Логотип

Морские хронометры

Наверное, коллекционирование хронометров - не самый распространенный вид собирательства, но те, кто им занимается, сполна вознаграждены великолепием и красотой этих точных и красивых приборов времени, созданных на протяжении трех веков умом, талантом и трудом ученых и часовщиков.

Морские хронометрыКорабль, затеренный в океане, для людей мужественных морских профессий - частица дома, семьи, Отечества, поэтому все, что их окружает, - форма, предметы корабельного быта, приборы и оборудование должны быть надежным, удобным и красивым.

Многие коллекционеры давно и с азартом собирают хронометры. И это увлечение вполне объяснимо: хронометр - один из важнейших морских приборов, "великолепный образец человеческой изобретательности", с созданием и совершенствованием которого связаны яркие страницы в истории цивилизации. К тому же во все времена, начиная с момента их изобретения, эти замечательные приборы изготавливали лучшие часовые мастера. Однако коллекционировать морские часы непросто, поскольку для грамотного поиска этих предметов необходимо иметь представление не только об истории, но и об устройстве и развитии механизма этого прибора времени.

Морские хронометрыПородила морские хронометры эпоха Великих географических открытий. Самым простым методом для определения долготы в открытом море был метод перевозки часов, предложенный в 1510 году испанцем Санто Крусом. Между тем "задачу долгот" до начала ХVIII века многие считали неразрешимой и ставили ее в один ряд с квадратурой круга, вечным двигателем и превращением металлов. Даже наш просвещенный император Петр I в одном из документов писал: "Я ни мало не хулю алхимиста, ищущего превращать металлы в золото, механика, старающегося сыскать вечное движение, и математика, домогающегося узнать долготу места для того, что изыскивая чрезвычайное, внезапно обретают многие побочные полезные вещи. Такого рода людей должно всячески ободрять, а не презирать, как то многие противное сему чинят, называя такие упражнения бреднями".

Для кораблей, согласно теории Санто Круса, нужны были часы, по точности сравнимыес современными кварцевыми, дающими стабильные показания в условиях качки, перепадов температуры, давления и влажности. К ХVIII веку уже были созданы маятниковые часы Галилея и Гюйгенса, но эти стационарные механизмы не годились для работы на качающемся судне.

Морские хронометрыНесмотря на отсутствие надежных методов и приборов для определения долготы корабли отправлялись в неизведанные просторы, и не все возвращались домой. Только в 1707 году из-за низкого уровня штурманского дела Англия потеряла четыре корабля и около двух тысяч человек. Но не только потеря кораблей и гибель людей волновали морские державы. После открытия новых земель на них необходимо было возвращаться, чтобы закрепить свое присутствие, сделав открытый материк или остров колонией или владением. Почти три века лучшие умы человечества работали сначала над созданием, а потом над совершенствованием часов для мореплавателей, попутно основав науку хронометрию и сконструировав множество переносных часов и приборов времени для других целей - как бытового, так и специального назначения.

Морские хронометрыМетод перевозки часов основан на том, что наша вращающаяся в космическом пространстве Земля - это еще и громадная астрономическая система единого времени и долготы. Каждому меридиану соответствует свое местное, солнечное время. Разница во времени в один час дает разницу в 15 градусов долготы. Если перед выходом в море настроить точные часы по местному времени пункта с известной географической долготой, например Гринвича (нулевой меридиан) и взять их с собой, то, определив по Солнцу местное время искомого пункта, можно сразу вычислить долготу места, где находится корабль. Обычно, наблюдая за Солнцем, устанавливают, что наступил полдень (Солнце в высшей точке небосвода), а судовые часы показывают, что в этот момент в Гринвиче, например, 10 часов утра. Разница в два часа равна долготе в 3 градусов. Все так просто. Это сейчас просто, а в начале ХVI века? Несмотря на то, что кроме солнечных, песочных и водяных часов уже были изобретены механические часы, указывающие не только время, но и фазы Луны, положение планет и звезд, отбивающие различные мелодии и управляющие движениями сложных фигур, их точность оставалась практически такой же, что в ХI - ХII веках, -+1 час в сутки, а для определения долготы нужны часы, дающие погрешность не более десятых долей секунды в сутки. Неудивительно, что в метод перевозки часов не верили ни ученые, ни часовые мастера того времени.

Между тем в дальние океанические плавания, рискуя жизнью, отправлялись тысячи людей, и необходимость определения долготы становилась все более актуальной и острой. В разные годы  - с ХVI века и до начала ХVIII - правительства Испании, Португалии, Нидерландов, Англии, Франции обещали большие вознаграждения за изобретение механизма для определения долготы в открытом море.

17 июня 1714 года в Англии был зачитан билль об общественном поощрении и материальном вознаграждении в 20 тысяч фунтов стерлингов тому, кто сможет определить долготу на море. Тысячи ученых, изобретателей, часовых мастеров стремились получить "долготный" приз, но самым талантливым, терпеливым и удачливым оказался сын плотника Джон Гаррисон (1693 - 1766). Сначала он обучался профессии отца, но, проявив склонность к механике, стал часовым мастером и в 22 года изготовил первые часы с деревянными деталями. Желание получить большой приз подвигло Джона Гаррисона на кропотливый труд по созданию часов, которые соответствовали бы поставленным в билле условиям. В 1726 году он приехал в Лондон и попросил у директора Гринвичской обсерватории Эдмунда Галлея материальную помощь для осуществления своего замысла. Галлей посоветывал Гаррисону обратиться к знаменитому часовому мастеру Георгу Грагаму, и тот предоставил Джону Гаррисону пособие для создания первой конструкции часов. Так началась многолетняя работа по изготовлению морских часов. Первые законченные часы Джон Гаррисон испытал на борту шлюпки, в присутствии экспертов Галлея, Брадлея, Грагама и Шмидта. Специалисты констатировали, что принципы, заложенные в конструкции часов Джона Гаррисона, позволяют определять долготу и посоветовали продолжить работу. В 1759 году мастер изготовил уже четвертые по счету морские часы.

В 1761 году для очередного испытания часов Гаррисона из Портсмута (Англия) в Порт-Рояль (Ямайка) вышел корабль "Дептфорд". Во время испытаний, за 81 день плавания, часы накопили ошибку в пять секунд. Через 161 день плавания корабль вернуля в Портсмут. Ошибка часов не превышала нескольких секунд. Задача определения географической долготы в открытом море была решена. Мастер получил долгожданную награду в 20 тысяч фунтов стерлингов, а хронометр с тех пор стал обязательной принадлежностью каждого корабля.

Джону Гаррисону удалось убедить современников, что долготу с достаточной точностью можно определять при помощи часов. Но устройство его часов было довольно сложным а изготовление дорогим, поэтому они не могли быть рекомендованы к серейному производству. Наиболее известными последователями Гаррисона были Пьер Леруа, ТомасМюдж, Фердинанд Берту, Томас Ирншау, Джон Арнольд. На основании их исследований и разработок удалось решить многие проблемы хронометрии и создать хронометр, который, практически без изменений, дожил до наших дней.

В механизме хронометра все важно, любая деталь должна быть доведена до совершенства. В его конструкции собрано все лучшее из многочисленных изобретений ХVIII - ХХ веков. И сегодня морской хронометр "Полет", изготовленный на Первом московском часовом заводе, как и хронометры прошлого и позапрошлого веков, включает в себя следующие основные узлы:
- колебательную систему баланс-спираль с устройством температурной компенсации;
- свободный хронометровый ход;
- пружинный двигатель с фузеей (улиткой) - механизмом, уменьшающим влияние крутящего момента пружины на ход часов;
- стрелочную индикацию часов, минут, секунд, указание времени завода пружины.

Механизм хронометра заключают в латунный застекленный водонепроницаемый корпус и укрепляют в деревянном футляре на кардановом подвесе. Поэтому при качке циферблат часов сохраняет горизонтальное положение относительно земли.

В собрании Политехнического музея представлены довольно редкие хронометры и палубные часы ХIХ века английских мастеров Шарля Фродшама, Джона Пуля и Эдварда Дента, французского мастера Иозефа Винерла, швейцарцев Улисса Нардена и Пауля Дитисгейма. Эдвард Денд, Джон Пуль и Пауль Дитисгейм были еще и разработчиками новых типов балансов с дополнительной компенсацией. Впоследствии российские ученые и часовые мастера из Пулковской обсерватории провели исследования хронометров с подобными балансами и пришли к выводу, что они не улучшают, а ухудшают параметры прибора времени, так как приводят к непредсказуемым ошибкам. Поэтому в России хронометры западноевропейских мастеров применяли на море только после замены балансов. Тем ценнее, что в собрании Политехнического музея можно увидеть эти изделия с "родными" балансами, сконструированными знаменитыми мастерами. ......

Помимо хронометра и палубных часов на морских и речных судах множество часов на палубах, в каютах, других помещениях. Корабельные часы отличаются элегентностью и надежностью. Конструкторы всегда помнят о том, что людям, на долгие месяцы оторванным от дома, необходимо создать хотя бы минимальный уют. Поэтому для корабельных часов делаются корпуса, способные украсить любое помещение. При этом они водонепроницаемы, а механизмы защищены от качки. Не забывают дизайнеры-часовщики и о терпящих бедствие моряках. Циферблаты некоторых современных часов снабжены специальной шкалой с "зоной молчания" от 15-й до 18-й минуты и от 45-й до 48-й минуты (три минуты молчания, когда на кораблях слушают сигналы "SOS").

Политехнический музей  располагает богатым собранием хронометров, палубных и морских часов ХIХ - ХХ веков работы российских и западноевропейских мастеров, а также советских часов заводов, которое, без сомнения, может стать хорошим помощником коллекционеру этих замечательных приборов времени.

Журнал "Антиквариат, предметы искусства и коллекционирования", июль-август 2003.