Логотип


Запад и восток в тематике раннего мейсенского фарфора

Государственный Эрмитаж 2 октября 2007 года открыл выставочный проект «Запад и Восток в тематике раннего мейсенского фарфора». Эта выставка, как и открывшаяся в этот же день в Эрмитаже экспозиция «Макс Бекман. Произведения из музейных и частных собраний Гамбурга и Любека», проходит в рамках празднования пятидесятилетия истории отношений городов-побратимов Гамбурга и Санкт-Петербурга.

В каждую историческую эпоху европейская культура создавала свой неповторимый образ Востока. В XVII–XVIII вв. серьезный интерес к Китаю послужил основой для создания мифа о Поднебесной империи. Эта мода воплотилась в западном искусстве в легкомысленном и изящном стиле шинуазри. В 1766 г. известный французский литератор Фридрих Мельхиор Гримм писал: «Китайская империя стала в наши дни объектом особого внимания, специального изучения, размышлений и всеобщих споров. Миссионеры первыми вызвали интерес у широкой публики рассказами о чудесах этой отдаленной страны».

Часы в фарфором футляре. Около 1727. Роспись мастерской И.Г. Херолдта. Фарфор, роспись надглазурная, позолота, бронза, золото, серебро, бриллианты. Высота 37,0. Государственный Эрмитаж

Выставка «Запад и Восток в тематике раннего мейсенского фарфора» располагается в Синей спальне Зимнего дворца, убранство и «интерьеры которой как нельзя лучше подходят для экспонирования фарфоровых изделий», отметил на церемонии открытия М.Б. Пиотровский. В экспозиции представлено 85 экспонатов из коллекции мейсенского фарфора Государственного Эрмитажа, объединенные концепцией интереса мира Запада к далекому и притягательному Востоку.

Считается, что впервые европейцы увидели китайский фарфор после знаменитого путешествия в Поднебесную венецианца Марко Поло (1271/75–1292/95). В Европе и раньше появлялся фарфор, но поскольку он доставлялся в основном караванными путями через Азию, то точное место изготовления европейцам было неизвестно. Во все века изделия из фарфора ценились за гомогенность текстуры, полупрозрачность черепка и чистоту цвета, сравниваемую иногда с полудрагоценными камнями. Все это побуждало наделять изделия из фарфора необычными способностями. Например, считалось, что фарфор обладал свойством обнаруживать яд в пище.

Богатейшие люди многих европейских государств поручали алхимикам выявить формулу заветного материала. Но все усилия поначалу были тщетны. Известно, что зачастую, выдавая желаемое за действительное, многие ученые, добившись каких­то результатов, заявляли, что разгадали секрет фарфора. Однако полученные материалы повторяли его только внешне. Итальянские города Феррара, Турин и Пезаро в XVI в. состязаются за первенство раскрытия формулы. Лишь во Флоренции в 1575 г. при герцоге Франческо I де Медичи были достигнуты первые реальные результаты. В садах Боболии была организована мануфактура, где изготавливались предметы, в состав которых входил каолин, основной ингредиент восточного твердого фарфора.

К сожалению, флорентийцы даже и не догадывались о цене своего открытия. Производство просуществовало не более полувека, а выполненные в те годы изделия сейчас являются культурной и исторической ценностью. Несмотря на растущий интерес к фарфору, европейцы вынуждены были довольствоваться в основном продукцией из керамики, значительной частью производившейся в Делфте (Голландия). К тому же Голландия в это время становится крупнейшим поставщиком в Европу восточного фарфора, интерес к которому возрастал все больше. В начале XVII в. мастера Невера (Франция) начинают повторять китайские формы и мотивы, используя их в изделиях из традиционного для этой местности керамического материала — майолики.

Первая мануфактура, производившая настоящий твердый фарфор, была основана 23 января 1710 г. в Дрездене. Декрет о ее учреждении подписал саксонский курфюрст Фридрих Август I (он же с 1697 г. — польский король Август II, которого еще называют Августом Сильным). В июне того же года предприятие было переведено в замок Альбрехтсбург, находящийся в Мейсене. Изобретателем европейского твердого фарфора считается Иоганн Фридрих Бетгер (1682–1719). Это событие трактовалось на Западе как разгадка одной из сокровенных тайн Востока. Как позже было доказано, мейсенский фарфор является более твердым, чем китайский. В первую очередь это связано с большим содержанием каолина (белая тугоплавкая глина), основным ингредиентом фарфора. Секрет фарфорового рецепта содержался в строжайшей тайне, но утечка оказалась неизбежной, благодаря чему уже в 1719 г. в Вене была открыта вторая мануфактура по изготовлению твердого фарфора.

Все изделия, представленные на выставке, относятся к периоду 1710–1745 гг. — тяжелого времени для Мейсенской мануфактуры. В эти годы Мейсен был оккупирован войсками Фридриха II Прусского в ходе второй Силезской войны. В первой половине XVIII в. основным направлением творческих исканий мастеров Мейсенской фарфоровой мануфактуры было создание своего индивидуального видения восточной культуры. Конечно, главная роль при этом оставалась за самими интерпретаторами, поэтому тема Запада неизменно присутствовала; иногда незримо, иногда вполне наглядно. Попытка обозначить границы этого присутствия определила состав выставки.

В первом из шести разделов выставки показана наиболее ранняя группа представленных изделий — произведения из беттгеровской коричневой каменной массы. Этот керамический состав был первым из европейских открытий в области технологии керамических материалов, таких, которые можно было сравнить с восточными аналогами. Выполненные в беттгеровской массе экспонаты имеют как восточные, так и западные стилистические черты. Хотелось бы отметить две фляги без крышек (1710–1715), расписанные лаковыми красками и позолотой.

Созданные по одной модели, эти предметы воспроизводят тип «фляги пилигрима», известный со времен средневековья. В те времена подобные сосуды были функциональными и изготавливались из кожи, глины и металла. После отмены Нантского эдикта французские серебряники-гугеноты, расселившиеся по Европе, ввели эту модель в ассортимент ювелиров Голландии, Германии и Англии. В конце XVII в. в Германии сосуды этой формы получают особое утилитарное значение как бутылки для ликера.

Во втором разделе представлены изделия из беттгеровского фарфора с росписью золотом в стиле шинуазри. В 1720–1730-х гг. мейсенский фарфор часто расписывался золотом или серебром далеко за пределами Саксонии, в Аугсбурге. Хаузмалеры (независимые живописцы) Аугсбурга дали жизнь своеобразному жанру живописи по фарфору, получившему название «золотые китайцы». В XVII столетии мода «на все китайское» развивалась в рамках стиля барокко, в XVIII в. — рококо. «Золотые китайцы» на мейсенском фарфоре продемонстрировали Европе оригинальный вариант немецкой иконографии стиля шинуазри.

Сервиз для шоколада на поставце. Роспись А. Зойтера. Около 1715. Фарфор, роспись золотом, серебро; литье, чеканка, гравировка, золочение. Государственный Эрмитаж

Привлекает внимание посетителей сервиз для шоколада на подставке из золоченого серебра (1720–1724). В его состав входят 24 предмета: фарфоровый кофейник, шесть фарфоровых чашек с серебряными крышками, серебряная подставка, три большие серебряные ложки и шесть маленьких. Как часто встречается в практике того времени, комплект был составлен из изделий, исполненных разными мастерами и в разное время, но стилистически гармонирующих.

Отдельно показаны мейсенские изделия с полихромным декором в стиле шинуазри, расписанные в живописной мастерской мануфактуры, которой руководил художник и технолог Иоганн Грегориус Херолдт (1696–1775). Многие мастера этой студии обладали выраженным индивидуальным стилем. Сам Херолдт в своих произведениях сочетал виртуозность художника­-графика с почти импрессионистичной живописностью.

Одним из самых интересных экспонатов являются часы в фарфоровом футляре, украшенные надглазурной росписью, золотом, серебром и бриллиантами. Эти фарфоровые часы в числе прочих редких и дорогостоящих фарфоровых изделий были подарены Августом Сильным дочери Петра I и Екатерины I — великой княжне Елизавете Петровне. Роспись была сделана разными мастерами студии И.Г. Херолдта. Обращает на себя внимание живописная композиция с всадником на центральном нижнем ламбрекене.

Помимо этого посетители могут увидеть фарфоровые изделия, расписанные «сценами гавани». Отдельно стоит отметить собрание, представляющее произведения из фарфора, на которых мейсенские живописцы впрямую пытались подражать китайскому и японскому декору. Как правило, Китай представлялся синей подглазурной росписью кобальтом, а также живописными гаммами зеленого и розового. Подражая японской стилистике, мейсенские мастера воспроизводили роспись в стилях «имари» и «какиемон». На выставке, к примеру, можно увидеть мейсенские изделия в стиле «какиемон», предназначенные для саксонского двора — министра Августа Сильного, графа Александра Йозефа Сулковского и графа Генриха фон Брюля.

Конечно же, организаторы проекта не могли не выставить предметы из знаменитых сервизов, созданных для российского двора и хранящихся сейчас в собрании Эрмитажа. Несмотря на то что эти изделия относятся ко времени затухания интереса мейсенских мастеров к восточной тематике (1740–1745), на них по-прежнему можно рассмотреть, к примеру, восточные «индианские цветы». На блюде из первого «Елизаветинского сервиза» восточную нотку привносит пейзаж в стиле шинуазри, с изображением пальм и характерного «китайского» строения с загнутыми кверху краями крыш.

И словно завершая историю Востока в фарфоровом искусстве Запада, на выставке представлена тарелка из знаменитого «Андреевского сервиза», подаренного императрице Елизавете Петровне Августом III в 1745 г. по случаю бракосочетания наследника престола великого князя Петра Федоровича (будущий император ПетрIII) и принцессы Софии Фредерики Августы Ангальт-Цербстской (будущая императрица Екатерина II). Предметы из этого сервиза уже декорированы «немецкими цветами», хотя в их исполнении чувствуется восхищение богатством и разнообразием окружающего мира, которое так характерно для традиций искусства Востока.

В начало раздела "Керамика">>>