Логотип

 

В поисках утраченных часов

Часы LM1 MB&FМаксимилиан Бюссер, основатель серии инновационных, авторских часов Opus Harry Winston и создатель собственного конструкторского бюро MB&F (Maximilian Busser & Friends), показал очередную модель — LM1. Макс Бюссер, более 10 лет назад положивший начало моде на авангардные агрегаты, хорошо знаком часовым коллекционерам: именно собиратели чудес и редкостей являются его, Бюссера, поклонниками и клиентами.

Новинка LM1 позиционируются как очередной невиданный, радикальный и непонятный предмет, продолжающий концепцию и стилистику MB&F. Однако в LM1 есть и уникальные особенности. Революционер и харизматик Бюссер обратился к одной из самых романтических страниц европейской технической мысли — романам Жюля Верна, чьи герои, неистовые в своей пытливости, пользуются различными невероятными устройствами, удивительными приборами, красивыми и фантастическими часами или их подобием. Таким образом, модель LM1 — оммаж далекой и прекрасной романтической эпохе, первый продукт в линейке MB&F, открыто апеллирующий именно к истории. До этой модели все часы MB&F хотя и напоминали своими частями старинные технические устройства, но все-таки были явными предметами будущего. Новая часовая игрушка — LM1 — откровенно обращена в прошлое.

Вообще, романтические фантазии Жюля Верна действительно пользуются огромным успехом у современных швейцарских мастеров. Наиболее известными опусами в этом духе являются сложнейшие произведения часовщика Вианне Хальтера, самой громкой работой которого был Opus III в той, уже упомянутой нами серии Opus Harry Winston, основанной Бюссером. Дизайн LM1 MB&F отчасти напоминает часы Вианне Хальтера: весьма пузатый корпус (белое или розовое золото), трехмерная композиция, общее приятное ощущение весомости и неуклюжести.

Трехмерный часовой механизм был полностью разработан и создан для MB&F компанией Chronode (Ле Локль), а сам проект принадлежит двум очень известным часовщикам-инженерам — Жан-Франсуа Можону (также успевшему поработать для Opus Harry Winston) и Кари Вотилайнену. Оба мастера неоднократно получали награды на самом престижном часовом конкурсе Grand Prix de Geneve (призы уносили и сам Бюссер, и Вианне Хальтер, получивший награду в номинации "Лучший конструктор" только что, 19 ноября 2011 года). Так что LM1 — не только стилистическое упражнение "в поисках утраченного времени", но и отлично рассчитанный инженерный и коммерческий продукт.

Отличительной особенностью LM1, как дизайнерской, так и технической, является балансовое колесо: оно будто возвышенно и отчасти как-то ненадежно парит над частично обнаженным механизмом и двумя циферблатами. LM1 обладают следующими функциями: часы и минуты на двух независимых друг от друга индикаторах двух часовых поясов, а также запас хода на 45 часов. Особое внимание было уделено отделке модели: сложные, многодельные декоры гравировок "Женевские волны" и "Солнечные лучи" придают футуристическим часам определенную нежность и романтизм.

LM1 MB&F любопытны и еще по одной причине: это своеобразный ответ молодых часовых авангардистов на винтажную моду. Известно, что с 2008 года, с момента наступления финансового кризиса, радикальные марки, родившиеся в 2000-е годы, стали стремительно терять популярность. Публика предпочитала вкладывать деньги в классические часовые продукты, дизайн которых был проверен временем, и этот тренд сохраняется и сегодня. Авангардное бюро MB&F решило проблему следующим образом: LM1 — это часы революционные, но их революция случилась сто с лишним лет назад, и сегодня они могут считаться часовым винтажем. Лукаво, конечно, однако правильность такого хода могут оценить только сами покупатели.