Логотип

Троица. Икона С. Ушакова.

Троица. Икона С. Ушакова. 1671. ГРМ Дерево, паволока, левкас, темпера. 123 х 89 Государственный Русский музей. Инв. № 2147 Место создания Москва, Россия.

Икона находилась в Гатчинском дворце, откуда в 1925 году была передана в Русский музей. Греческая надпись свидетельствует о дате создания и об имени иконника: «Государев Зограф Пимин зовомый Симон Ушаков». Здесь же упомянуто имя «надзирателя и соучастника [заказчика?]» — греческого купца Николая Николеты, происходившего из города Янины в Македонии, но переселившегося в Москву. С. Ушаков вполне строго соблюдает иконописную схему композиции «Троицы». Он даже во многом следует композиционному решению знаменитой «Троицы» первой четверти XIV века, находящейся в Троице-Сергиевом монастыре и принадлежащей, как полагают, кисти Андрея Рублева. На обеих иконах изображены три Ангела за трапезой, без предстояния Авраама и Сары. Ангел, сидящий в центре, не наделен крестчатым нимбом, то есть Иисус Христос, второе лицо Святой Троицы, не выделен. Рисунок складок ангельских одежд на той и другой иконе совпадает. Хотя у С. Ушакова угловатые, прямые складки хитонов густо пробелены золотом. Спокойный серовато-оливковый колорит, неяркий золотистый тон, утвари, архитектурного фона, нимбов и надписей создают впечатление идиллического отдохновения. Между тем С. Ушаков «осовременил» древнюю иконографию. Лики ангелов выписаны «как живые лица», их фигуры тяжеловесные и приземленные. Стол гостеприимного хозяина богато сервирован посудой XVII столетия. Дуб Мамврийский стал реальным деревом, в тени которого отдыхают путники, но при этом он лишился своего символического значения. «Палатка» Авраама превратилась в европейский дворец. Он скопирован с гравюры, воспроизводящей картину Паоло Веронезе «Пир у Симона Фарисея». Факт лишний раз подтверждающий, что русский изограф вводил в отечественную иконопись новшества, заимствованные из западноевропейской живописи. Все эти «живоподобные» нововведения сводились к тому, что символическое, «горнее» подменялось в иконе реалистическим, «дольним». Смешение иконописи с живописью приводило к рассказу о земных событиях, в которых уже нельзя было увидеть прообраз царствия Божьего. В итоге, смысл и содержание иконы умалялись.  

Спас Нерукотворный. Икона С. Ушакова.

Спас Нерукотворный. Икона С. Ушакова. 1678. ГТГ Дерево, левкас, темпера. Размер 53 х 42. Государственная Третьяковская галерея. Инв. № 30531

Изображений «Спаса Нерукотворного» работы С. Ушакова сохранилось несколько — в собраниях Третьяковской галереи, Русском музее, Историческом музее, в иконостасе и ризнице Троицкого собора Троице-Сергиевой лавры, в коллекции В.В.Бардзимашвили и других местах. Настойчиво повторяя нерукотворный образ Христа, иконник стремился уйти от канонических изображений, добиться телесного цвета лика, отчетливо выраженной объемности, классической правильности черт. Публикуемая икона поступила в Третьяковскую галерею из Смоленска в 1936 году. История ее бытования неизвестна, но авторство, бесспорно, принадлежит С. Ушакову, так как образ подписной. Под платом на фоне имеется белая надпись: «7186 [1678] писал Пимин Феодоров сын по прозванию Си[мон] Ушаков». Лик Христа выполнен по оливковому санкирю, охрой, свысветлением и красновато-рыжеватыми приплесками в тенях. Света и тени живописно стушеваны. С головы Спасителя спадают по две пряди волос, выписанные чрезвычайно натурно. Белый плат, завязанный в верхних углах узелками, производит впечатление дорого, тяжелого атласа c золотым орнаментом. Ушаковским «Спасам» недостает одухотворенности русских икон XIV—XV веков, и это не возмещается искренним старанием изографа воссоздать на иконе возможно правдоподобнее человеческое лицо. Место создания Москва, Россия.