Логотип

Династия Пешехоновых

Пешехоновы — одна из известнейших династий иконописцев в России XIX века. Каждая из их подписных работ представляет историческую и художественную ценность. К сожалению, основная часть работ мастерской Пешехоновых утрачена, поэтому публикация сведений о династии Пешехоновых очень важна для широкой аудитории.

 

Покров Божией Матери. М.С. Пешехонов. Санкт-Петербург. 1849. 133,5 х 65,5. Приход Покрова Божий Матери в Лапеенранта, Финляндия. Фото протоиерея Тимофея Тюнккюнена

Архивные поиски выявили десять имен иконописцев Пешехоновых. Однако в музеях и храмах сохранились лишь единичные их работы, поэтому по надписям на иконах и прорисях удалось установить принадлежность икон только четверым представителям династии. Остается надежда на выявление пешехоновских произведений в частных коллекциях. Кроме опубликованных материалов, основными источниками сведений служат архивные документы, надписи на иконах и свидетельства родственников. В Российском Государственном Историческом архиве (РГИА) находятся документы государственной важности, касающиеся деятельности Пешехоновых. Это прежде всего дело «О реставрации древней живописи и иконостасов в Киево-Софийском кафедральном соборе», связанное с именем Макария Самсоновича Пешехонова. В Российском государственном историческом архиве хранится целый ряд документов, связанных с деятельностью Василия Макарьевича Пешехонова в должности иконописца его императорского величества. Семейная переписка Пешехоновых находится в отделе рукописей Государственного Русского музея. Некоторые финансовые документы — счета, записи в книгах расходов, заказы на выполнение работ — были обнаружены в архиве Ново-Валаамского монастыря. Надписи на иконах дополняют сведения о составе семьи и мастерах артели. Сведения из семейного архива Пешехоновых и Присовских (США), в частности, собственноручные записи сына Василия Макарьевича, Сергея Васильевича Пешехонова, значительно дополнили данные, полученные из официальных документов. Они позволили уточнить годы жизни иконописцев Пешехоновых, их семейное положение, имена и количество детей, имена и девичьи фамилии жен.

Иконописцы Пешехоновы переселились в Петербург из Тверской губернии, из села Есько под Бежецком, поэтому в документах и публикациях их иногда называют тверичами. Работа Макария Самсоновича в столице началась с августа 1827 года — архив сохранил его «план с показанием икон для Святыя новосозданныя церкви Санкт-Петербургскому старообрядческому обществу».

Сыновья Самсона Федоровича Макарий, Григорий, Афанасий и Иван Пешехоновы были иконописцами. В настоящее время выявлены только подписные иконы Макария и Ивана Самсоновичей Пешехоновых. Имя Ивана Самсоновича Пешехонова встретилось на иконах трижды. Две иконы хранятся в Центральном музее древнерусской культуры и искусства имени Андрея Рублева. Подпись на иконе «Избранные святые» спрятана на поле под оклад и написана тем же широким почерком, что и письма Ивана Самсоновича: «Написася 1837 декабря 30 дня тверскимъ иконописцемъ Иваномъ Самсоновымъ Пешехоновымъ». Оклад на иконе имеет клеймо Санкт-Петербурга и дату — 1838 год. Другая его подписная икона «Святитель Николай» (1827) упоминается в «Материалах к Словарю иконописцевXVII–ХХ веков» (Е. Данченко, М. Красилин). Работы братьев Афанасия и Григория Самсоновичей Пешехоновых не выявлены.

Макарий Самсонович Пешехонов (1780–1852) был замечательным организатором иконописного дела, а созданная им артель приобрела широкую известность в Петербурге. На протяжении своей деятельности мастерская проводила систематическую работу по собиранию прорисей со старинных икон. В частной коллекции в Финляндии находятся две прориси 1844 года, снятые с икон праздничного ряда походной церкви Ивана Грозного. Одна из прорисей подписана Алексеем Пешехоновым. Отметим, что иконописцы XIX века, в том числе и пешехоновские мастера, создавали в числе прочих работ и точные копии византийских и древнерусских икон. Такова икона «Двенадцать апостолов», которая сегодня хранится в Государственном Русском Музее. Академик Федор Григорьевич Солнцев отмечает Макария Пешехонова как единственного знакомого ему мастера, способного справиться со сложной задачей возобновления настенной живописи Софийского собора в Киеве. Контракт на работы в Софийском соборе был заключен на два сезона 1848–1849 годов и расторгнут. На возобновленных росписях активно развивалась плесень, что послужило причиной их утраты. Настоятель собора протоиерей Петр Лебединцев сообщает только о пяти сохранившихся пешехоновских росписях на момент окончания реставрации в Софийском соборе, все остальные работы были переделаны последующими мастерами. В настоящее время выявлена только одна роспись, которая по своим стилистическим признакам может быть отнесена к авторству мастерской М.С. Пешехонова — это реставрационная вставка к мозаике с изображением апостола Иоанна Богослова в парусе главного купола.

Макарий Самсонович был одновременно мастером и личного, и доличного письма. Его единственная выявленная подписная работа — икона Покрова Божией Матери (1849) из прихода Лапеенранта, Финляндия, — показывает высокий уровень мастерства иконописца. В XIX веке в иконописи доминировал артельный способ производства, то есть разделение труда между работниками мастерской, поэтому степень личного участия мастера в иконописном процессе необходимо подтверждать фактически. Высокое профессиональное мастерство Макария Самсоновича Пешехонова, его непосредственное участие в художественном процессе подтверждаются несколькими источниками. Например, перед заключением договора на реставрацию фресок Софийского собора в Киеве ему устроили специальный экзамен — предложили восстановить живопись двух утраченных фрагментов в арке собора. Высокое качество работы было отмечено участниками комиссии и зафиксировано в документах. Стены Преображенской церкви Ново-Валаамского монастыря в Финляндии украшает восемь икон святителей, которые были написаны для церкви Всех Небесных Сил Бесплотных Всесвятского скита Валаамского монастыря. Согласно инвентарным спискам монастыря 1864 года и записям в книге расходов (по так называемым неокладным суммам) за 1850 год, эти иконы были заказаны в пешехоновской мастерской. Четыре иконы имеют на лицевой стороне дату — 1850 год, относящуюся ко времени руководства мастерской Макария Самсоновича.

В письме от 17 ноября 1852 года князь Григорий Гагарин сообщает о последних днях жизни Макария Самсоновича и его сына Алексея, прибывших в Тифлис для росписи церкви в Пицунде: «По прибытии этих двух живописцев в Тифлис, я представил их тем начальникам по военному ведомству, содействие которых было необходимо для путешествия их. Князь Наместник был в это время в отсутствии. Я также представил их Экзарху, прием которого был самый радушный. Со своей стороны я был очарован их чисто византийским талантом, специальным познаниями и кротостию. Проведя три дня в Тифлисе, они отправились в Пицунду, где и занимались в продолжении двух недель изучением здания, приготовляясь к предстоящей им работе. Князь Наместник видел их в Пицунде и беседовал с ними об их занятиях. По отъезде его они отправились в Редут-Кале… подъезжая к устью Хопи, они настигнуты были бурею и после долгих усилий ехать дальше погибли в волнах, поглотивших лодку… Потеря этих двух отличных живописцев меня крайне огорчила. Князь Наместник также весьма сожалеет о них». С 1830-х годов мастерская и дом Пешехоновых находились в Петербурге по адресу: «на Лиговском канале напротив Кузнечного переулка, в доме Галченкова, № 73». Здание не сохранилось. На втором этаже располагались жилые помещения владельцев мастерской и его семьи, а на первом этаже находилась иконописная мастерская. Здесь были комнаты для мастеров, несколько подсобных и складских помещений, две кухни, столовая и спальня для учеников иконописной школы (сведения выявлены К.К. Озеровым).

В 1878 году иконописец Иван Григорьевич Пешехонов (по-видимому, сын Григория Самсоновича Пешехонова) подавал прошение на имя императора Александра IIо выдаче ему диплома на звание свободного художника или причисления его к императорскому двору, на которое ответили отказом. Он пишет, что, занимаясь писанием икон, подносил свои работы императору Николаю I, Александру II и всей августейшей фамилии. За выполнение иконы святых угодников он был награжден бриллиантовым перстнем, золотыми часами и денежной премией. Правление императорской Академии художеств сообщило, что получить диплом на звание свободного художника возможно только после прохождения всего учебного курса и сдачи всех положенных экзаменов. Анализ переписки показывает, что иконописцы Иван Григорьевич и Василий Макарьевич Пешехоновы были двоюродными братьями, они работали в Петербурге в одно и то же время и имели успех при императорском дворе, о чем говорят награды от царской семьи.

Святой апостол Иоанн Богослов — мозаика и реставрационная вставка к ней в парусе главного купола Киево-Софийского собора. Мастерская М.С. Пешехонова (?) Киев. 1848–1849

Важно отметить, что по крайней мере до середины XIX века Пешехоновы были известной старообрядческой семьей. Об этом свидетельствуют семейная переписка, автобиографические записки ученика мастерской В.М. Максимова, неоднократно посещавший мастерскую Н.С. Лесков, а также публикация о старообрядческих монастырях на Иргизе (Пугачевский район Саратовской области). В ней сообщается, что иконы для одного из храмов (1787) «писал в Твери уважаемый раскольниками иконописец Иван Пешехонов». Приверженность Пешехоновых старообрядчеству способствовала их обращению к древнерусским образцам и сохранению древнерусских традиций письма, потому что именно в старообрядческой среде лучше и дольше сохранялась память о древней русской культуре. В то же время Макарий Самсонович Пешехонов и сыновья исправно посещали выставки Академии художеств и были знакомы со всеми новинками художественной жизни.

После смерти отца иконописную артель возглавил Василий Макарьевич. В 1856 году указом государя императора Василию Макарьевичу Пешехонову было пожаловано высокое звание царского иконописца и разрешение на использование государственного герба России на вывеске. Согласно положению 1848 года, утвержденному императором Николаем I, использование государственного герба России на вывесках и изделиях было знаком признания самого высокого качества продукции. Во второй половине XIX — начале XX веков звание придворного поставщика и сопряженное с ним право использования государственного герба стало преобладающей формой признания заслуг в торгово-промышленной деятельности и оттеснило на второй план другие формы поощрения.

Сразу же после начала правления императора Александра II в 1856–1857 годах министр императорского двора Владимир Федорович Адлерберг рассматривает «дело по просьбе разных мастеров и фабрикантов о дозволении пользоваться званием придворных мастеров, фабрикантов и поставщиков и иметь на вывеске государственный герб России. А также надпись: «Привилегированный мастер Двора Его Императорского Величества». Разрешение императора было получено довольно быстро.

Согласно собственноручно написанной анкете Василий Макарьевич Пешехонов получил звание поставщика императорского двора 2 апреля 1856 года. Отметим, что во время выполнения одних и тех же обязанностей Василий Макарьевич Пешехонов во времена правления Александра II назывался «иконописцем Его Императорского Величества», а во времена Александра III именовался «поставщиком Высочайшего Двора». Получению звания «иконописца его императорского величества» предшествовала долгая работа Пешехонова для императорской семьи. Важно отметить, что Василий Макарьевич писал иконы для всех новорожденных младенцев императорской семьи в течение десяти лет до дарования ему звания иконописца его императорского величества. Условиями получения звания было исполнение иконописных работ для потребностей императорского двора непрерывно не менее восьми-десяти лет, производство работ непосредственно лицом, ходатайствующим о присвоении этого звания, а также исправное, добросовестное исполнение заказов по сравнительно невысоким расценкам.

Как ясно из вышеизложенных документов, для получения звания иконописца его императорского величества испрашивалось высочайшее разрешение, и присваивалось оно только лично владельцам торговых и промышленных заведений, а не фирмам. Звание иконописца его императорского величества, как и поставщика высочайшего двора, не передавалось по наследству. Из 24 детей Василия Макарьевича никто не унаследовал профессию иконописца, поэтому они не имели права претендовать на это звание. В качестве особого отличительного знака использовалось изображение так называемого малого государственного герба. Это изображение должно было сопровождаться надписью «Привилегированный мастер Двора Его Императорского Величества», а позже «Поставщик Высочайшего Двора» и указанием года пожалования этого звания.

Современники отзывались о мастерской Пешехонова с большим уважением и теплотой. Например, святой Николай Японский, посетивший мастерскую Василия Макарьевича в 1880 году, отмечает в своих дневниках его личные и профессиональные качества, называет его «мудрым старцем» и принимает решение заказать иконостас для вновь построенного собора в Токио именно у В.М.Пешехонова, несмотря на высокую стоимость работы. Пешехоновский иконостас сгорел во время землетрясения в Токио в 1923 году. Пешехоновские иконы высоко ценились современниками. В архивных документах эти иконы легко определить именно по их высокой стоимости. В Книге приходов и расходов Валаамского монастыря пешехоновская работа значилась как самая высокооплачиваемая. Так, например, шесть икон для царских врат церкви Петра и Павла Валаамского монастыря (1872 г.) оценивались в 108 рублей, в то время как за поденную работу (например, кошение травы или строительные работы) платили по 35 копеек в день. Монастырь заказывал иконы для благословления паломников в разных регионах России, цены на них варьировались от 30 копеек за икону до нескольких десятков рублей. Причем самые высокие цены были именно у Пешехоновых.

Глубокое уважение по отношению к работам пешехоновской мастерской со стороны значимых и авторитетных фигур XIX века (князь Григорий Гагарин и академик Федор Григорьевич Солнцев), крупные заказы на украшение кафедральных соборов и столичных храмов, подарки икон, написанных Пешехоновыми, членам императорской фамилии и от них другим лицам, звание иконописца его императорского величества — все эти факты дают основание для вывода о высоком авторитете мастерской. При этом историко-культурное, художественное и музейное значение имеют работы всех представителей династии иконописцев Пешехоновых. Выявленные работы Ивана Самсоновича Пешехонова показывают, что истоки пешехоновского стиля лежат в традиционной иконописи.