Логотип

Время счет ведет подробный

Часы обладают своей особенной эстетикой. Английские интерьерные часы в полной мере отразили национальный характер. Великолепие облика французских часов говорит о легком отношении французов ко времени. Английские часы — воплощение строгости, рациональности, пунктуальности.

 

Напольные часыНапольные часы. Мастер Т. Гарднер (Thos. Gardner). Англия. Сер. XVIII в. Корпус: орех, темнозеленый лак.Аукцион Derek Roberts. Лот № 30038. Эстимейт £ 20–25 тыс.

Часовое искусство Англии зародилось на рубеже XVI–XVII веков. Новшество пришло с голландцами и французами, которые на протяжении всего XVIIвека влияли на развитие часового дела.

Англичане оказались невероятно способными учениками и к началу XVIII века значительно превзошли своих наставников в искусстве механизма и заняли лидирующую позицию на мировом рынке часов.

Гений английской научно-технической мысли, помноженный на технологические ноу-хау вкупе с хорошо продуманной системой организации производства — вот секрет успеха.

Жизненно важной вехой стал 1631 год, когда при королевском дворе была создана Компания часовщиков (Clockmakers’ Company) — своеобразная гильдия английских и иностранных мастеров. Первое время часовщик полностью создавал часы сам. С развитием часового дела началось естественное разделение процесса производства. Появились мастера разных профилей. Отсюда серьезная разница в понятиях «часовщик XVII века» и «часовщик XVIII века». В XVIII веке часовщик это не непосредственный производитель, а тот, кто делал заказы мастерам, ставил на циферблатах свое имя (лейбл) и продавал часы в своем фирменном магазине.

В 1657 году великим Гюйгенсом (1629–1695) изобретается маятник. Первым, кто применил его в часах, был Ахазеурус Фромантил Старший (1607–1693), голландец по происхождению, давно осевший в Лондоне. Именно Фромантил разработал совершенно новый дизайн корпуса часов, предназначенный специально для маятникового механизма. Основным материалом для часовых корпусов становится дерево. Выделяется новая специализация мастеров — clock-case-makers. Что показательно, не в рамках Clock-makers’ Company, а в гильдии столяров (Joiners’ Company). Новый вид часов стал назваться long-case clock — «часы в длинном ящике». Нам привычнее говорить «напольные часы». Примечательно, что напольные часы приобретают другие имена: pillar-clock или column-clock («часы-колонна»), hall-clock(«часы для холла») и даже coffin-clock («часы-гроб»). Но наиболее привилось — в разговоре и научной литературе — с конца XIX века название grandfather’s clock — «дедушкины». Но почему?

Напольные часы стали таковыми благодаря песне Генри Клэя Уорка, популярной некогда в Европе. В ней рассказывалась история о часах одного дедушки, которые «тотчас остановились, когда старик умер». Сюжет взят из реальной жизни.

Средняя высота grandfather’s clock составляла 2 метра и могла доходить до 2,7 м. А вот часы высотой от полутора до двух метров «по праву» назывались «бабушкиными»— grandmother’s clock.

Колпак напольных часовКолпак напольных часов. Орех, цветочное маркетри.

До середины XVIII века часы считались предметом роскоши. В это время наиболее популярными были grandfather’s clock. И это не удивительно. Репрезентативные и необычные напольные часы гармонично вписывались в интерьер. Они вносили особый шарм во внутреннее убранство, становились эпицентром любого помещения, оживляли интерьер своими звуками.

Напольные часы, их механизм и декоративное оформление находились в непрерывном развитии. Общеевропейские тенденции моды с поправкой на «английскость», голландское и французское влияния были определяющими.

В 1685 году с отменой Нантского эдикта (о веротерпимости) из Франции за границу бегут протестанты. Часть из них — в Англию. Они завезли знания и богатейший опыт интерьерного искусства, в первую очередь, кабинетного дела. Уровень английского мастерства значительно повысился, достигнув континентальных стандартов.

Предваряя разговор об эволюции форм напольных интерьерных часов XVII — XVIII веков, сразу отметим три основные конструктивные части корпуса: колпак (верхняя часть, где размещается механизм и циферблат), ствол (в котором скрыты от глаз маятник и гиря) и база (постамент).

Первые напольные часы появляются вскоре после изобретения маятника, то есть уже в начале 60-х гг. XVII века. Самые ранние корпуса «дедушкиных» часов были выполнены в стиле палладианства — английской версии ведущего направления того времени в декоративно-прикладном искусстве, опиравшемся на творческое наследие итальянца Андреа Палладио (1518–1580). Корпуса часов высокие и довольно узкие. Декора на стволе и базе почти нет. Отсюда строгая элегантность внешнего облика.Колпак либо прямоугольный, либо в форме классического портика, по сторонам которого —колонны или пилястры. Размер колпака с циферблатом был небольшой. «Купол» (если таковой был), венчающий колпак, представлял собой либо строгий фронтон, либо, несколько позже, резное украшение, нередко дополненное фигурными украшениями из позолоченной бронзы.

Люнет с фирменным знаком на циферблате напольных часов: «Fromanteel & Clark»Люнет с фирменным знаком на циферблате напольных часов: «Fromanteel & Clark». Медь, серебро, позолота, гравировка.

База пропорционально колпаку тоже небольшая. Ствол узкий и стройный. Впоследствие ствол будет расширяться, что вызвано особенностями устройства механизма. В часах начнут применять длинный Royal маятник, который потребовал более высокого и широкого ствола. С 1680-х и по 1720-е годы «купол» постоянно увеличивается в размерах, его декор становится богаче.

С середины XVIII века формы напольных часов обретают массивность, присущую мебели периода «красного дерева». Меняется и форма купола. Он может быть в виде резной «короны» или падуги в китайском стиле. Этот художественный прием заимствован знаменитым Томасом Чиппендейлом (1717–1779) из китайской архитектуры, применен в дизайне мебели и часовых корпусов.

Колонны, обрамляющие циферблат, в «ореховый» период принимают витую форму, вторящую форме ножек современных им стульев. Со второй половины XVIIIвека форма колонн меняется: сначала это колонны коринфского ордера, позже они трансформируются в пилястры, а к концу XVIII века утрачивают функцию несущей конструкции и служат исключительно декоративными элементами.

Интересна эволюция форм дверцы в стволе, которая отставала на 10–15 лет от веяний мебельной моды. В первых часах дверцы не было. Однако вскоре она появляется. Сначала дверца была прямоугольной, повторяющей очертания квадратного колпака. В конце 1720–1730-х гг. она стала принимать форму спинок стульев эпохи Якова II, Вильгельма и Марии, и королевы Анны. Мастера начали изготавливать более узкие и высокие дверцы с полукруглым завершением. К 1770 году очертания дверцы напоминают формы спинок стульев Чиппендейла. В конце XVIII она нередко обретает готическую форму. В некоторых экземплярах того времени встречаются дверцы со стеклом — явное влияние французской моды.

Формы базы могли быть совершенно простыми, дополняться цоколем или иметь ножки. В первых часах ножек либо не было вообще, либо они имели форму сплющенного шара (голландское влияние). В часах эпохи Чиппендейла база украшалась цоколем. Во второй половине XVIII века дизайну ножек уделяется большее внимание. Они становятся выше, нередко имеют волнообразное соединение, а иногда на них переходит декор базы. Сами базы менее изысканны, чем прежде.

Английские часы славились красивыми и сложными циферблатами — настоящими произведениями искусства, достойными отдельного подробного рассмотрения. Вкратце лишь отметим, что до середины XVIII века циферблаты были латунными, обычно покрывались позолотой и гравировались. Для циферблатов второй половины столетия характерно эмалевое покрытие.

Колпак напольных часов. Красное деревоКолпак напольных часов. Красное дерево.

 В 1720–1730-е годы циферблат, оставаясь прямоугольным, дополняется сверху полукруглым щитком — люнетом, на котором размещались либо дополнительные циферблаты, либо плакета с выгравированным на ней именем мастера, жанровой живописной или подвижной композицией, приводимой в действие часовым механизмом.

Время 1660–1750-х годов принято считать «ореховым» периодом. Первые корпуса напольных часов фанеровались ореховым шпоном по дубовой основе, но не полностью.

Например, фанеровка присутствовала только на лицевой стороне базы. Остальная «неприкрытая» часть поверхности украшалась затейливой резьбой. При этом декоративных позолоченных металлических накладок было минимум.

К началу XVIII века английские столяры уже превосходно владели техникой фанерования. Наряду с орехом англичане начинают работать с оливковым деревом, имеющим благородный зеленоватый оттенок. Мастера применяют сложную и очень эффектную технику, используя круглые пластинки срезанных поперек веток и корней оливы или ореха. Предмет обретает необычную текстуру. В экспозиции Меньшиковского дворца в Петербурге представлены часы начала XVIII века производства фирмы Fromanteel & Clark, корпус которых украшен полотнами маркетри с использованием описанного декоративного приема.

Мода на «деревянную мозаику» (от фр. marqueterie) пришла в Англию из Нидерландов в 70-х годах XVII века и достигла на Альбионе наивысшего расцвета. Покровителем стиля считается Вильгельм III Оранский (1650–1702), развитие связано с именем Даниэля Маро (1763–1752). Сначала небольшими по размеру полотнами маркетри — прямоугольной или овальной формы — украшалась дверца ствола или передний фасад базы, остальное просто фанеровалось. Но с начала 1690-х годов поверхность корпуса полностью покрывается маркетри. Этот период называют the all-over style. Основным мотивом для этих композиций служат вазы с букетами цветов или геометрические орнаменты. Вскоре маркетри приобретает вид яркого живописного полотна. Затем в моду входит техника «буль».

Циферблат напольных часовЦиферблат напольных часов. Мастер С. Чесней (Slodius Сhesney). Англия. 1790-е. Латунь, серебро, золочение.

В это же время Европу захлестывает новое модное поветрие — увлечение культурой народов Юго-Восточной Азии. Оно не обходит и Англию. Это связано с активным развитием британской экономики и освоением рынков сбыта в Новом Свете. При этом вполне естественно происходит взаимпроникновение культур Запада и Востока. Очень популярной в это время становится техника японских лаков, которую англичане обобщенно называли the Chinese taste — «китайский вкус». Эта техника также пришла из Франции, где более известна под названием шинуазри.

Декорирование мебели и интерьеров в этом стиле утверждается повсеместно.

Техника японских лаков применялась вплоть до середины XVIII века. Пик приходится на 1700–1720-е. Поверхность корпуса напольных часов полностью покрывалась росписью, сюжеты которой заимствованы из культуры Японии и Китая.

Здесь экзотика природы соседствует с изяществом архитектурных форм, персонажи в национальных костюмах — с диковинными птицами, легендарные герои — с мифическими чудовищами… Наиболее популярными были лаки красного, синего, черного и золотого цветов. Но, как любое мимолетное модное веяние, этот стиль вскоре сходит на нет, хотя не исчезает полностью.

В середине XVIII века первенство в кабинетном деле принадлежит Томасу Чиппендейлу. В это время увеличивается импорт с Ямайки красного дерева, ведущего материала в производстве корпусной мебели.

Чиппендейл разрабатывает английскую версию экстравагантного французского рококо с присущей Англии сдержанностью. Мастер работает и над дизайном корпусов напольных часов. На его творчество сильное влияние оказало готика и искусство Китая. Инкрустация, маркетри, резьба в качестве излюбленного декоративного приема, минимум накладных бронзовых украшений — визитная карточка стиля «чиппендейл». Иногда Чиппендейл украшал корпус росписями на темы античных сюжетов. Это — the French taste.

Наряду с Чиппендейлом в Англии успешно работают Хепплуайт, Роберт Адам, Шератон. Названные мастера внесли огромный вклад в интерьерное и мебельное искусство, а потому каждый из них достоин отдельного разговора, а не беглого упоминания…

Со второй половины XVIII века страсть англичан к напольным часам начинает остывать, и уже к концу столетия этот вид часов выходит из моды, но не из употребления. Напротив, производство значительно расширяется, становится массовым. Впереди брезжил рассвет эры машинного производства и совсем других социаль-экономических отношений.