Логотип

«Теплая заступница мира холодного»

Православный календарь насчитывает около 700 наименований богородичных икон, дни празднования которых отмечаются церковью. Данной публикацией редакция открывает цикл статей в помощь антикварам, коллекционерам и широкому кругу интересующихся — словом, всем, кто хочет более системно и предметно разобраться в обозначенной проблеме.

 

Оранта. XI в. Мозаика. Главный алтарь. Киевский Софийский собор

Евангелия дают немного сведений о жизни Богородицы, хотя именно с ее образом связаны важнейшие предания о земной жизни Христа: Благовещение, Посещение Марией Елизаветы, Рождество Христово, Сретение, Обретение Отрока во Храме, Брак в Кане Галилейской... вплоть до Распятия и Воскресения. Но с глубочайшей древности первые христиане собирали и хранили предания о Богоматери — апокрифы, существовавшие в Палестине. Так, из апокрифического Протоевангелия Иакова в церковную традицию вошли сюжеты Рождества и Детства Марии, из Евангелия от Никодима — сюжет Успения.

На основе сплава сведений из Евангелий и апокрифов уже к II–III векам сложилась цельная история жизни Богоматери, признанная достоверной христианским учением. В итоге, зародившись в странах христианского Востока, культ Богородицы стал быстро распространяться, приобретая общехристианский характер. Но поскольку образ Богоматери первоначально начал складываться в сиро-египетском искусстве, иконографический тип ее изображений с младенцем Христом следует выводить из преемственности изображений египетской богини плодородия Исиды с ее сыном, богом света и Солнца Хором. После решений Эфесского (381 год) и Халкидонского (451 год) Вселенских соборов культ Богородицы утвердился и в Константинополе, куда в 458 году был перенесен из Палестины мафорий Богоматери (большое покрывало на голову, окутывавшее почти всю фигуру — обязательный атрибут изображений Девы Марии) и положен во Влахернском храме. Развивается и церковная гимнография, посвященная Богоматери — религиозная поэзия Романа Сладкопевца (VI век), Андрея Критского (VII–VIII века), Иоанна Дамаскина (VIIIвек). Особое значение для иконописцев приобретает цикл песнопений «Акафист», созданный в VII веке Константинопольским патриархом Сергием I, породивший особый жанр так называемых «акафистных» икон с изображением Богоматери.

В русском искусстве образ Богородицы занимает особое место. Одна из первых церквей в Киеве — Десятинная церковь, построенная еще при князе Владимире Святом (980–1015), была посвящена Богородице. В ХII веке Князь Андрей Боголюбский (1157–1174) ввел в русский церковный календарь новый праздник Покрова Пресвятой Богородицы, подчеркнув тем самым идею покровительства Богоматери русской земле. В XIV веке роль града Богородицы принимает на себя уже Москва, где Успенский собор станут именовать Домом Богородицы. Любовь и почитание Богоматери на Руси нераздельно слились с ее иконами, некоторые из них признавались нерукотворными. «Теплой заступницей мира холодного» называл Богоматерь М. Ю. Лермонтов.

Иконопись — ритуальное искусство. А потому главной в ней, по мнению богословов и церковных историков, является облеченность в зрительные образы церковных догматов. И как в богословии должны соблюдаться догматы, так и в иконописи соблюдаются традиционные каноны. Этим объясняется, почему иконы так похожи друг на друга, порой почти неотличимы. Иконописцы обычно не придумывали, не сочиняли свои сюжеты, как живописцы. Они следовали выработанному и утвержденному обычаем и церковными властями иконографическому типу.

Богоматерь Умиление. Кон. XV – нач. XVI вв. Средняя Русь. 25,3 x 19,4. Дерево, левкас, темпера. Частная коллекция

Канонизация иконографических типов — иконописные подлинники — появилась сравнительно поздно. Древнейший из дошедших до нас «Строгановский лицевой иконописный подлинник» относится к XVI веку. В первую очередь, подобные процессы относятся к произведениям, имевшим чисто культовое значение, в частности, к так называемым «моленным», «явленным» иконам Богоматери. Такие иконы создавались по образцам, в которых элементы творчества присутствовали в очень незначительной степени.

Недаром к XVII веку, вследствие большого распространения чудотворных богородичных икон различных изводов, с многих из которых копировались дополнительные списки, также наделявшиеся статусом «чудотворности», появляются иконы, включавшие от четырех до нескольких десятков (а позднее даже больше) богородичных образов в одной иконе. Смысл таких икон — в прославлении Богородицы через ее различные явления миру.

Условно, за исключением праздничных и деисусных (от греческого «деисус» — моление; особая композиция из икон Спаса Вседержителя, Богоматери и Иоанна Предтечи, иногда с добавлением фигур архангелов, апостолов и избранных святых) икон Богородицы, все многообразие типов богородичных икон можно разделить на четыре группы, каждая из которых представляет собой раскрытие одной из граней образа Божьей матери.

Одигитрия

Первый тип — «Одигитрия» — в переводе с греческого означает «Путеводительница». В названии заложена концепция богородичных икон, что подразумевает роль Богородицы для каждого христианина как путеводительницы его души к Спасителю. Церковная традиция считает «Одигитрию» древнейшим образом Богоматери с младенцем Христом на руках. Образ Богоматери этого типа предполагает обычно ее поясное изображение с младенцем Христом на левой руке. В искусстве Византии Одигитрию изображали также стоящей или сидящей на престоле с младенцем на руках, в поздневизантийском и русском искусстве ее изображали только поясной.

Иконографическая схема «Одигитрии» построена следующим образом: фигура Богоматери представлена фронтально (иногда с небольшим наклоном головы), на одной ее руке восседает младенец Христос, другой рукой Богоматерь указывает на него, как бы направляя внимание предстоящих. Младенец одной рукой благословляет мать, а в ее лице и зрителя; в другой руке Христос держит свернутый свиток (есть варианты, когда в руках у младенца скипетр, держава, книга, развернутый свиток). Cамые ранние на Руси изображения «Одигитрии» сохранились с XII века. Русские изводы (термин, восходящий еще к средневековой иконографии, использовался для обозначения определенных канонических разновидностей того или иного сюжета) этого образа, различающиеся между собой позами фигур и другими деталями изображения, получили свои особые названия по легендам об их чудесном явлении: Смоленская, Тихвинская, Грузинская, Иверская, Иерусалимская и др.

Елеуса

Второй тип — «Елеуса», что означает «умиление», «милующая» — получил широкое развитие в поздневизантийском и древнерусском искусстве. Иконография этого образа сложилась в Византии (XI век) и широко распространилась в средневековом искусстве европейских стран. Ее отличительной чертой является лирическая трактовка позы: Богородица прижимает Христа к своей щеке.

Монах Аарон. Богоматерь Тихвинская. 1711. 89,0 x 66,0. Дерево, левкас, темпера. Частная коллекция

Известны варианты сидящей или стоящей в рост Богоматери, а также поясные изображения. Причем младенец может восседать как на левой руке, так и на правой. Наиболее выдающимся произведением, изображающим сцену «Умиления», является знаменитая константинопольская икона Владимирской Богоматери начала XII века из Третьяковской галереи. Икона, по преданию написанная евангелистом Лукой, была прислана на Русь из Царьграда старшему сыну Владимира Мономаха князю Мстиславу Владимировичу (1125–1132). Название иконы связано с ее долгим пребыванием во Владимире, куда она была перевезена из Киева князем Андреем Боголюбским в 1155 году. После перемещения центра русских земель в Москву икона была перенесена в 1395 году в Успенский собор Московского Кремля, возвращалась затем во Владимир, откуда в 1480 году была окончательно перенесена в Москву, где и находится в настоящее время. В Москве в честь торжественной встречи иконы был основан Сретенский монастырь. Помимо Владимирской, на Руси развивается целый «куст» изводов богородичных икон типа «Елеуса»: Богоматерь Донская, Ярославская, Яхромская, Взыграние младенца и др. Иконографический тип «Елеусы» развился на основе трансформации образа «Одигитрии».

Оранта

Третий тип — «Оранта» (по латински — «молящаяся»), также восходящий к традициям египетского раннехристианского искусства, как и два предыдущих, олицетворяет мотив моления за людей, но если в «Умилении» и «Одигитрии» он предстает в сложном соединении с выражением материнской любви, то в «Оранте» составляет главную черту, основной смысл образа: Богородица изображается здесь одна, в полный рост, с молитвенно воздетыми вверх руками. Хотя предание и не указывает прямого источника «Оранты» в творчестве апостола Луки, такие изображения находят уже в живописи катакомб, где скрывались гонимые христиане; твердо и бережно сохранило их искусство Византии и Древней Руси. И в образах Богоматери Оранты настойчиво выделяло искусство величавой владычицы мира: имя «Нерушимая стена» получили эти изображения на Руси. По древней традиции их размещали в конхе (от греч. «конха» — «раковина», навершие алтаря). «Нерушимой стеной» предстает она в мозаиках киевского Софийского собора, обретая значение государственного символа Киевской Руси.

Богоматерь Одигитрия. Третья четв. XVI в. Северо-запад России. 32,3 x 28,0. Дерево, левкас, темпера. Частная коллекция

Со временем, также с глубокой древности, в изображениях Богоматери Оранты стали располагать на ее груди диск, где окруженный сиянием славы представал младенец Иисус Христос в образе Спаса Еммануила (Еммануил — евр., «с нами Бог» — пророческое название Иисуса Христа в ветхозаветной книге пророка Исайи). Это изображение получило в Византии название «Богоматерь Великая Панагия» («Панагия» по-гречески — «Всесвятая»). Великой Панагией является одна из древнейших и знаменитейших русских икон, которую еще иногда называют «Орантой Ярославской», так как до передачи ее в Третьяковскую галерею она хранилась в Спасском монастыре города Ярославля. Эту икону относят к раннему, домонгольскому периоду древнерусского искусства; существует даже легенда о том, что ее автор — первый русский иконописец Алимпий. К числу репрезентативных изображений Богоматери, восходящих к Оранте, относится лик Богоматери «Знамение». Устойчивый канон изображений названной Богоматери складывается на Руси в XI–XII веках. Фигурка Христа–Еммануила на них может быть представлена в рост, а может быть и поясной. Наибольшее распространение получило поясное изображение «Богоматери Знамение», почитание которого началось в Новгороде с двусторонней выносной иконы XII века, по преданию чудесным образом спасшей город во время его осады суздальцами в 1169 году. В русских иконостасах «Богоматерь Знамение» занимает центральное место в пророческом ряду, олицетворяя пророчество о рождении Христа.

Четвертый тип не имеет такого богословского наполнения, как первые три. Он скорее собирательный, к нему относят те иконографические варианты, которые не вписываются в рамки трех предыдущих. Его можно назвать условно «Акафистным», так как главным моментом построения иконографической схемы в нем служит не какое-либо богословское обоснование, а принцип иллюстрирования того или иного эпитета, которым прославляется Богородица в Акафисте и других гимнографических произведениях. Можно сказать, что этот тип икон богородичного цикла больше всего отвечает классическому святоотеческому произведению Иоанна Дамаскина «Слово об иконах». Основной смысл икон этого типа — прославление Матери Божьей. Сюда, скажем, следует отнести изображение Богоматери с младенцем на престоле. Но большая часть икон этого типа представляет собой соединение центральной схемы предыдущих трех типов с дополнительными элементами. Примеров «акафистных» икон можно привести великое множество, и в большинстве своем это поздние иконографии, созданные не ранее XVI–XVIIвеков, т.е. в тот период, когда богословская мысль не отличалась оригинальностью и ее направление больше стремилось к поверхностному, формальному иллюстрированию, нежели теологическому осмыслению в образных средствах иконописного искусства. Но многообразие изводов эклектичного по содержанию «акафистного типа» — это уже тема отдельной статьи.