе 41 мм с гравировкой. Это одно из самых стилистически выверенных произведений известной женевской мануфактуры, и неслучайно основными покупателями были швейцарцы — уж они-то разбираются в часах. При эстимейте €35-45 тыс. торги начались с €20 тыс. и завершились €38 тыс.

Bell & Ross, BR01 CasinoBell & Ross, BR01 Casino. Эстимейт — €20 тыс. Старт — €6 тыс. Молоток — €18 тыс.

Bell & Ross в честь Монако выпустила специальную модель — BR01 Casino. Для часов BR01 — самых тонких в золотой серии французских часовщиков — был сделан специальный циферблат в виде карусели рулетки. Двигающаяся по внешнему кругу цифра 0 показывала час, во внутреннем круге рукоятка, которую в настоящей рулетке закручивает крупье, изображала секунды, а белый шарик в среднем круге показывал минуты (эстимейт — €20-40 тыс., старт — €14 тыс., "молоток" — €18 тыс.)

Марк Хайек, глава Breguet, Blancpain и Jaquet Droz, представил по одному специальному изданию от каждой из своих знаменитых марок. Лотом Blancpain была модель 1735 — Villeret Grande Decoration в корпусе 45 мм с эмалевым циферблатом и гравированным реверсом механизма. Он изображал узнаваемый вид Монако со спускающимся к морю Музеем океанографии на первом плане. Эти гравировки механизма, впервые представленные в этом году в Базеле (читайте о них на стр. 73), имеют большой успех. Хотя эстимейт (€45-65 тыс.) не был превышен, при старте €30 тыс. цена дошла до €42 тыс.

Марка Breguet выпустила к аукциону особые Classique Grand Complication Reveil Musical с рельефной гравировкой на циферблате — божественной рукой, протянутой мальчику. Будильник исполнял несколько тактов мелодии "A Castle In The Sky", все-таки несколько противоречащей цели аукциона: продлить существование детей на земле, а не на небесах. Впрочем, мелодия была ангельской и приманчивой. Поставленная планка — €80-120 тыс. при старте €60 тыс. была взята: часы продались за €120 тыс., причем шаг ставок был достаточно крупным — €10 тыс. или €20 тыс.

Эмальеры Jaquet Droz изобразили на циферблате вид монакской бухты с рядами яхт, стоящими на рейде. В остальном же это была обычная модель Petite Heure Minute в тонком золотом корпусе. Оцененная в €30-40 тыс., она стартовала с €20 тыс. и ушла в пределах эстимейта — за €32 тыс.

Чрезвычайно успешно прошли торги для Chaumet, сделавших для аукциона особое издание — Dandy Arty c поставленной вверху на 12 часах заводной головкой и двумя асимметричными циферблатами посредине голубого поля. Один циферблат с двумя стрелками, минутной и часовой, другой — с зубчатым колесом наподобие автомобильных спиц, иллюстрирующий мелькание секунд. В этом тоже былотсыл к Монако как к великой автомобильной державе, столице важных соревнований. Эксперты предрекали Chaumet Dandy Arty продажу в пределах от €10 тыс. до €15 тыс., но часы, стартовав сразу с €20 тыс., быстро доехали до €45 тыс.

После этого публика на минуту расслабилась и не уследила за Chopard L.U.C. c турбийоном. Молодой человек в зале, проявив потрясающую реакцию, отхватил существующие в единственном экземпляре часы за €35 тыс.— ниже эстимейта.

Так же повезло покупателю De Bethune 08-01-1297 DB25 — прекрасных часов с картой голубого звездного неба. Они показывали звезды на 8 января 1297 года — день, когда княжеский дом Гримальдиугнездился на своей скале, чтобы к ХХ веку превратить ее в рай для любителей казино, морских купаний и уникальных часов. Мало того что De Bethune выглядели настоящим произведением художника, они были еще и шедевром часовщика — к примеру, в них стояла знаменитая платино-силиконовая спираль, которой пуще всего гордятся основатели марки Давид Занетта и Дени Флажоле. Ждали €100-150 тыс., но начали с €60 тыс. и продали за €80 тыс.

Отлично выступила с очередным X-Watch марка De Witt, уже не в первый раз пользующаяся аукционом для показа своих тщательно подготовленных сенсаций. Достаточно вспомнить, как на одном из OnlyWatch Жером де Витт представил не сами часы, а сертификат на покупку часов, которые еще даже не были готовы. Доверие к марке было так велико, что их купили втемную. Мы спрашивали потом де Витта, в каком состоянии были часы, когда молоток аукциониста отбивал их цену. "В стадии прототипа,— отвечал он,— но покупатель получил их точно в обещанный срок". На сей раз часы были представлены вживую. Concept Watch No.3 X-Watch, нафаршированные усложнениями, продолжили серию девитовских концептуальных моделей. У этих часов две стороны — на черно-белом аверсе расположены турбийон и две ретроградные стрелки — часов слева, минут — справа плюс индикатор запаса хода. На красно-стальном реверсе находился привычный циферблат с двумя стрелками и окошком секунд. X-Watch прочили отличные результаты — от €350 тыс. до €500 тыс.— и, хотя итог не дотянул до верхнего предела (часы были проданы за €410 тыс.), взлет после старта €250 тыс. был впечатляющим.

MB&F, Horological Machine No 4 Thunderbolt "Flying Panda"MB&F, Horological Machine No 4 Thunderbolt "Flying Panda". Эстимейт — €170 тыс. Старт — €100 тыс. Молоток — €170 тыс.

За часы с мировым временем WW.TC Girard-Perregaux World Time Fly-Back Chronograph сражались японцы — их онлайновые ставки резко подстегнули торг: европейцы спасовали, и азиаты легко вырвали победу с удачным для себя счетом продажи — €29 тыс. при эстимейте €25-45 тыс.

Китайцы забрали у марки Glashutte Original за €37 тыс. (при эстимейте €30-50 тыс.) Senator Chronometer — красивые, торжественные часы в золотом корпусе с черным циферблатом. Учитывая единственный экземпляр, покупатель не прогадал, эти часы, вероятно, еще появятся на аукционах.

Чрезвычайно интересным выглядело и появление белорусских покупателей — несколько онлайновых ставок из Минска были сделаны за отличную работу часовщиков марки Maurice Lacroix. Это специально выпущенный к аукциону вариант едва ли ни самой их известной и одновременно редкой модели — Masterpiece Roue Carree Seconde. Как уверяют его создатели, это первый в истории часового искусства механизм с квадратным зубчатым колесом. Очаровательный часовой оксюморон был придуман несколько лет назад часовщиком из Ле-Локля по имени Мишель Вермо, в то время он преподавал в часовой школе, а теперь возглавляет проектное бюро Maurice Lacroix. "Квадратное колесо" уехало в Белоруссию за €11 тыс., и теперь их новый владелец где-нибудь в Минске сможет наблюдать сцеплениегильошированного секундного квадрата с колесами в виде трилистника. Эта забавная кинетическая скульптура — настоящее воплощение лозунга марки: "Never stop moving".

Часовое подразделение Harry Winston подготовило к аукциону самую сложную и дорогую модель из новой успешной линии Midnight. Это Midnight GMT Tourbillon в платиновом корпусе, сочетающий мировое время (список городов, где это время измеряется, разумеется, включает Монако) с двумя асимметричными циферблатами часов-минут для двух разных часовых поясов и установленный на 6 часах исключительно красиво нарисованный мануфактурный турбийон. Предварительные цены (€200-250 тыс.) были, правда, выше, чем итоговые €160 тыс., но это достойная цена для марки, которая лишь недавно отметила десятилетие своей программы часовых "Опусов" и, следовательно, десятилетие пребывания в клубе важнейших часовых механиков.

Patek Philippe, Ref.3939 for Only WatchPatek Philippe, Ref.3939 for Only Watch. Эстимейт — €450 тыс. Старт — €350 тыс. Молоток — €1,4 млн

Максимилиан Бюссер, который когда-то начинал эту историю для Harry Winston, а теперь развивает свою собственную марку MB&F, отправил на Only Watch одну из самых артистических своих вещей — часы, сделанные в сотрудничестве с молодым китайским художником Хуаном Ханкангом. В основе работы — четвертая "часовая машина" Бюссера, названная в честь американского штурмовика "Тандерболт", имевшего две характерные турбины.

34-летний Хуан Ханканг усадил на эти часы миниатюрную панду и дал ей в руки поводья, превратив и без того скульптурную вещь Бюссера в игрушку, напоминающую гонки из "Звездных войн". HorologicalMachine No4 Thunderbolt — Flying Panda — была долгожданным лотом: судя по тому, как быстро и с удовольствием цену догнали со €100 тыс. до итоговых €170 тыс. Конечно, это было лишь нижней планкой эстимейта (€170-200 тыс.), но в энтузиазме публики в данном случае можно было не сомневаться.

Hublot выставила на продажу Oceanographic 4000. Эти часы наделали шума в начале лета, когда 6 июня глава Hublot Жан-Клод Бивер впервые показал их князю Альберу II перед аквариумами Монакскогомузея океанографии (об этом — на стр. 51). Версия для Only Watch отличалась цветом и материалом корпуса, который на сей раз был выполнен из черного карбона, все чаще и чаще используемого часовщиками для спортивных моделей. Часы эти вышли на старт за €15 тыс. и подорожали более чем вдвое — до €33 тыс.

Montblanc, отмечающая в этом году 190 лет со дня создания первого хронографа, привезла в Монако винтажную модель в духе выпускавшихся в Старой Европе часов врача — со шкалой секундомера для измерения пульса, очень красиво прорисованной на белом эмалевом циферблате. Золотой однокнопочный (также по старинной манере, сейчас снова входящей в моду) Collection Villeret 1858, VintagePulsographe был куплен за €30 тыс. коллекционером из Гонконга (эстимейт — €40-50 тыс., старт — €20 тыс.).

Тонкий скелетон Piaget Altiplano с золотыми стрелками на черном металлическом кружеве — образец отличной работы уважаемой женевской марки — стартовал с €10 тыс. и долгое время был предметом борьбы в онлайне между Америкой и Россией. Он ушел затем к игроку в зале, свою национальную принадлежность не определившему, за €54 тыс. Так всегда и бывает — на ссоре Америки и России выигрывает кто-то третий.

TAG Heuer показала замечательный гибрид. Свой знаменитый хронограф 1/100 секунды часовщики из Шо-де-Фон уложили в корпус не менее знаменитой модели Monaco. Часы, разработанные в лаборатории таговского гения Ги Семона (читайте о нем на стр. 63), Monaco Mikrograph 1/100 Of A Second Cronoraph с удовольствием купили французы, поднявшие цену с €20 тыс. до €44 тыс.

De Witt, X-WatchDe Witt, X-Watch. Эстимейт — €350 тыс. Старт — €250 тыс. Молоток — €410 тыс.

Ullysse Nardin, оставшаяся без своего воссоздателя и лидера Рольфа Шнайдера, выставила на торги ее любимую модель Freak Diavolo — авангардные часы с турбийоном, который гениальный Людвиг Окшлин укрепил на часовой стрелке. Шедевр Ullysse Nardin стартовал с €50 тыс. и ушел за €125 тыс. (при ожидавшихся €75-100 тыс.).

Молодая марка Urwerk дала возможность своим фанатам (которых у этой очень интересной марки немало) купить последнюю произведенную ею модель — UR-103, которую украсил резьбой с изображением феникса известный часовой гравер Жан-Винсент Угенен. UR-103 Phoenix оценивались первоначально в €70-90 тыс., но получили всего €55 тыс., что, впрочем, тоже неплохо.

Мануфактура Zenith, возрождающая сейчас свою замечательную классику, предложила две пары часов марки Captain Cronograph (читайте о "Капитанах" на стр. 57) в разных вариантах оформления — в золоте с серебряным циферблатом и в стали с черным циферблатом и, разумеется, со знаменитым механизмом-хронографом El Primero. Общее между ними было то, что эти модели с заводной головкой слева предназначались для левшей. Или для тех, кто просто привык носить часы на правой руке. Таких в зале нашлось на удивление немало, и пара "Зенитов" обошлась им в €20 тыс.

С быстрым повышением — от €350 тыс. до €510 тыс. ушли часы Ришара Милля RM 027 Tourbillon Rafael Nadal: те самые, которые носил во время своей победной серии теннисист Рафаэль Надаль (читайте об этом на стр. 53). Харизма Милля, помноженная на харизму Надаля, дала отличный результат (хотя и ожидаемый — эстимейт был €400-600 тыс.), в итоге второй на прошедших торгах.

Zenith, сет из двух часов Captain Chronograph и Pilot ChronographZenith, сет из двух часов Captain Chronograph и Pilot Chronograph. Эстимейт — €25 тыс. Старт — €10 тыс. Молоток — €20 тыс.

Но, разумеется, самый жаркий бой произошел за главный лот Only Watch — часы с репетиром и турбийоном, присланные в Монако знаменитой маркой Patek Philippe. На прошлых торгах "Патек" принес организаторам более €600 тыс., и на сей раз они явно собирались этот рекорд побить. Торги за Patek Philippe Ref. 3939 начались с €350 тыс. и сразу же прыгнули до €500 тыс. Онлайновые голоса с других континентов были мгновенно сметены, люди, ставившие в сети, не успевали за скачками торговли в зале и на раскалившихся в тот же момент телефонах. Зал, гудя от нервного напряжения, как перегревшийся трансформатор, ждал — выйдет ли наконец миллион. Ставки шли с шагом то €50 тыс., то €20 тыс., и торг ненадолго завис между €800 тыс. и €900 тыс. Путь от €900 тыс. до миллиона прошли быстрее — шесть нулей встретили короткими аплодисментами, скомканными и неуместными, как хлопки между ариями. Ставки пошли выше — 1150, 1200, 1300, 1350. Аукционист махал руками, как будто звал на помощь: и €1,4 млн грянуло настоящим катарсисом. Зал зашелся в аплодисментах, которые, возможно, слышал человек, только что купивший эти часы по телефону, у которого сидел специалист по Америкам. Все знали, что Patek Philippe — всегдашний фаворит аукционов, но здесь его успех и отрыв просто поразили.

Однако ничуть не менее любопытным для нас показалась продажа часов Van Cleef & Arpels из их прославленной серии "Поэтические усложнения". Серия эта так удачна, что часовщики и ювелиры даже запатентовали ее название. На сей раз на торги выставили модель "С Земли на Луну", одну из сделанных в этом году по мотивам Жюля Верна. С первого шага — €70 тыс.— инициативу захватили коллекционеры из России, которые делали ставки по телефону. На связи с ними была белокурая красавица, отвечающая в Antiquorum за русскую речь. На €100 тыс. в борьбу вступили японцы, и началась торговля с шагом примерно — €5 тыс. При цене €200 тыс., красавица зависла на телефоне, советуясь со своим абонентом, и казалось, что часы сейчас безвозвратно уйдут в Токио. Но нет, вновь поднялась рука Москвы, и на цифре €215 тыс. стало ясно, что эти часы окажутся на русских просторах. Интересно было бы узнать, кому они достались, но, увы, аукционисты этого нам никогда не скажут.

Притом что далеко не все лоты достигли эстимейта, а тем более его перешагнули, итог продаж был впечатляющим. Джулиан Шаерер, директор Antiquorum Geneva, провел торги в хорошем темпе и — было очевидно — остался ими доволен.

"Благодаря Only Watch мы продолжим финансирование наших программ борьбы с миопатией Дюшенна, над этим работают сейчас 15 команд во всем мире. Спасибо вам, результат превзошел наши ожидания",— сказал Луис Гарсия, руководитель научной программы.

Каждая из 40 часовых марок, участвовавших в нынешних торгах, может быть счастлива этим солидарным итогом.