Логотип

Богоматерь Игоревская

  Богоматерь Игоревская. Середина XVI в.  Дерево, паволока, левкас, темпера; желтая бумажная сорочка. 33 х 27 Государственная Третьяковская галерея. Московская школа иконописи, Макариевская мастерская

 Икона была куплена П. М. Третьяковым в 1890 году у собирателя древностей И.Л. Силина. Канон «Богоматери Игоревской» — усеченный, оплечный вариант «Богоматери Владимирской» (или «Федоровской»?). В данной иконе видно лишь одно иконографическое отклонение от оригинала: Младенец левой рукой не обнимает за шею свою Мать. Впрочем, в поздних списках «Богоматери Владимирской» эта деталь часто отсутствует. Зато Игоревская Богоматерь, являясь ранним повторением с древнего протографа XII века, сохранила первоначальный вишнево-коричневый цвет мафория Богородицы, который в результате многократных починок на константинопольской иконе стал густого темно-синего тона. Во всяком случае,Игоревская икона точно передает иконографию древнего образа, что отличает Макариевскую иконописную школу, в которой она писалась.

 Икона «Богоматерь Игоревская» связана с именем и трагической судьбой киевского князя Игоря Олеговича (родился вскоре после 1080 — убит в 1147). В 1146 году он вошел на великий киевский стол. Несмотря на клятвенное обещание икрестоцелование, Игорь не смог справиться с мздоимством своей администрации, и в Киеве вспыхнуло восстание. Горожане пригласили на княжение внука Владимира Мономаха — Изяслава Мстиславича, который наголову разбил войска Игоря и взял город. Игорь, к тому времени уже больной, постригся под именем Георгия в киевский Федоровский монастырь. Занявшему киевский престол Изяславу противостояла мощная княжеская коалиция. Когда к городу подходил с черниговскими войсками брат Игоря, Святослав Олегович, киевляне, не любившие всех Олеговичей, ворвались в монастырь, вытащили из церкви князя-инока и убили его, а труп таскали целый день по улицам. Это произошло 19 сентября 1147 года (в год основания Москвы). Согласно преданию, последние свои часы жизни Игорь молился перед келейной иконой Богоматери, получившей впоследствии его имя и почитавшейся чудотворной. Прославление Игоря Олеговича начинается с 1150 года, после перенесения его останков в Чернигов. Местное почитание князя сложилось еще в домоногольский период. Причисление к общерусскому сонму святых, по всей видимости, относится к середине XVI века и связано с активной деятельностью митрополита Макария по канонизации местночтимых русских святых.

 Древняя икона, на которую молился Игорь, еще в начале XX столетия стояла в драгоценном окладе в Успенском соборе Киево-Печерской лавры, в приделе Иоанна Богослова. К ее чудодейственной помощи православный люд прибегал во время гонений и скорбей. В Отечественную войну собор был разрушен, а икона бесследно исчезла. Может быть, она пропала еще раньше — при установлении Советской власти в Киеве. Остались только многочисленные списки. Один из них предлагается вашему вниманию: это «Богоматерь Игоревская» середины XVI века, хранящаяся в Третьяковской галерее (В. И. Антонова ошибочно датировала икону второй половиной XV в.).

 То, что икона написана в Макариевской мастерской, служит еще одним косвенным свидетельством активной церковной и государственной политики митрополита Макарияи Ивана Грозного. Создание московского списка с киевской чудотворной иконы XII столетия входило в общий замысел — собрать в Москве свод местночтимых образов для усиления авторитета города как столицы Православного Русского Царства. Конечной целью было превращение русской митрополии в патриаршество. В отличие от Макария, царь не обременял себя раздачей заказов на изготовление списков с прославленных икон и просто силой вывозил их из городов и весей в период Опричнины. Вместе с тем «Игоревская Богоматерь» служила напоминанием о включенном в общерусский сонм святых киевском князе, с принадлежностью к роду которого московские наследникиКалиты связывали свои притязания на законную, преемственную власть. Киевский образ был уместен и в рамках программной установки «Москва — Третий Рим». Церковное поминание «Богоматери Игоревской» приходится на день перенесения в 1150 году из Киева в Чернигов мощей благоверного страстотерпца Игоря Олеговича — 5 июня.

Богоматерь Игоревская. Вторая половина 16 века.

  Икона поступила в Третьяковскую галерею в 1930 году из Государственного исторического музея. Спас Эммануил с гладкими волосами каштановых тонов одет в золотую рубашку, поверх которой лежит сплошным слоем ассист. Младенец приник к щеке к Богоматери. Она глядит прямо перед собой, как на «Владимирской Богоматери». Ее пурпурный, красно-коричневых оттенковмафорий исполнен густыми охряными красками. Образы написаны по санкири; на лик Богородицы нанесены тонкие бледные движки. Икона по своим размерам и по многим иконографическим признакам восходит к «Богоматери Игоревской» середины XVI века из Макариевской мастерской. Вместе с тем в ней есть и существенные отличия: на макариевской иконе отсутствует левая рука Спаса Эммануила, обнимающая Мать, а здесь она выписана так же, как на «Богоматери Владимирской». С прославленным образом эту икону сближает и прямой взгляд Пречистой Девы, направленный на предстоящих перед ней, а также ее распахнутый пурпурный мафорий, открывающий синий хитон с золотой каймой.