Логотип


Образ А.С. Пушкина в керамике

6 июня наша страна будет отмечать 218-летие со дня рождения А.С. Пушкина. Образ поэта в разное время привлекал многих живописцев, графиков, скульпторов. Иконография Пушкина, состоящая более чем из 300 произведений, включает также изображения, выполненные в керамике.

Велихова С.Б. Статуэтка «Пушкин в детстве». Ленинградский фарфоровый завод. 1949. Фарфор, золочение

Следует отметить некоторые особенности, связанные с образом Александра Сергеевича Пушкина в изобразительном искусстве. Во-первых, интерес к поэту со стороны скульпторов и художников возникает, как правило, в связи с очередной годовщиной со дня рождения или смерти. Это можно отчасти объяснить традицией государства устраивать различные конкурсы по случаю юбилея Пушкина. Во-вторых, изображение поэта в керамике стало исполняться лишь в послереволюционное время (за одним исключением). Именно тогда окончательно сформировался образ Пушкина — певца свободы, «погибшего от руки наемника царизма». Подмена поэта-человека поэтом-борцом нашла отражение в поэзии. Вспомните слова Эдуарда Багрицкого:

Взгляните: от песчаных берегов
К нам тень идет, крылаткой колыхая, 
Приветствовать приход большевиков. 
Она идет с поднятой головою
Туда, где свист шрапнелей и гранат, 
Одна рука на сердце, а другою
Она стихов отмеривает ряд.

Похожие мотивы встречаются и у других поэтов,
например, у Александра Блока:

Пушкин! Тайную свободу
Пели мы во след тебе! 
Дай нам руку в непогоду, 
Помоги в немой борьбе!

Ненашева А.М. Статуэтка «Пушкин-лицеист». 1961. Фарфор. Москва, Государственный музей А.С. Пушкина

Изображать Пушкина сложно. Автору трудно удержаться от излишнего пафоса или, наоборот, лубочности и карикатурности. Очень точно эту проблему сформулировал И.Е. Репин во время своей более чем двадцатилетней работы над картиной «Пушкин на берегу Невы». 28 января 1917 года в письме к Л.Н. Андрееву он отмечает: «Испробованы все мои самые смелые приемы, — нет удачи; а между тем, ведь вот кажется так ясно, я вижу этого «неприятного, вертлявого человека», эту «обезьяну», этого возлюбленного поэта […] Передо мной фотографии со всех его портретов, передо мною две маски с мертвого; я уже умею разобраться, что лучше из всего материала; уже совершенно ясно чувствую характер этого чистокровного араба. Маска с мертвого так изящна по своим чертам и пластике, так красивы эти благородные кости, такой страстью полно было это в высшей степени подвижное лицо и все это было заключено в строгой раме врожденного благородства и гениального ума. Изящный лоб, оформленный работой гения, — вот присутствие того высшего разума, который руководил им, открывая миру божественные идеи […] Да, вот он, цельная натура, как Рафаэль, как Глинка, они не бились над своими цельными созданиями, у них лилось […] И вот я, посредственный художник, дерзнул изобразить этого гения […] Признаюсь вам — особенно три последние недели, еще более три последних дня, опять, беззаветно, ходил на приступ своего Порт-Артура».

Единственным дореволюционным керамическим изображением Пушкина стала фарфоровая копия небольшой скульптуры поэта из знаменитого Нащокинского домика. В 1910 году Императорский фарфоровый завод по модели скульптора С.А. Голяшкина и по его же заказу исполнил несколько (5 или 6) расписных скульптурок. На сегодня сохранилось, по всей видимости, только две. Одна из них, так же как и сам домик, находится в собрании Всероссийского музея А.С. Пушкина в Петербурге.

Гендельман Е.А. (скульптор), Карзов В.В. (форматор). Статуэтка «Пушкин-лицеист». Ленинградский фарфоровый завод. 1962. Фарфор

Первой послереволюционной юбилейной датой стал 1937 год — 100-летие со дня смерти поэта. В связи с этим знаменательным событием в 1936–1937 годах было создано немало изображений Пушкина в керамике, большая часть которых исполнялась на Ленинградском фарфоровом заводе им. М.В. Ломоносова (ЛФЗ). Одним из наиболее удачных портретов является фарфоровая копия (1936) гипсового бюста поэта работы П.П. Трубецкого (1899). Бюст Трубецкого неоднократно воспроизводился на заводе и ранее (начиная с 1925), не только в фарфоре, но и в бисквите. Гипсовый оригинал отличается экспрессивностью, подвижностью. Все это удалось сохранить и в фарфоре. Интересно, что единственным исключением среди работ Трубецкого, всегда лепившего с натуры, стало изображение Пушкина. Как отмечают некоторые исследователи, отправной точкой для работы мог послужить портрет поэта, исполненный В.А. Серовым в том же году («Пушкин в парке»). К 1936 году относится и бисквитная скульптура стоящего на квадратном основании поэта со скрещенными на груди руками, слегка склоненной и повернутой к правому плечу головой. В левой руке Пушкин держит сложенный головной убор. Эта работа является повторением статуэтки 1837 года, исполненной А.И. Теребеневым в тонированном гипсе.

По всей видимости, к 1936–1937 годам следует отнести и небольшой (всего 4 см высотой) фарфоровый бюст. Здесь Пушкин изображен в свободно расстегнутой рубашке с повязанным шейным платком. Вероятно, неизвестный автор при создании образа воспользовался прижизненным портретом поэта кисти В.А. Тропинина (1827). Также 1936–1937 годами датируется повторение известного бронзового бюста работы И.П. Витали (1837) в бисквитном фарфоре, выполненное форматоромПетром Шмаковым на ЛФЗ. Шмаков «перевел» бюст в фарфор почти без изменений, убрав лишь надпись на лицевой стороне.

Суворов А.А. Пушкин перед дуэлью. 1936. Гипс. Москва, Государственный музей А.С. Пушкина

Интерес вызывает бисквитная статуэтка «Пушкин перед дуэлью», созданная по одноименной гипсовой скульптуре А.А. Суворова в 1936 году. Здесь поэт изображен во весь рост, в тяжелой шубе, с цилиндром и тростью в руках. Создавая торжественный статичный образ Пушкина, скульптор во многом повторяет свою одноименную ксилографию, исполненную ранее, в 1934 году. 1936 годом датируются и две работы Н.Я. Данько. Первая из них, «Пушкин на прогулке», изображает поэта в длинной бекеше в талию по моде 1830-х годов, в цилиндре, с тростью и книгой в руках. В основе замысла статуэтки лежит одноименный карандашный рисунок П.И. Челищева (Пушкин шагает по Невскому проспекту). Другое произведение Н.Я. Данько, чернильница «А.С. Пушкин за работой», представляет поэта уже в домашней обстановке, сидящим в любимом свободном архалуке на кушетке среди груды беспорядочно разбросанных книг и журналов, сочиняющим очередное произведение. Следует отметить, что чернильница неоднократно повторялась в 1930-х годах и, по всей видимости, после войны, и встречается как без росписи, так и с различными вариантами росписи. Наиболее удачной может считаться роспись, выполненная Е.А. Данько в 1937 году. Она с точностью воспроизвела узор ковра, материал одежды и кушетки, названия книг и журналов. Позднее появились более общие, упрощенные варианты росписи. Так, за чернильницу, расписанную Л.И. Лебединской, на парижской выставке 1937 года Н.Я. Данько была удостоена золотой медали.

Образ творящего поэта воплотил в своей майоликовой работе И.Г. Фрих-Хар. Однако, его «Пушкин на диване», выполненный в 1936–1937 годах на Конаковском фаянсовом заводе им. М.И. Калинина, изображен лежа на подушках, перед небольшим, приставленным к дивану столиком. По всей видимости, идею изобразить Пушкина подобным образом и Н.Я. Данько, и И.Г. Фрих-Хару подсказал портрет поэта работы К. Мазера (1839).

Данько Н.Я. Статуэтка «Пушкин на прогулке». Ленинградский фарфоровый завод. 1936. Фарфор, золочение. Москва, Государственный музей А.С. Пушкина

Далее следует, по времени создания, терракотовый горельеф «Пушкин. Голова» (1940) работы Лины По, не совсем соответствующий традициям керамической пушкинианы — как по материалу исполнения, так и по времени создания. Автор изображает лицо поэта «высеченным» в толще монолита; возможно, здесь сказалось влияние одноименного бронзового горельефа, исполненного С.Д. Меркуровым в 1910-х годах.

Следующим крупным юбилеем стало празднование 150-летия со дня рождения Пушкина в 1949 году. К этой дате, как и к 1937 году, ЛФЗ выполнил ряд самых разных изображений поэта. Так, скульптор А.Д. Корсиков в 1949 году создал фарфоровый бюст поэта, изображенного с легким поворотом головы вправо и фронтально развернутой грудью, в рубашке с отложным воротником. В этом же году скульптор М.Р. Габе создал фарфоровую группу «Пушкин на прогулке», представляющую поэта скачущим на лошади среди густой травы. Отправной точкой для этой скульптурной группы могла послужить пастель В.А. Серова «Пушкин в деревне» (1899), хотя к образу Александра Сергеевича, скачущего на лошади, обращались также К.Ф. Юон («Пушкин на прогулке», 1949) и А.А. Пластов («Пушкин в Болдине», 1949). Еще один портрет поэта — бисквитный барельеф «А.С. Пушкин», исполнил в традициях медальерного искусства скульптор В.Л. Семенов.

Также к 150-летию со дня рождения Пушкина С.Б. Велихова сделала фарфоровую статуэтку «Пушкин в детстве», представляющую юного поэта сидящим за столом и что-то сочиняющим. По всей видимости, к этому юбилею было приурочено создание фарфоровой скульптуры «Пушкин — лицеист» (1950) работы П.Д. Ярымбаша.

Следующей мемориальной датой стало 125-летие со дня смерти (1962). К этому юбилею были созданы две статуэтки «Пушкин — лицеист», выполненные А.М. Ненашевой в фарфоре и бисквите. Фарфоровая скульптура решена в виде босой полулежащей фигуры с небрежно накинутым на плечи сюртуком. Бисквитная же статуэтка изображает сидящего задумчивого юношу, подпершего голову рукой. Позднее А.М. Ненашева выполнила и рельефный керамический профильный портрет поэта.

Данько Н.Я. Чернильница «А.С. Пушкин за работой». Ленинградский фарфоровый завод. Форма 1936. Фарфор, роспись надглазурная (упрощенный вариант). Москва, Государственный музей А.С. Пушкина

К образу Пушкина — лицеиста обратился и скульптор Е.А. Гендельман в одноименной, исполненной в 1962 году на Ломоносовском заводе скульптуре: Пушкин стоит с гордо поднятой головой, заложив за спину левую руку, и, по всей видимости, что-то декламирует. Возможно, при работе над образом Гендельман отталкивался от известной картины И.Е. Репина «Александр Пушкин на лицейском экзамене…» (1911).

В более позднее время к образу поэта авторы обращаются уже вне зависимости от юбилеев, скорее, по зову сердца. Примером подобной работы может служить сложная многофигурная композиция И.С. Олевской «Да внемлют же поэтам веки», исполненная в 1975 году на ЛФЗ. В нее входят четыре стелы, каждая из которых несет по одному живописному портрету — А.С. Пушкина, О.А. Кипренского, М.Ю. Лермонтова и Г.Р. Державина. Еще один подобный пример — фаянсовая серия «Памяти поэта», выполненная в 1984–1985 годах Р.М. Цузмер на Конаковском заводе (находится в Государственной Третьяковской галерее). Серию открывает медальон «А.С. Пушкин» с погрудным изображением поэта на фоне лугов, заключенным в сложное волнообразное обрамление. В серию также вошли медальон «Река Сороть», рельеф «Михайловское», чаша на колонне «Дуб уединенный», капитель «Заснеженные листья», колонна «Осенние мотивы», ваза на колонне «Святогорский монастырь» и чаша на колонне «Осень».

В настоящее время отношение к А.С. Пушкину вновь изменилось. Образ поэта превратился в популярный бренд… Хочется перефразировать слова В.В. Маяковского, сказанные в 1924 году о В.И. Ленине: «Не штампуйте Пушкина. Не печатайте его портретов на плакатах, на клеенках, на тарелках, на кружках, на портсигарах. Не торгуйте предметами этого культа. Не торгуйте Пушкиным!» 

В начало раздела "Керамика">>>