Логотип

КУКОЛЬНЫЙ ДОМ АДЕЛАИДЫ УРЭ

КУКОЛЬНЫЙ ДОМ АДЕЛАИДЫ УРЭ...Она появилась на свет в Париже в 1813 году в семье механика и инженера, имевшего свое небольшое, но весьма успешное дело. Леопольд Урэ выпускал сложные дверные замки по собственным проектам, за что не раз получал золотые медали на различных выставках. Его жена рано умерла, оставив четырех несовершеннолетних детей. Аделаиде тогда шел 15-й год. Поскольку отец был слишком занят, опекунство над детьми взял их дядя , комиссар полиции Луис Беффар (Louis Francois Beffara), человек необычно образованный, любивший оперу и Мольера. Леопольд Урэ со временем расширил свой бизнес и начал изготавливать мини-модели столов, стульев и кресел из крученой металлической проволоки для рекламных предложений мебельщиков.

Аделаида, до конца жизни остававшаяся незамужней, помогала ему, собственноручно сделав несколько образцов.

О куклах она впервые задумалась, когда ей было 37 лет. Аделаида предложила отцу выпускать миниатюрную мебель в качестве кукольной, но эта идея поначалу не имела успеха: модели никто не покупал. Это казалось странным, потому что в Париже тогда был настоящий кукольный бум.

КУКЛЫ АДЕЛАИДЫ УРЭ

И только внимательнее присмотревшись к куклам, которые стояли на полках дорогих магазинов, Аделаида поняла, в чем дело. Они просто не умели садиться, колени и локти у них не сгибались. Мадмуазель Урэ, начитавшаяся Вольтера с его идеями о новом воспитании, справедливо рассудила, что такие куклы - не лучшие игрушки, потому что не позволяют детям играть с ними, не меняются и не развивают воображение.

Вскоре она подала заявление на регистрацию патента, который должен был дать ей право выпускать артикулирующих кукол. "Сейчас кукол делают из тяжелого дерева, застывшие формы не позволяют одевать и переодевать их, и это сковывает детскую игру, - писала она. - Каждый, кто держал в руках некрасивую бесформенную куклу, которую обычно предлагает торговля, поймет, почему я задумала сделать артикулирующее кукольное тело. Я не собираюсь точно копировать человеческие движения, но кукла должна отвечать двум требованиям. Во-первых, быть более менее близкой к реальности, а во-вторых, - красивой, приятной глазу. Так называемые распрямляемые сочлененные куклы, на мой взгляд, вполне соответствуют подобным ожиданиям".

Она предложила образец куклы с сочлененным телом из податливого упругого материала гуттаперчи и с фарфоровой головой, которая должна была не просто вертеться (такие куклы были и до нее), а иметь стопор, чтобы движения были естественные, и глаза не оказывались сзади, то есть чтобы кукла могла поворачивать голову так, как это может делать человек.

В 1851 году она разместила в газетах объявление, в котором сообщала, что новая фирма Huret & Sie предлагает кукол нового дизайна. Новинки с прекрасными лицами быстро стали пользоваться невероятным успехом. Через год компания переехала на бульвар Монмартр (сейчас это дом 2 rue Drouot, в конце бульвара Монмартр), и занимала весь первый этаж с мастерскими и магазином.

В 1855 году Аделаида приняла участие в международной выставке в Париже и получила серебряную медаль. Репортеры восторженно писали: "Мадмуазель Урэ представила своих сочлененных гуттаперчевых кукол. Эта не только гениальная идея, но и работа самого высокого класса: сочленения очень надежны, аккуратная сборка, отличный вкус в кукольной одежде. Сегодня рынок не может предложить ничего более прекрасного в этой области. Нам остается только сожалеть, что цены для таких кукол слишком высоки, и они не могут стать массовым товаром для продажи".

КУКЛЫ АДЕЛАИДЫ УРЭ

На самом деле ее куклы были самыми дорогими игрушками того времени, их выпускали под номерами, всего 1200 экземпляров в год. Кстати, знаменитая сцена из романа Гюго "Отверженные", когда девочка Козетта, как завороженная, стоит у витрины лавки, где выставлена дорогая и прекрасная кукла, - описывает именно куклу мадмуазель Урэ. Такую же игрушку писатель подарил своей внучке, и эта кукла сейчас бережно хранится в одной из частных французских коллекций.

С 1857 года Аделаида и ее старшая сестра Леопольдина (Leopoldine) начали работать вместе. В результате этого партнерства фирма была переименована, и стала называться L.C. Huret Soeurs. От заказов не было отбоя, и едва вышедшие небольшие партии кукол мгно-венно исчезали с полок магазинов. Лучшие журналы для детей (La Poupée Modèle, La Gazette de la Poupée, Le Journal des Jeunes personnes) рекомендовали кукол мадмуазель Урэ своим маленьким читателям. Она не только продавала, она старалась сделать куклу источником радости, своеобразной дверцей в сказку, в мир игры и воображения. При магазине часто устраивались чайные вечеринки, куда приглашались дети с их куклами.

Сначала куклы мадмуазель Урэ продавались неодетыми, но сестры вскоре наладили связи с лучшими парижскими модистками, чтобы снабдить их гардеробом, отражающим моду того времени.

С 1860 по 1863 годы они тесно работали с мадам Louise Bereux - необычайно талантливой создательницей кукольной одежды, которая имела мастерскую в Париже. В 1862 году ее безупречные кукольные костюмы были даже представлены на Всемирной экспозиции в Лондоне, и получили бронзовую медаль выставки.

Именно с ее именем связывают зарождение детской моды во Франции. Раньше девочек одевали, как взрослых дам, но когда кукольная одежда покорила сердца маленьких девочек и они хотели иметь "такое же" платье, мамы стали заказывать для них наряды, похожие на те, что создавала мадам Беро. Впервые наряды на куклах можно было менять, у них появился великолепный гардероб, который демонстрировал отменный вкус, а также огромное количество аксессуаров - зонтики, шляпы, шляпные коробки, ботинки, сумочки, которые, кстати, тоже имели марку Huret. Сегодня все эти "мелочи" - еще большая редкость, чем сами куклы.  В 2008 году на американском кукольном аукционе оригинальное платье работы мадам Беро было продано за 20 тысяч долларов.

В 1864 году Аделаида и ее сестра Леорпольдина решили удалиться от дел, и передали управление своему младшему брату Луису Эмилю (Louis Emile). В 1867 году сестры переехали на 10 rue Neuve des Fontaines Saint Georges (сейчас Rue Fromenti), где они продавали новинки кукольной мебели. Мадмуазель Аделаида Урэ скончалась в возрасте 91 года, не оставив после себя прямых потомков.

Ее компания потом поменяла несколько собственников, которые очень бережно относились к доставшемуся им наследству: фирма всегда выпускала кукол самого высокого качества, небольшими партиями, с роскошным приданым, гардеробом и аксессуарами. Марка HURET просуществовала до 1914 года, и была продана полячке, эмигрировавшей во Францию в начале первой мировой войны, которую звали мадам Лазарски (Lazarski). О ней мало что известно, кроме того, что она делала своих, говоря современным языком, "авторских" кукол, и назвала свою небольшую "Кукольный Дом Лазарски".

По материалу Ильмиры Степановой,www.antiquedolls.ru