Логотип


Фаянсовые изделия Казенного Киево-Межигорского завода

Массовый ввоз английского фаянса в Россию в конце XVIII века и популярность этого вида керамики послужили своеобразным толчком к развитию в России собственного фаянсового производства. Одним из проявлений русской политики в области керамического производства явилось основание в 1789 году Казенного Киево-Межигорского фаянсового завода, который стал крупнейшим фаянсовым предприятием своего времени.

Тарелка с изображением дома поэта В.В. Капниста в селе Обуховка. Под изображением – строки из оды Капниста «Обуховка». Черная надглазурная печать. Гравер Д. Степанов. Первая треть XIX века.

 

Название свое фабрика получила от Межигорского монастыря в 20 верстах от Киева, на месте которого она была основана. Решающим фактором в основании на этом месте фаянсовой фабрики стали залежи подходящей для производства глины. На месте монастыря были возведены корпуса предприятия, старые здания перестроили, также были сложены печи для обжига фаянса. К заводу были приписаны крестьяне из близлежащей деревни Петровцы, в которой местное население издавна занималось гончарным делом. Для планомерной продажи изделий, начиная с 1801 года, в Киеве была открыта посудная лавка.

Поначалу работа производства налаживалась плохо, фабрика давала убыток, было много бракованных изделий, а цены на изделия оказались выше запланированных.

Однако причина состояла не в недостатке хороших материалов и мастерства рабочих, а в неудачном управлении. Вследствие этого в 1804 году управление фабрикой переходит от Городской думы к киевскому губернатору, а в 1822 году – в ведение Кабинета Его Императорского величества, в ведении которого уже находился Императорский фарфоровый завод. Киево-Межигорская фаянсовая фабрика с первых дней своего создания мыслилась, как предприятие коммерческое: в разных городах страны были открыты магазины по продаже межигорского товара, изделия завода развозились по ярмаркам. Большое место в торговой деятельности завода занимали и работы по заказам отдельных лиц.

Киево-Межигорский завод никогда не выпускал неотработанных пробных изделий: с первых же лет своего существования он определился, как завод, дающий только первоклассную продукцию. Продукция Киево-Межигорской фабрики отличается высоким качеством исполнения: изделия всегда выполнены тщательно и без перекосов и других видов производственного брака. Толщина черепка фаянсовой посуды этого завода часто не превышает толщины фарфорового черепка. На киевской фабрике впервые в России стали производить собственно фаянс, или как его еще называют, тонкий фаянс. На заводе быстро освоили также и цветные фаянсовые массы: мраморную, красную, шоколадную и другие. Мастера умело справлялись с формовкой и обжигом посуды и декоративных предметов разных размеров, среди которых встречаются большие вазы со сложным рельефным декором. Применявшаяся цветная и бесцветная глазурь всегда обладают ровным тоном, блеском и чистотой, на изделиях не бывает затеков или плешин. Тщательно и аккуратно выполнялись и печатные рисунки, без смазанностей и сдвигов. Рельефный декор изготовлялся по профессионально вылепленным образцам.

При значительных достижениях в области технологии и разнообразия в ассортименте Киево-Межигорский завод не стремился к созданию некоего неповторимого почерка в художественном отношении: изготавливая посуду, утварь и скульптуру для широкой продажи в разных городах России, а также по заказам отдельных лиц, завод часто использовал предлагаемые образцы, полностью повторяя их или видоизменяя по желанию заказчика. Для копирования брались и иностранные оригиналы.

Тарелка с китайскими мотивами. Надглазурная полихромная роспись. 1833 г. Киево-Межигорский завод.

 

Киево-Межигорский завод обладал огромным по тем временам штатом: так, в 1821 году на заводе работало 326 человек, из них «в мастерстве» считалось 226 человек. Кроме того, приглашались иностранные мастера. Продукция завода оценивалась современниками очень высоко, например, на Первой выставке российских мануфактурных изделий в 1829 году специалисты отмечали: «Лучшим фаянсом по справедливости почитается киевский». Многие российские фаянсовые заводы равнялись на Киево-Межигорский, его изделия были хорошо известны по всей стране, и ни один русский завод того времени не мог организовать сбыт продукции в таких больших масштабах, несмотря на то, что цены на изделия были довольно высокими: например, столовые сервизы продавали по 235-325 рублей.

Ассортимент изделий киевского завода очень велик: это все виды чайной, столовой и кофейной посуды, а также посуда штучная (тарелки, салатники, сухарницы, пепельницы, подставки под ножи и вилки, кружки и проч.), и декоративные вазы на высоких подставках с обильными лепными украшениями. Кроме посуды и ваз на Киево-Межигорском заводе выпускались садовые табуреты в форме бочонков, рамки для портретов и зеркал, кашпо, чернильницы, иконы, пасхальные яйца, лампады, подсвечники, аптекарская посуда. С 1850-х гг. на заводе стали производить мелкую пластику из бисквитной массы.

В декоре изделий использовались копии с гравюр русских и иностранных художников, воспроизводились рельефные украшения и формы керамических изделий западноевропейских мастеров. Межигорский завод почти не выпускал изделий с живописным декором, предпочитая ему копии с гравюр. Исключение составлял декор лампадок и пасхальных яиц, над которыми работали самые неопытные мастера, расписывавшие их, с дозволения начальства, по своему вкусу и умению. Директор завода Бородин в своем письме от 23 ноября 1823 года писал «...из людей, способных отработать вещи чисто и со вкусом здесь только один гравер, а прочие суть крестьяне, у них кисть плохо ходит в руках. Печатные же с достоверностью выйдут хороши».

Наивысшим достижением межигорского завода были печатные рисунки, выполненные с большим мастерством, лучшие из которых воспроизводят пейзажи Киева, Петербурга и их окрестностей. Применяя эту технику завод получил возможность выпустить в широкую продажу высококачественные изделия по сравнительно недорогой цене. На заводе изготовляли и посуду, украшенную монохромными печатными рисунками с добавлением золота. Весьма вероятно, что печатание рисунков из всех русских фарфоровых и фаянсовых заводов первым стал использовать именно Киево-Межигорский.

Так, газета «Северная пчела» № 43 от 29 мая 1812 года сообщает: «В Киеве находится славная Межигорская фаянсовая фабрика. Весьма важное сей фабрики открытие, которому в то же время сделан первый опыт, есть печатание на фаянсе, которое употребляется вместо рисовки и живописи и беспримерно облегчает сию работу, ибо разные рисунки и ландшафты, однажды на меди выгравированные, печатаются весьма успешно на фаянсовой посуде». На Императорском фарфоровом заводе печатный декор стал применяться только с 1814 года, а на фаянсовом заводе Ауэрбаха – с 1817 года.

Тарелка с рельефными листьями по поверхности и зеленой глазурью. 1831 г. Киево-Межигорский завод.

 

Кроме изделий с печатным декором на протяжении всего своего существования Киево-Межигорский завод изготовлял посуду из цветной массы и из белого фаянса, политого цветными глазурями. Такая посуда обычно декорировалась рельефами.

Уже в первые десятилетия своего существования Киево-Межигорский завод выполняет много сервизов по заказам представителей русской знати: великого князя Николая Павловича, графа Платова, генерала Аракчеева и др. В 1813 году изготовляется посуда для императора. В первые два десятилетия (с 1801 по 1830 гг.) на марках продукции Киево-Межигорского завода не ставилась дата, а слово «Киев» писалось крупными буквами.

В эти годы выпускается много изделий, украшенных печатными рисунками. С 1817 года на фабрике работает гравер Д.И. Степанов, окончивший Академию художеств в Петербурге: на целом ряде изделий Киево-Межигорской фабрики имеется его подпись. Встречаются также изделия с подписью «Галактионов» и «И.Иванов». Печатные рисунки украшают как отдельные предметы, шедшие в продажу, так и заказные сервизы, например, сервиз для Аракчеева с видами села Грузина. Село Грузино было подарено Аракчееву в 1789 году; местный гравер И.С. Семенов в 1821-1826 гг. выполнил серию гравюр с видами Грузина, и эти гравюры были трижды повторены различными заводами на сервизах: в 1825 году Императорским фарфоровым заводом, в 1827 году – Юсуповским заводом в селе Архангельском, в конце 1820-х гг. – на Киево-Межигорском заводе.

Кроме архитектурных и пейзажных видов изделия межигорского завода часто украшали рисунки на темы басен И.А. Крылова, гербы и эмблемы, сцены из античной истории и жизни. Встречается также посуда, в которой лишь бортик украшен растительным печатным орнаментом, иногда подкрашенным от руки.

Из цветных масс на Киево-Межигорском заводе в первые десятилетия его деятельности были известны «красная», «черная» и «мраморная». Из этих масс делались декоративные вазы, столовая и чайная посуда, сервизы, как, например, сервиз для Баболовского дворца в Царском Селе предметы которого, терракотового цвета, декорированы по бортику виноградной лозой в технике черной подглазурной печати с ручной отделкой. По формам и декору сервиз соответствует позднему классицизму.

Уже в первые годы существования завода технология изготовления фаянсовых предметов была на таком высоком уровне, что позволяла делать даже большие вазы, наподобие античных кратеров, с лепными украшениями и отъемным цилиндрическим постаментом, а также сложные скульптурные группы, как, например, «Грифон и рог изобилия».

Господствовавший в России первой трети XIX века стиль ампир нашел свое отражение и в фаянсе Киево-Межигорского завода – в это время нередки изделия формой и декором подражающие античным памятникам. Когда в 30-е гг. XIX века в русском декоративно-прикладном искусстве начинается отход от классицизма к историческим стилям, продукция Межигорского завода, которая в этот период была рассчитана, главным образом, на богатых заказчиков, представляла собой вещи пышные и громоздкие, предназначавшиеся для интерьеров эклектики. В это время на заводе широко практикуется выпуск цветных изделия (из цветных масс или белых с цветными глазурями), в частности – больших декоративных ваз обильно украшенных рельефным декором.

Большим успехом пользовались так называемые «гипюровые сервизы», создававшиеся по английским образцам. Формы таких сервизов выдержаны в стиле ампир, а декор, являющийся, по сути, главным художественным акцентом, представляет собой мелкие рельефные цветы и листья, которые покрывают поверхность изделия сплошным узором, который стирает строгость классицистических форм. В придворных кругах пользовались успехом выпускаемые в это время хлебницы и тарелки с крупными рельефными листьями винограда, покрытые зеленой поливой.

Тарелка «Вид Итальянского фонтана в Нижнем саду Петергофа». 1811-1830 гг. Киево-Межигорский завод.

 

С 1830-х гг. датировка изделий Киево-Межигорской фабрики облегчается, т.к. с этого времени кроме марки завода «Киев» на изделиях оттискивается и дата. В 1840-х гг. на заводе прекрасно освоены цветные массы и глазури. Межигорские изделия этого времени отличаются большим разнообразием цветов: голубой, зеленый, темно- и светло-коричневый, оранжево-охристый, желтый.

В росписях появляются украинские и русские пейзажи, а также народные типажи. На среднего покупателя рассчитаны тарелки с мелким печатным орнаментом в виде завитков и ангелочков в картушах, а также тарелки с геометрическим орнаментом голубого цвета и мелким цветочным узором, покрывающим все изделие. Края тарелок часто делали волнистыми.

С 1840-х гг. киевский завод в большом количестве начинает выпускать икону «Вознесение Христа», которая пестро раскрашивалась по рельефному изображению.

С 1844 года Кабинет его императорского величества назначает единого директора для Императорского фарфорового завода и Межигорского фаянсового завода. Все вопросы, связанные с сырьем, оборудованием фабрики, мастерами решаются в Петербурге. Перестраиваются здания фабрики, выписываются машины и специалисты из-за границы. Однако управление промышленным предприятием на расстоянии весьма проблематично, экономическое положение фабрики по-прежнему остается неудовлетворительным Одним из мероприятий, призванных возбудить интерес покупателей, было начало изготовления скульптуры малых форм из бисквитной массы. Среди образцов для подражания в это время – изделия зарубежных и отечественных фарфоровых и фаянсовых заводов, в том числе – завода Кузнецова. Новшеством 1850-х гг. является яркая раскраска рельефного декора – это нововведение вызвано желанием угодить вкусам среднего потребителя

Наводнение южной России керамическими изделиями с рельефным и печатным декором из Западной Европы сильно ухудшило сбыт межигорской продукции, особенно после понижения тарифа на ввоз в 1857 году. Кабинет решил избавиться от убыточного предприятия и в 1858 году подписал решение о передаче Киево-Межигорского завода в арендное содержание. Первого июля 1858 года завод был сдан в аренду киевским купцам братьям Барским сроком на 30 лет. Однако запущенность хозяйства и неконкурентоспособность привели к тому, что в 1863 году аренда Барских была прекращена и фабрику в 1866 году продали на публичных торгах Шишкову. Но в 1870 г. она была взята обратно, т.к. Шишков не мог выплатить всей ее стоимости. В ноябре 1871 года фабрика была продана Говорову за 85 тысяч рублей, а в 1874 году отобрана у него и передана местной полиции, а в 1875 году – Киевской удельной конторе. В это время она уже бездействовала и, по-видимому, так и была ликвидирована, не возобновив работы.

Изделия последних десятилетий работы фабрики отмечены снижением художественных достоинств. Это, как правило, мелкие предметы, целиком покрытые печатным узором, предназначенные для небольших небогатых интерьеров. Это изделия дешевые, но подражающие дорогим. До последних лет Межигорский завод продолжает выпускать пользовавшиеся когда-то успехом зеленые поливные тарелки и сухарницы, украшенные рельефными растительными мотивами – эти изделия остаются по-прежнему на высоком уровне и в технологическом отношении, и в художественном, т.к. создаются по старым формам и образцам. Постепенно деятельность этого большого предприятия, обладающего своим лесом и сырьем, и имеющим хорошо подготовленных мастеров, из-за неумелого руководства угасает.

В начало раздела "Керамика">>>