Логотип

Тайная вечеря. Икона

Тайная вечеря. Икона С. Ушакова.1685. Дерево, паволока, левкас, темпера. 61 х 44 Сергиево-Посадский государственный историко-художественный музей-заповедник

В иконе «Тайная вечеря» изографа привлекали реальные, земные переживания человека. Обостряя психологическую характеристику персонажей, С. Ушаков изменяет принятую в русской иконографии композицию «Тайной вечери», в которой Иуда изображался тянущимся к солонке. И этим жестом выдает себя. У С. Ушакова Иуда расположен на первом плане, он отвернулся от освещенного стола и прижимает к груди мешок с тридцатью серебряниками. Обособленность предателя подчеркнута и цветовым решением костюма: он, в отличие от других, в коричневатом плаще без золотых пробелов. Апостолы погружены в раздумья и в свои переживания, связанные с последней трапезой со своим учителем, Иисусом Христом. Композиция иконы уравновешена, фигуры свободно размещены в условном пространстве. Сохранив интерес к показу окружающей обстановки и перспективы, мастер остается верен традиционному иконному колориту, к письму одежд киноварью и охрой.  

 

Архангел Михаил, попирающий диавола. Икона С. Ушакова.

 Архангел Михаил, попирающий диавола. Икона С. Ушакова.1676. Дерево, паволока, левкас, темпера. 23 х 20 Государственная Третьяковская галерея. Инв. № 25519

Публикуемая икона – выдающееся произведение кисти царского изографа Симона Ушакова. Масштабная торжественная фигура грозного ангела с огненным мечом воплощает идею всепобеждающей силы русской православной церкви. Слева у ног архангела – маленькая фигурка человека в скромной посадской одежде. Это не святой божий подвижник, так как у него отсутствует нимб. Выдвигались различные предположения об этом иконном персонаже. Возможно, здесь изображен заказчик иконы. Некогда существовало мнение, что это автопортрет художника.

О публикуемой иконе искусствовед Т.А. Ананьева писала: «К середине 70-х годов статичность и уравновешенность,свойственные произведениям Ушакова, начинают уступать стремлению передать движение. Фигура архангела в иконе «Архангел Михаил, попирающий диавола» (1676) заметно наклонена вперед, широко распростерты тяжелые мощные крылья. Высоко подняв правую руку с мечом, в левой он держит «сферу», атрибут архангелов Михаила и Гавриила. Выражение лица спокойно, но сурово. Как бы подчеркивая динамичность этого мужественного образа, в отдалении, в светлой дымке, на холмах — смутные очертания неподвижных фигур святых. Внизу слева художником изображена небольшая фигурка «простого смертного» в одежде обыкновенного посадского, с благоговейно сложенными и прижатыми к груди руками. Этим сопоставлением художник, несомненно, подчеркивает величие грозного архангела, под ногами которого в «поземе» угадывается круглящаяся поверхность земного шара. Изображение повергнутой «нечисти» почти сливается с землей. Произведение невелико, но по силе образа удивительно монументально. В нем отразились раздумья мастера о реальных событиях, связанных с борьбой против недругов. О чем оно говорит? О бренности бытия? О зависимости людей от грозных сил? Оно содержит прославление подвига, уверенность в торжестве победы. Знаменательно введение в икону образа обычного человека (одно время даже считали, что это автопортрет Ушакова). В скромной фигурке посадского можно искать какое-то иносказание, однако с особой силой здесь сказываются черты времени: внимание к личности, уже заявившей о себе. Икона «Архангел Михаил, попирающий диавола» написана в характерной для Ушакова цветовой гамме, с разделкой золотом яркого цвета одежды. Обращает внимание интерес художника к передаче объема, что особенно заметно в фигуре архангела» (Ананьева Т.А. Симон Ушаков. – Л.: Изд-во «Аврора», 1971. С. 8-10.) Об изображенных на иконе лицах весьма ценны замечания И.Я. Порфирьева, прекрасного знатока древнерусской литературы и культуры: «Грешному, злому началу, представленному здесь в образе сатаны и дьяволов, распростертых на поверхности земного шара, противопоставлен иной мир, светлый, небесный, олицетворенный здесь в образах четырех евангелистов, основателей христианского учения, византийского императора Константина — первого императора, признавшего христианство официальной религией, и ФеодораСтратилата. Изображение последнего, без сомнения, было вызвано тем, что этот святой был соименный царю Феодору Алексеевичу, вступившему на престол как раз в год написания иконы (1676). Художник, изображая византийского императора рядом с Феодором Стратилатом, под которым подразумевается русский царь, проводит в иносказательной форме идею о наследовании власти византийских императоров московскими царями. Политический смысл вкладывал художник и в другие детали композиции. Таким образом, по-видимому, Симона Ушакова интересовал архангел Михаил не только своей ролью победителя сатаны, но и как покровитель в военных делах, так как в год вступления на престол царя Феодора Алексеевича назревала война с турками. Фигура молодого человека в одежде простолюдина вряд ли изображает донатора [здесь заказчика] или самого художника. Вероятнее всего, что образ человека навеян апокрифической литературой, пользовавшейся в эту эпоху в народе большой популярностью. В «Палее» Соловецкого монастыря (конца XVI — начала XVII в.) записана легенда о сотворении и падении ангелов. В этой легенде к основной сюжетной канве, взятой из Ветхого Завета, добавлен рассказ о том, что человек создан вместо низверженного с неба архангела Сатанаила, превращенного в сатану: „с падшего же место чина 10-го умысли сотворити человека" (Порфирьев И.Я. Апокрифические сказания о ветхозаветных лицах и событиях по рукописям Соловецкой библиотеки. – СПб., 1877. С. 21, 31). По-видимому, в этом сказании и следует искать разрешения вопроса об изображении человека на данной иконе.