Логотип

События страстной седмицы в иконографии

В течение года церковь переживает все главные события жизни Спасителя, Богоматери и некоторые вехи своей истории. Среди праздников литургического года ключевое место занимает Пасха — Воскресение Христово. Страдания и Воскресение Христа наполнены глубоким богословским смыслом, который отразился в иконографии праздника.

Воскресение из мертвых, победа Христа над смертью настолько необычны и трудны для понимания обыкновенного человека, что церковь установила Великий пост как время приготовления к одному из первостепенных праздников. Целую неделю до Воскресения Христа — Страстную седмицу — церковь вспоминает тяжелые страдания (страсти) Спасителя. Средствами искусства икона подробно передает текст Евангелия и богословские понятия.

«Тайная вечеря». Фрагмент иконостаса Троицкого собора русской духовной миссии в Иерусалиме. Середина XIX

Евангелие рассказывает, что недалеко от Иерусалима в Вифании жили две сестры Марфа и Мария. Они послали сообщить Иисусу о болезни своего брата Лазаря. Когда Иисус вместе с апостолами прибыл в Вифанию, прошло уже четыре дня после смерти Лазаря, которого похоронили по обычаям того времени, завернув в пелены. Христос подошел к пещере, велел отвалить камень от гроба и «воззвал громким голосом: Лазарь! иди вон. И вышел умерший, обвитый по рукам и ногам погребальными пеленами, и лице его обвязано было платком. Иисус говорит им: развяжите его, пусть идет. Тогда многие из Иудеев, пришедших к Марии и видевших, что сотворил Иисус, уверовали в Него. А некоторые из них пошли к фарисеям и сказали им, что сделал Иисус» (Ин 11:1–46). На иконе «Воскрешение Лазаря» изображается Спаситель, апостолы стоят позади него, справа — темная высокая пещера. Иисус протягивает руки к уже вставшему Лазарю, здесь же прислужники и фарисеи; сестры Марфа и Мария склоняются к ногам Христа.

Жители находящегося неподалеку Иерусалима быстро узнали о чудесном воскресении Лазаря. На следующий день Иисус въезжал в Иерусалим, и его встречали как царя. Вход Господень в Иерусалим описан во всех Евангелиях (Мф 21:1–11, Мк 11:1–10, Лк 19:29–38, Ин 12:12–15). Когда Иисус Христос «приблизился к Иерусалиму, тогда… послал двух учеников, сказав им: пойдите в селение, которое прямо перед вами; и тотчас найдете ослицу привязанную и молодого осла с нею; отвязав, приведите ко Мне. Ученики пошли и поступили так, как повелел им Иисус. Привели ослицу и молодого осла, и положили на них одежды свои, и Он сел поверх них. Многие же постилали одежды свои на дороге, а другие резали ветви с дерев и постилали на дороге. И восклицали: Благословен грядущий во имя Господне. Осанна в вышних Сыну Давидову!» (Мф 21:1–3, 6–9). Когда Иисус вступил в Иерусалим, весь город пришел в движение, и жители спрашивали: «Кто это?» А народ, сопровождавший его, говорил: «Это Иисус, пророк из Назарета Галилейского».

Прообразом данного события считается вход Давида в Иерусалим после его победы над Голиафом; тогда Давида радостно и благодарно встречал и приветствовал весь народ и только царь Саул возревновал и затаил злобу против Давида. Спустя некоторое время Давид стал великим царем Иудеи и Израиля. Так и Иисус Христос, пришедший на смерть, стал царем нового Израиля — всего обновленного человечества, заключившего Новый Завет с Богом.

Иконография входа в Иерусалим почти неизменна. Сидя на молодом осле, Иисус въезжает в город, за ним следуют ученики, навстречу из ворот города вышли мужчины и женщины; за их спинами — Иерусалим, большой и величественный, с высокими зданиями. Иисус благословляет встречающих.

На иконе Входа Господня в Иерусалим всегда изображаются дети, согласно Евангелию, «из уст младенцев и детей Ты устроил хвалу». Одни подстилают свои одежды под копыта ослу, другие — ветви пальмы. Иногда в нижней части иконы помещаются еще две детские фигурки: один ребенок сидит, подвернув и чуть приподняв ногу, над которой склонился другой малыш, помогающий вынуть занозу из ступни. Эта трогательная пришедшая из Византии бытовая сценка придает иконе жизненность, но нисколько не снижает значения происходящего.

В расширенной иконографии среди встречающих Христа изображены сомневающиеся в божестве Христа книжники и фарисеи. Вход Иисуса в Иерусалим — это акт его доброй воли, за которым последуют Голгофа, крест, гроб — и Воскресение Христово. Вспоминая это событие, церковь видит в нем шествие Господа для принесения себя в жертву за грехи мира, исполнение ветхозаветных пророчеств о царском служении Иисуса Христа (Бытие 49:1–12; Софония 3:14–19; Захария 9:9–14). В русской традиции этот праздник называется Вербным воскресеньем: пальмы не растут в нашей северной стране и русские христиане по традиции в последнее воскресенье перед Пасхой освящают ветки вербы.

Далее следуют события Страстной седмицы: первые три дня Страстной недели соответствуют первым трем дням пребывания Христа в Иерусалиме накануне иудейского праздника Пасхи. Великий Четверг — пасхальная вечеря Христа с учениками, Великая Пятница — осуждение, распятие и погребение Христа. По окончании Страстной недели празднуется Пасха.

В Великий Четверг «Настал же день опресноков, в который надлежало закалать пасхального агнца» (Лк 22:7). В этот день все благочестивые иудеи вечером собирались за пасхальной трапезой в своих домах, вспоминая спасение из египетского плена. Христос и его ученики соблюдали религиозные обычаи своего народа и должны были отметить и «день опресноков». Иисус рассказал Петру и Иоанну, как найти человека, который покажет «горницу большую устланную», где следует приготовить трапезу для него и его учеников. «И во время вечери, когда диавол вложил в сердце Иуде Симонову Искариоту предать Его, Иисус, зная, что Отец все отдал в руки Его, и что Он от Бога исшел и к Богу отходит, встал с вечери, снял с себя верхнюю одежду и, взяв полотенце, препоясался. Потом влили воды в умывальницу, и начал умывать ноги ученикам и отирать полотенцем, которым был препоясан. Подходит к Симону Петру и, тот говорит Ему: Господи! Тебе ли умывать мне ноги? Иисус сказал ему в ответ: что Я делаю, теперь ты не знаешь, а уразумеешь после. Петр говорит Ему: не умоешь ног моих вовек. Иисус отвечал ему: если не умою тебя, не имеешь части со Мною» (Ин 13:2–11). Евангелие повествует, что в это время Спаситель знал и о случившемся предательстве Иуды, о его договоре с первосвященниками выдать Христа, но омыл ему ноги, как и другим апостолам.

В иконописи сюжет омовения ног нечасто выделяется в самостоятельную композицию. Тем не менее он присутствует в праздничных рядах иконостасов больших храмов. Например, икона «Омовение ног» в собрании Русского музея (инв. № ДРЖ¬2364, происходит из Кирилло-Белозерского монастыря) показывает, как стоящий Спаситель вытирает ногу апостола Петра и беседует с ним; другие апостолы ждут своей очереди. Позы сидящих в кругу и задумавшихся апостолов и служащего им Христа иконографически подчеркивают мысль о бесконечной любви Бога к каждому человеку.

Икона «Воскресение Христово (Сошествие во ад)». Первая треть XIX. 27,0 х 31,2 х 2,4. Дерево, левкас, темпера. Центральный музей древнерусского искусства имени Андрея Рублева

После омовения ног апостолы собрались за столом, и началась последняя трапеза Христа со своими учениками — Тайная вечеря (Мф 26:17–35; Мк 14:12–31; Лк 22:7–38; Ин 13:1–17). На этой встрече было установлено таинство причащения. Он взял хлеб, преломил его и подал ученикам, говоря: «Сие есть Тело Мое...», — потом дал чашу вина со словами: «Сие есть Кровь Моя Нового Завета...» Вместо агнца в роли жертвы выступает сам Христос — так было учреждено таинство Евхаристии, представляющее собой центральный момент христианской литургии, когда хлеб и вино претворяются в тело и кровь Христову. Каждую литургию, причащаясь святых тайн, православные христиане принимают тело и кровь Христа, как апостолы во время Тайной вечери. Поэтому икона Тайной вечери обычно занимает одно из центральных мест в иконостасе — над царскими вратами. В иконографии этого события существует два основных варианта: причащение апостолов, которое подчеркивает литургический смысл происходящих событий, и тайная вечеря, непосредственно иллюстрирующая евангельский текст и изображающая сидящих за столом Христа и его учеников.

Изображение сцены евхаристии (причащения) широко распространяется в X–XI веках, оно помещается обычно в абсиде православных храмов (например, мозаика в алтаре Киево-Софийского собора), то есть там, где происходит превращение хлеба и вина в тело и кровь Христа. Сцена причащения апостолов обычно изображается как сень над Царскими вратами (например, сень 1422–1427 годов из иконостаса Благовещенской церкви в селе Благовещение близ Загорска, ныне — в собрании Третьяковской галереи). Композиция включает в себя две группы апостолов (по шесть), возглавляемые Петром и Павлом, и изображение Христа, причащающего вином. В расширенном варианте изображения Христу прислуживают ангелы.

На новгородской двусторонней иконе («таблетке») конца XV века из Софийского собора «Сцены с изображением Страстей Христовых» (Новгородский музей, инв. № 3093) на одной стороне изображены Тайная вечеря и Омовение ног, а также Моление о чаше в Гефсиманском саду и Предание Иуды, а на другой стороне — Бичевание Христа, Поругание Христа, Ведение ко кресту (Шествие на Голгофу), Восхождение на крест. Моление о чаше — молитва Спасителя до кровавого пота о том, чтобы эта участь его миновала, и его смирение перед волей Божией: «о, если бы Ты благоволил пронести чашу сию мимо Меня! впрочем не Моя воля, но Твоя да будет. Явился же Ему Ангел с небес и укреплял Его. И, находясь в борении, прилежнее молился, и был пот Его, как капли крови, падающие на землю» (Лк 22:39–44). В XIX веке широкое распространение в интерьерах храмов получила картина «Моление о чаше» Федора Антоновича Бруни (1800–1875).

Распятие на кресте — самая мучительная смерть в древности, человек умирал несколько дней; так казнили разбойников за особо тяжкие преступления. Страдания (страсти) Христовы можно выделить в целый цикл икон: «Целование Иуды», «Суд Пилата», «Бичевание Христа», «Иисус в терновом венце», «Несение Креста», и «Распятие». Завершают иконографию «Снятие с Креста» и «Положение во гроб». Весь цикл Страстей Христовых ставится либо отдельным рядом в иконостасе, либо клеймами в иконе «Воскресение с праздниками».

Распятие — изображение смерти Иисуса Христа на горе Голгофе у стен Иерусалима. Иконография события основана на текстах Евангелий (Мф 27:31–56, Мк 15:25–41, Лк 23:33–49, Ин 19:18–37). Источники сообщают: когда распяли Христа, «от шестого же часа тьма была по всей земле до часа девятого. А около девятого часа возопил Иисус громким голосом... И тотчас побежал один из них, взял губку, наполнил уксусом и, наложив на трость, давал Ему пить».

Вместе с Иисусом казнили двух разбойников: «один по правую сторону, другой по левую». При казни присутствовали «Матерь Его и сестра Матери Его, Мария Клеопова и Мария Магдалина». Кроме того, Евангелия сообщают об «ученике, которого любил» (Иоанне), и сотнике по имени Лонгин, который, «видев происходившее, прославил Бога и сказал: истинно Человек этот был праведник» (Лк 23: 47).

Первые христиане не изображали сцены распятия. Почитание события стало устанавливаться после отмены этого вида смертной казни в V веке. Тогда же начинают собирать легенды, связанные с распятием Христа, почитать реликвии и совершать паломничества к месту гибели. Так, уже Иероним (около 350–420) сообщает о том, что Христос был распят на небольшом холме, где был похоронен библейский Адам. Другой источник — Бордосский паломник (333) — называет Голгофу «горкой», а паломник Евхерий (440) — скалой.

Развернутый вариант иконографии изображает около Спасителя двух распятых на крестах разбойников, три женские фигуры рядом с Богоматерью. Вверху по сторонам от Креста — символы солнца и луны, на дальнем плане видна Иерусалимская стена. В кратком изводе рядом с крестом находятся только Богородица и Иоанн Богослов.

По православной традиции тело Христа пробито четырьмя гвоздями. У основания креста находится череп, это широко распространенная деталь распятия (слово «голгофа» в переводе с еврейского означает «череп»). По преданию, на Голгофе был похоронен Адам, поэтому изображение черепа называет место события, напоминая легенду о первом человеке, погребенном на этом месте, а также о «Новом Адаме» — Христе.

Непостижимый по своей сущности момент Воскресения Христа в Евангелии не описан. Древних икон этого праздника мы не имеем. Более того, согласно православной традиции, каноническая икона должна изображать только то, что было явлено миру: видимо или письменно либо в откровениях. Как произошло самое Воскресение, в каком виде был воскресший Спаситель, как он восстал из гроба и куда отправился — все это остается сокровенной тайной. Одно из наиболее ранних изображений Воскресения — «Явление ангела женам­мироносицам» — описано в канонических Евангелиях (Мф 28:1–8, Мк 16:1–8, Лк 24:1–7), но не отражает богословского содержания события, поэтому каноническая иконография Воскресения представлена еще и другим сюжетом — «Сошествие во ад», которое, в соответствии с апокрифическим Евангелием от Никодима, последовало сразу же за Воскресением Спасителя. Воскресший Христос сошел во ад и вывел оттуда ветхозаветных праведников и пророков во главе с Адамом и Евой. Спаситель на иконе сходит вниз, в ад, который изображен темной пустотой. Под его ногами — обломки ограды ада, навстречу ему поднимаются праведники — Адам, Ева и другие.

С XVII века композиция усложняется и видоизменяется. Иисус представлен над гробом в мандорле — ореоле с лучами вокруг него. Спаситель одет в хитон и гиматий, он только что восстал из гроба, в его руке — крест или знамя, означающие победу над смертью. В расширенных вариантах иконографии появляются ангел, побивающий бесов, апостол Петр, приникший ко гробу. Выводимые из ада грешники поднимаются в рай, вход в который стережет серафим, поставленный сразу после изгнания Адама и Евы. В раю изображаются трое попавших туда до Воскресения Христова: это ветхозаветный праотец Енох, пророк Илия и благоразумный разбойник Рах, распятый на кресте одновременно с Иисусом и покаявшийся перед смертью.

Икона Воскресения Христова из собрания Центрального музея древнерусской культуры и искусства имени Андрея Рублева (ЦМиАР) показывает иную иконографию, сложившуюся под влиянием западного искусства и сохранившуюся во многих современных православных храмах. На ней воскресший Христос изображен в розовой погребальной плащанице, со знаменем в руке — символом победы над смертью. Он выходит из каменного гроба, крышку которого помогает отворить ангел. Стражники не способны противостоять свершившемуся.

Другой вариант того же образа создал М.В. Нестеров: воскресший Христос изображен с высоко поднятым крестом, символом победы над смертью, в погребальных пеленах, как бы спадающих с него. Он идет среди лилий по дорожке сада от виднеющейся вдали слева уже открытой пещеры гроба. Справа на камне сидит ангел со скрещенными на груди руками.

Иконы Страстей Христовых обычно входят в состав праздничного ряда иконостаса и помещаются между Господскими и Богородичными праздниками. В некоторых иконостасах, например новгородского Знаменского собора, Предтеченской церкви на Опоках и некоторых других, Страсти Христовы выделены из Праздничного яруса иконостаса и образуют отдельный ряд, специально посвященный страданиям Христа. Изображения чаще располагались в хронологическом порядке от северной стены к южной.

Таковы основные события Страстной седмицы и их выражение в православной иконописи. Каждый церковный праздник имеет богатое литургическое и иконографическое наследие, достойное серьезного исследования. Мы же хотели напомнить читателю о глубоком богословском содержании каждого дня недели перед Пасхой и показать их воплощение в иконописи.