Логотип

Русская Иконопись В Петербурге

«Таких икон нынче уже нигде не напишут, ни в Москве, ни в Петербурге, ни в Палихове», — писал Николай Лесков о старых иконах. Интерес к русской церковной старине, а также первые государственные и общественные хранилища древних икон возникли только во второй половине XIX века.

До этого в образе прежде всего ценилось «благолепие», а не его древность или художественные качества письма. Печально известен пример «поновления» поблекших фресок XII века в Георгиевском соборе Юрьева монастыря в Новгороде. По приказу архимандрита Фотия (Спасского), весьма гордившегося этим своим деянием, была полностью сбита штукатурка с древней росписью, а храм расписан заново яркими, «благолепными» красками.

Богатые собрания старинных икон сохранялись только в среде старообрядцев, преимущественно московских купцов. В Петербурге было известно только одно значительное собрание — федосеевца Сильвестра Кузьмина.

Староверы ценили древность икон и были истинными их знатоками. «Это дело художество божественное, и у нас есть таковые любители из самых простых мужичков, что не только все школы, в чем, например, одна от другой отличаются в письмах: устюжские или новгородские, московские или вологодские, сибирские либо строгановские, а даже в одной и той же школе известных старых мастеров русских рукомесло одно от другого без ошибки отличают», — писал о старообрядцах Николай Степанович Лесков.

Одним из первых крупных петербургских коллекционеров икон был граф Сергей Григорьевич Строганов, первый председатель Общества истории и древностей российских при Московском университете.

Архангел Михаил. Греческая икона. XV–XVI. Дерево, левкас, темпера. 81,0 х 65,0. Из собрания Румянцевского музея

В его собрании были иконы преимущественно строгановской школы, написанные еще по заказам его дедов и прадедов, работы Ивана Соболя, Семена Бороздина, Истомы и Никифора Савиных, Прокопия Чирина, писавших на рубеже XVI–XVII веков, работы патриарших иконописцев XVII века. Строганов коллекционировал также прориси и подлинники, из которых особенную известность приобрел полный лицевой подлинник XVII века, изданный им в 1869 году и сохраняющий свою ценность и в наши дни.

Домашним учителем в семье С.Г. Строганова был будущий известный филолог и исследователь русской иконописи Федор Иванович Буслаев. Мировую известность принесла Буслаеву книга «Русский лицевой апокалипсис. Свод изображений из лицевых апокалипсисов по русским рукописям с XVI века по XIX» (т. 1–2, 1884). Частые и продолжительные беседы с Буслаевым вдохновили писателя Н.С. Лескова на создание рассказа «Запечатленный ангел» о завораживающей силе старинной русской живописи. Он был напечатан в 1873 году в журнале «Русский вестник» и посвящен Ф.И. Буслаеву.

Публикация произвела настоящую сенсацию. Лесков вспоминал, что весь рассказ был сочинен на Васильевском острове, «в жаркой и душной мастерской у Никиты» (известного петербургского иконописца и реставратора Никиты Севастьяновича Рачевского), рассказ «хвалил царь Александр II и царица, приславшая генерал-адъютанта выразить мне ее благодарность». В свете заговорили о древнем искусстве.

Тогда же появляются и первые государственные и общественные хранилища древних русских икон. Для развития русского иконописания и подготовки новых мастеров в 1850 году при Академии художеств по инициативе ее президента великой княгини Марии Николаевны был учрежден особый класс. Возглавил его князь Григорий Григорьевич Гагарин, ставший позднее инициатором создания первого в России музея икон.

С 1855 года Гагарин был назначен состоять при президенте академии, а с 1859 года стал вице-президентом и занимал эту должность вплоть до 1874 года. Назначение в Академию художеств вполне соответствовало личным интересам Гагарина. В Риме он брал уроки живописи у К.П. Брюллова, был превосходным рисовальщиком.

Увлечением князя было византийское искусство. Он посетил Турцию, Грецию, Италию, Сирию, Сицилию, Армению, Грузию, обследовал древние памятники России, носившие следы влияния византийского искусства. Гагарин делал собственноручные копии, зарисовки с древних икон, фресок, документов XIII–XVII веков и собрал прекрасную коллекцию русской иконографии, которая после его смерти была передана Академии художеств. Живя в 1850-х годах в Тифлисе, он реставрировал фрески старинных грузинских храмов, принимал участие в восстановлении «византийских» росписей Тифлисского Сионского собора, по его проектам строились новые соборы.

Гагарин мечтал «обратить русскую церковную живопись к византийским идеалам». С этой целью и при поддержке великой княгини Марии Николаевны в 1856 году при Академии художеств он основал Музей христианских древностей. Основу музея составило обширное собрание древнерусских икон, отобранных в старообрядческих скитах и молельнях, поступившее в конце 1850-х годов из Министерства внутренних дел. Позднее в музей была передана коллекция слепков с памятников христианского искусства, хранящихся в лондонском Арундельском обществе. Музей разместился в нижнем этаже академического здания со стороны 3-й линии Васильевского острова и действовал вплоть до открытия Русского музея.

Значительный вклад в комплектование фонда музея древностей внес церковный археолог, знаток и собиратель древнего искусства Петр Иванович Севастьянов. Свои знаменитые коллекции, известные как «Севастьяновские собрания», включавшие древние иконы, предметы церковной старины, рукописи и их списки, зарисовки со старинных фресок и икон и многое другое, он сформировал во время своих путешествий по России, Западной Европе и Востоку. Наиболее известна его поездка в 1859–1860 годах на Святую гору Афон, где сохранились древнейшие образцы христианского искусства. Она была предпринята на средства российского правительства для пополнения коллекции. В 1860 году П.И. Севастьянов передал в музей привезенные им с Афона кальки, чертежи и фотоснимки с памятников христианского искусства, в том числе более 1000 зарисовок со старинных икон, стенных росписей и книжных миниатюр.

Первым хранителем музея был архитектор Алексей Максимович Горностаев, крупный знаток древнерусского церковного искусства, один из основоположников «русского» стиля в архитектуре, автор многих выдающихся церковных построек, в том числе подворья Троице-Сергиевой лавры на Фонтанке и комплекса церквей Троице-Сергиевой пустыни на Петергофской дороге.

Для пополнения коллекций музея он совершил ряд экспедиций в провинцию. Из Новгородской губернии им были привезены иконы и много резных деревянных скульптур святых, изъятых из церковного употребления по указам Петра I и хранившихся в кладовых Новгородского Софийского собора.

С 1861 года хранителем музея назначен известный издатель и музейный деятель Василий Александрович Прохоров. Он получил духовное образование в херсонской семинарии, затем закончил курс обучения рисунку в Академии художеств, после чего преподавал историю сначала в Морском кадетском корпусе, а с 1859 года в Академии художеств, где также читал курс истории христианских и русских древностей. В 1870-е годы он издавал журналы «Христианские древности и археология» и «Русские древности».

Омовение ног. XV. Дерево, левкас, темпера. Государственный Русский музей. Из собрания Н.П. Лихачева

Энергично продолжая собирательское дело Горностаева, Прохоров совершил многочисленные экспедиции по России. Он собирал не только иконы, но и церковную утварь и предметы народного искусства. Эти поездки он использовал и для пополнения личных коллекций древнерусской вышивки и одежды.

После резкого взлета интереса к иконописи, вызванного публикацией «Запечатленного ангела», по ходатайству президента Академии художеств великого князя Владимира Александровича императором Александром II и государыней Марией Александровной в музей были переданы предметы русской старины, выкупленные ими из собраний известных коллекционеров М.П. Погодина, П.Ф. Коробанова и П.И. Севастьянова.

Во второй половине XIX века собрания церковной старины появляются при научных обществах и при церковных организациях. Музей церковной старины существовал при основанном в 1878 году Обществе любителей древней письменности и искусства. Он состоял из четырех отделов: библиотеки, собрания рукописей, собрания вещей и коллекции икон. Основным направлением деятельности общества было издание памятников древнерусской письменности, особое внимание уделялось пополнению рукописного фонда.

В составе коллекций были подлинные сокровища, например лицевая Псалтырь 1397 года, написанная в Киеве, а также дополнение к Сийскому подлиннику — коллекция рисунков и гравюр, всего около пяти тысяч листов, собранная Г.Д. Филимоновым и переданная Обществу его вдовой.

Собрание икон пополнялось за счет поступлений от частных лиц и учреждений: в 1870-е годы было получено немало икон из архива Святейшего Синода (из упраздненных древних монастырей и отобранные у старообрядцев). Музей был закрытым и служил только нуждам Общества. Первоначально он располагался в доме председателя Общества князя П.П. Вяземского на Почтамтской улице, а после его смерти был перемещен во дворец графа С.Д. Шереметева на Фонтанку, где проходили заседания Общества. В 1923 году, после упразднения музея, иконы поступили в Русский музей, а рукописи и книги — в Публичную библиотеку. В 1932 году было упразднено и само Общество.

Не остались в стороне от собирания икон и древностей и церковные организации. В 1879 году церковный музей открылся при Санкт-Петербургской Духовной академии. Одним из его учредителей и директором был доцент, а затем и профессор академии, известный церковный археолог Николай Васильевич Покровский. Добившись официального признания музея, Покровский энергично взялся за его комплектование. Новгородский городской музей в это время переживал серьезный кризис, над ним нависла угроза закрытия, поэтому Покровский смог вывезти из него лучшие вещи для Петербурга.

Иконное собрание музея сформировалось из трех основных поступлений. Небольшое число икон было выдано синодальными складами, московское Общество любителей духовного просвещения выделило около трехсот произведений, преимущественно из Чудова и Вознесенского монастырей Московского кремля; несколько ценных икон строгановской школы XVII века, вероятно, сольвычегодского происхождения, подарил музею граф С.Г. Строганов. Это были иконы из собрания старообрядца, беспоповца-федосеевца Н.А. Папулина, купца Костромской губернии. В 1840-е годы он был известен как собиратель и торговец древними иконами.

За дерзкую незаконную покупку 1350 икон (преимущественно строгановской школы, из Благовещенского собора Сольвычегодска) летом 1846 года он был арестован и сослан в Кирилло-Белозерский монастырь. А иконы, украсившие две его молельни, были конфискованы и через некоторое время появились в собрании С.Г. Строганова.

На этом собирание коллекций музея почти прекратилось. На всем протяжении его существования число экспонатов составляло около трех тысяч. Покровский занимался кропотливым исследованием имеющихся экспонатов, разбором иконописных сюжетов и церковной символики, практически не уделяя внимания художественной стороне. В 1909 году он издал подробный обзор созданного им музея.

Богатое собрание церковной старины хранилось в ризнице Александро-Невской лавры. В описи ризницы указаны «корона, наподобие архиерейской шапки, верх из пунцового бархата с опушкой из белых горностаев, по преданию принадлежавшая Святому Александру Невскому; маршальский жезл Петра Великого, покрытый листовой медью и выкрашенный черной краской с желтыми двуглавыми орлами, длиной 12 вершков; жезл Петра Великого, называемый ”штаб-команда”, меньших размеров». До начала XX века все они были недоступны для обозрения.

Впервые доступ к сокровищам Александро-Невской лавры стал возможен в 1903 году с созданием при ней музея — Древлехранилища. Инициатором был молодой послушник Федор Михайлович Морозов, одновременно обучавшийся в Археологическом институте. Он занимал должность архивариуса и под руководством Н.В. Покровского работал над составлением систематического каталога лаврского архива.

Идея Морозова была поддержана наместником лавры магистром богословия архимандритом Феофаном (Быстровым). После надлежащего представления дела митрополиту Антонию (Вадковскому), известному своей научной деятельностью, 17 апреля 1903 года предложение о создании музея было утверждено. Духовный собор обратился за содействием в Устроительный комитет Всероссийского съезда художников. Руководить созданием музея взялся секретарь комитета художник Андрей Андреевич Кавелин, и через полгода экспозиции музея, названного Древлехранилищем, были полностью готовы. Открытие его состоялось осенью того же 1903 года.

Хранилищем церковной старины стал Федоровский Государев собор в Царском Селе. Он был построен в 1909–1912 годах и посвящен празднованию 300-летия царствующего Дома Романовых. И архитектура, и убранство храма были выполнены в стиле древнерусских церквей. Интерьеры были украшены подлинными произведениями церковной старины из собраний известных коллекционеров и церковных ризниц. Подробнее об этом соборе мы расскажем в одном из следующих выпусков журнала.

В конце XIX — начале XX века интерес к церковной старине был очень велик. Церковные древности экспонировались на многих художественных выставках, впервые стали доступны зрителям богатства столичных церквей и частных коллекционеров. Первая выставка церковной старины, названная Художественно-археологической, состоялась в декабре 1898 года в Петербурге в здании Археологического института, на углу Инженерной и Садовой улиц. Здесь преобладали иконы. Они были систематизированы и располагались в хронологическом порядке. Кроме икон были собраны оклады, украшения, литые образки и кресты, образцы шитья и эмали. На выставке были представлены иконы «критской» школы из собрания Н.П. Лихачева, дополнявшие представления о русской иконописи.

В 1912 году состоялась выставка «Ломоносов и елизаветинское время», привлекшая большое внимание общественности и специалистов. На ней экспонировались иконы, утварь, Евангелия елизаветинской поры из многих крупных храмов. В 1915 году крупная выставка церковной старины прошла в Музее барона Штиглица.

Всеобщий интерес общества к древней иконописи стал причиной основания крупнейшего в Петербурге государственного собрания —Древлехранилища Императорского Русского музея. Собрание икон стало формироваться в музее сразу после его открытия. В него вместе с другими коллекциями Академии художеств был передан и музей христианских древностей. Тогда же в его состав поступило собрание директора Эрмитажа А.А. Васильчикова, подаренное его матерью, по духовному завещанию поступило собрание графа В.В. Шереметева, ценные предметы древней резьбы были подарены архитектором, реставратором церковного зодчества В.В. Сусловым. Были приобретены предметы из собраний наиболее крупных коллекционеров того времени А.М. Постникова и В.В. Верещагина. Для пополнения коллекции сотрудник петербургского Археологического института Н.И. Репников и заведующий Художественным отделом Русского музея П.И. Нерадовский совершили ряд поездок по России, побывали в Москве, Ростове Великом, Ярославле, Вологде (Кирилловском монастыре), Череповце.

Но самым главным поступлением, позволившим открыть в 1914 году в составе Русского музея самостоятельное Древлехранилище русской иконописи и церковной старины имени Императора Николая II, был дар выдающегося историка, палеографа и искусствоведа Николая Петровича Лихачева, основателя крупнейшего в стране Музея палеографии.

В заключении музейной комиссии говорится: «Коллекция икон Н.П. Лихачева представляет собою не имеющее себе равного по научному и художественному значению собрание икон, исключительное по своему подбору и отдельным редчайшим памятникам, входящим в его состав, и драгоценное в особенности потому, что оно заключает в себе разносторонне подобранный материал для изучения древнерусской иконописи во всех ее главнейших разветвлениях».

На средства частных жертвователей были оборудованы три экспозиционных зала. Большой зал, оформленный по проекту архитектора А.В. Щусева, предназначался для наиболее древних икон, преимущественно новгородской школы. «На восточной стене этого зала, получившего вскоре название «Новгородской иконной палаты», по идее строителя воздвигнуто подобие древнего иконостаса, сделанного, как и остальные витрины зала, из мореного дуба, обитого серебряной вызолоченной басмой, а внутри — в местах помещений икон — обтянутого зеленой штофной материей, изготовленной по старым рисункам в Риме. Это устройство вместе с громадным хоросом, висящим в центре зала, сообщает последнему характер древнего храма, храма-музея, какими были все древнерусские церкви, и вместе с тем особенно ярко выделяет многие иконы, специально написанные для древних иконостасов», — описывал новую экспозицию профессор Н.П. Сычев.

После революции коллекции музея значительно пополнились за счет богатейших ризниц Кирилло-Белозерского, Соловецкого, Александро-Свирского и других старинных обителей. Сейчас раздел древнерусской живописи Государственного Русского музея включает памятники ведущих художественных центров — Новгорода, Москвы, Ярославля, Вологды, Пскова, иконы Дионисия и Симона Ушакова, мастеров строгановской школы.

В 1920-е годы, накануне повального закрытия храмов и монастырей, научные сотрудники Музейного фонда провели большую работу по описанию церковных ценностей и постановке на государственный учет наиболее ценных икон и утвари. Благодаря их истинно подвижническому труду многие древние иконы были спасены и бережно сохранены в музейных фондах и ныне украшают не только музейные экспозиции, но и возрожденные храмы.