Логотип

Из истории петербургского литья

Лансере E.A. СкачкиЛансере E.A. Скачки. Модель 1882 г. Отливка фабрики Ф. Шопена. 1880-е. Бронза, литье, чеканка, монтировка, темная тонировка, лак. 31,5 × 44,0 × 25,0. «Старинный интерьер», Москва

Художественная бронза с клеймом «Ф. Шопен» — яркая страница русского бронзового литья. Благодаря серьезной подготовке мастеров достигалось замечательное качество изделий, конкурентоспособных на художественном рынке, высокий уровень которых позволил им стать достоянием музейных и частных собраний мира.

Бронзовая скульптура, будь она монументальной или станковой, всегда связана с литейным производством. И говоря о развитии русской бронзовой пластики середины и второй половины XIX столетия, нельзя обойти вниманием имя Феликса Шопена — владельца одной из крупнейших фабрик художественной бронзы в Санкт-Петербурге.

История этого известного в России производства восходит к началу XIX века, когда купец Герен в 1805 году открыл в Санкт-Петербурге на 25-й линии Васильевского острова небольшую фабрику бронзового литья. Спустя некоторое время его заведение перешло к выходцу из Франции, предпринимателю Шопену-старшему. Вложив дополнительные финансовые средства, этот человек сумел переоборудовать и увеличить приобретенную фабрику. Уже в 1820-х годах им были приглашены на работу литейщики, чеканщики и позолотчики из Франции, поскольку в ту эпоху именно французскую скульптуру и французское литье считали образцом совершенства, к которому необходимо стремиться.

Последовавшее далее достаточно интенсивное развитие производства привело к тому, что в 1843 году фабрика считалась крупной: на ней работало около ста человек. Для сравнения можно упомянуть одно из лучших бронзолитейных предприятий того вре­мени — предприятие Н.Ф. Штанге. Однако оно насчитывало во второй половине 1850-х годов лишь около сорока рабочих.

В середине XIX столетия заведение Шопена-старшего перешло по наследству к сыну — Феликсу Шопену. Первый этап деятельности предпринимателя приходится на 1850–1860 годы. Фабричные корпуса вплоть до 1870-х годов располагались на 25-й линии Васильевского острова, в доме на месте современных зданий под № 6 и 8. К сожалению, эта постройка, в которой находилось бронзолитейное производство (Феликс Шопен обратился также к литью из чугуна), не сохранилась. Возведенная некогда по проекту архитектора Ф. Дезире, она в дальнейшем несколько раз меняла владельцев и назначение и в итоге была разрушена.

Лансере E.A. Лошадь (Ажурная)Лансере E.A. Лошадь (Ажурная). Модель 1886 г. Бронза, литье, чеканка, монтировка, коричневая тонировка. 39,0 × 49,0 × 21,5. «Старинный интерьер», Москва

Заинтересованный в интенсивном сбыте выпускаемых изделий, Феликс Шопен открыл тогда же два магазина по продаже своей продукции. Один из них находился на Большой Морской улице в Санкт-Петербурге в доме, принадлежащем Руадзе. Второй магазин фабрикант открыл в доме № 56 на Тверской улице в Москве. В этих торговых точках можно было приобрести тиражированную продукцию. В постоянном ассортименте были часы, канделябры, люстры, каминные украшения, соответствующие господствовавшей в то время моде, и копии с французских бронзовых изделий. Феликс Шопен стремился выпускать модную, имеющую массовый спрос продукцию, способную принести ему доход.

На фабрике Феликса Шопена в эти десятилетия выполняли также множество государственных заказов. Его мастера отливали детали убранства Казанского и Исаакиевского соборов, храма Христа Спасителя, Большого Кремлевского дворца и многих резиденций русских царей. Одновременно с выполнением подобных крупных монументально-декоративных заказов велись не менее совершенные по качеству исполнения камерные работы, в числе которых осветительные приборы для дворцов и резиденций Царского Села, Павловска, Гатчины.

По заказам Императорского фарфорового и Императорского стекольного заводов были изготовлены бронзовые украшения к фарфоровым и хрустальным изделиям. Отливали здесь также бронзовые детали к каменным вазам Екатеринбургской гранильной фабрики. Незначительные, на первый взгляд, детали дворцовых интерьеров: оконные шпингалеты, дверные ручки и другие мелкие изделия — также входили в сферу деятельности мастеров этого производства. Подобные образцы исполнялись по рисункам и проектам мастеров и художников, чьи имена не дошли до наших дней.

Лансере E.A. Богатый арабский купецЛансере E.A. Богатый арабский купец. Модель 1884 г. Отливка фабрики Ф. Шопена. Бронза, литье, патинирование. 68,0 × 45,4 × 23,7. «Старинный интерьер», Москва

Вся последующая деятельность Феликса Шопена убеждает в том, что он тонко чувствовал веяние времени, безошибочно угадывал нарождающиеся изменения в художественной жизни второй половины века. Это поставило принадлежащее ему производство в совершенно особое положение среди подобных заведений. Деятельность Феликса Шопена во многом способствовала развитию реализма в станковой скульптуре того периода, он сделал образцы этого художественного стиля известными не только в нашей стране, но и за ее пределами.

Первым опытом Феликса Шопена в разработке тем отечественной истории в скульптуре стала выпущенная на его фабрике в первой половине 1850-х годов серия бюстов российских царей, насчитывающая 63 скульптуры. Эти работы, наряду с ларцами для хранения грамот из Кремля, были выполнены по рисункам академика Ф.Г. Солнцева и стали примером отказа от модного французского влияния, ретроспективных увлечений и стилизаций историзма. Бюсты, решенные в натуральную величину, ознаменовали обращение Шопена к национальным темам. Однако их, против ожидания владельца фабрики, встретил весьма сдержанный прием общественности, критики и Министерства императорского двора. И лишь их пов­тор в уменьшенном варианте получил заслуженную высокую оценку. Произведения были исполнены из различных материалов: от дорогой золоченой бронзы до цинка. В дальнейшем скульптуры именно этой серии многократно отливались.

С точки зрения истории искусства, поистине судьбоносным стало знакомство Феликса Шопена с работами молодого Е.А. Лансере. В творчестве двадцатидвухлетнего автора фабрикант разглядел яркие ростки нового художественного стиля. Уже в 1870 году на фабрике Феликса Шопена были отлиты такие работы скульптора, как «Курящий черкес», «На санях», «Чумак с возом». В конце 1870-х годов, спустя почти десятилетие после знакомства c этим мастером, фабрикант приобрел эксклюзивное право собственности на выпуск 17 моделей. Среди них были «Прощание казака с казачкой», «Ловля дикой лошади», «Казак с убитой под ним лошадью», «Сокольничий».

Лансере E.A. Богатырь (Илья Муромец на лошади)Лансере E.A. Богатырь (Илья Муромец на лошади). Модель 1885 г. Отливка фабрики Ф. Шопена. Бронза, литье, чеканка, монтировка, патинирование. 75,0 × 58,0 × 21,0. «Старинный интерьер», Москва

По заданию Феликса Шопена в 1883 году Е.А. Лансере отправился в Алжир, где работал над созданием серии произведений на национальные мотивы. В их числе «Араб­ский сокольничий верхом с соколом в руке», «Убитый араб со стоящей рядом с ним лошадью», «Алжирский осел» и другие композиции, которые были в дальнейшем отлиты на фабрике. Это творческое содружество во многом определило дальнейшую деятельность предприятия и развитие творчества русского скульптора, работы которого высоко ценятся и сегодня. Лишь за последние три года произведения Е.А. Лансере, отлитые Феликсом Шопеном, появлялись на крупных мировых аукционах (Sotheby’s, Hampel и других) более 200 раз! Одновременно Феликс Шопен отливал произведения А.Л. Обера и Н.И. Либериха — отечественных скульпторов-анималистов. Работы этих мастеров, наряду с произведениями Е.А. Лансере, были представлены фабрикантом на выставке 1870 года, где получили многочисленные положительные отзывы. Художественная бронза, выпускаемая Феликсом Шопеном, обрела черты реалистической камерной скульптуры. Новый круг тем, к которым обратился фабрикант, стал быстро приносить ему достаточно высокие доходы. В этом же направлении в столице развивалось производство Верфеля и Гессериха, уступавшее, однако, в качестве литья. Настоящим конкурентом на рынке оказался лишь Моран, также обратившийся к исполнению работ национальной тематики и значительно превосходивший Ф. Шопена масштабами производства.

Условия, сложившиеся на художественном рынке столицы к началу 1870-х годов, потребовали от Феликса Шопена незамедлительного расширения фабрики. Он основывает свое предприятие и магазин на Обуховском проспекте (сегодня часть Московского проспекта от Сенной площади до набережной реки Фонтанки), в несохранившемся до наших дней доме № 12. Расположение производственных помещений и магазина в одном здании позволило снизить продажную стоимость изделий.

Настало время наибольшей популярности фабрики Шопена. Феликс Шопен теперь постоянно представлял выпущенную по моделям русских авторов продукцию на художественно-промышленных выставках, где она почти всегда получала высокую оценку и положительные отзывы прессы. В круг авторов, с которыми он сотрудничал, входили М.М. Антокольский, Г.А. Боссе, Н.А. Лаверецкий, И.А. Монигетти.

В 1882 году в Москве Феликс Шопен был избран членом экспертной комиссии выставки по отделу фабричных и ремесленных изделий из металлов. Кроме того, Шопена наградили «правом изображения герба за введение в России вместе с бронзовым делом многих новых моделей высокого достоинства, за долговременное существование фирмы и за постоянное стремление к усовершенст­вованию». И действительно, высокое качество отливки и чеканки выделяло изделия Шопена в экспозиции выставки.

Продукция фабрики Феликса Шопена на всем протяжении ее существования пользовалась большим спросом. Его бронзы, непривычно патинированные или светлые, изредка золоченые, но всегда мастерски выполненные, стали подлинным украшением интерьеров дворцов и особняков. Выполненные на его предприятии отливки с работ скульпторов-реалистов открыли новую страницу в развитии отечественной пластики второй половины XIX столетия.

После кончины Феликса Шопена в конце 1880-х годов его дочь, унаследовавшая фабрику, вышла замуж и переехала во Францию. Производство перешло к Карлу Берто, который сформировался как профессионал на фабрике Шопена и овладел в совершенстве всеми тайнами непростого бронзолитейного ремесла. Так начался следующий этап развития этого крупного предприятия художественной бронзы Санкт-Петербурга.