Логотип

Рукотворный праздник ремесла

Мебель и разнообразная домашняя утварь, выполненные в народном духе — яркая страница в истории мебельного искусства России последней четверти XIX – начала XX веков. Имена меценатов Саввы Морозова и Марии Тенишевой непосредственно связаны с возрождением резной русской мебели.

Русские художники достаточно давно начали обращаться к древнерусским традициям в архитектуре и декоративно-прикладном искусстве. Еще во второй половинеXVIII века архитектор В.И. Баженов использовал подобные элементы в своем творчестве. В следующем столетии их можно встретить в работах выпускника Императорской Академии художеств В.И. Солнцева, который в своем семитомном труде «Древности Российского государства» уделил внимание проектам мебели в национальных традициях.

Историко­архитектурный комплекс «Теремок»Историко­архитектурный комплекс «Теремок». Историко­художественный музей­заповедник «Талашкино»

В годы правления Николая I, когда была сформулирована национальная идея — «православие, самодержавие, народность», сложился так называемый русско-византийский стиль, во главе которого стоял архитектор К.А. Тон. Памятники народного декоративно-прикладного искусства вдохновляли архитектора В.А. Гартмана, переносившего узоры народных вышивок в декор создаваемых изделий. В 1850–1870-х годах появилась передвижная мебель, декорированная резьбой в древнерусском стиле, возникли шкафы в форме теремов. К созданию проектов такой мебели обращался еще архитектор И.А. Монигетти. В 1870 году столяр-резчик В.П. Шутов создал вошедшее в историю мебели кресло «Дуга, топоры и рукавицы». Бережному сохранению традиций древнерусского и народного искусства уделяли огромное внимание создатели музеев той эпохи и люди, стоявшие во главе художественных учебных заведений. Рукотворность, нарядность, праздничность, многочисленные рельефные узоры, берущие начало в народном творчестве — вот характерные стилистические признаки этой мебели. Отличающаяся тщательной проработанностью каждого сантиметра поверхности, она ориентирована на старорусские декоративные традиции и в то же время на создание единого интерьерного ансамбля, который мыслился как стилизованный терем или пышные палаты в духе допетровского времени. В силу подобных эстетических предпочтений в этих предметах воплотился «неорусский» стиль, возникший во времена правления Александра III. Несомненна и его связь с входившим в моду модерном: в рассматриваемый нами период в России он отчасти ориентировался на национальные корни.

Резная мебель увлекала и очаровывала многих современников совершенно особым русским духом, словно вернувшимся из глубины веков. Каждая вещь, сделанная по проекту того или иного известного художника, своей эстетикой противостояла массовому машинному производству, олицетворяя возвращение к ручному ремесленному изготовлению. Эта мебель вошла в интерьеры дворцов царствующей фамилии, особняки знати, квартиры творческой интеллигенции. Главными центрами возрождения мебельного убранства в старорусском стиле стали столярные мастерские в двух усадьбах русских меценатов — Абрамцево и Талашкино. Поскольку предметы изготавливались в ограниченный период времени, причем вручную, то немногое, что сохранилось до наших дней, представляет еще большую ценность.

История подмосковного села Абрамцево связана с именами многих деятелей русской культуры, живших и гостивших здесь. В середине XIX столетия имение принадлежало русскому писателю С.Т. Аксакову, к которому нередко приезжали Н.В. Гоголь, И.С. Тургенев. Начиная с 1870-х годов Абрамцево становится собственностью известного русского мецената Саввы Ивановича Мамонтова.

С деятельностью мамонтовского кружка связаны произведения многих русских художников — в области театра, керамики, живописи, графики, скульптуры. Литературные чтения и театральные постановки, визиты художников В.Д. Поленова, И.Е. Репина, В.М. Васнецова, Е.Д. Поленовой и молодого В.А. Серова, именно здесь написавшего «Девочку с персиками», — все создавало обстановку особой культурной насыщенности, формируя вдали от больших городов собственную эстетику. В 1876 году по инициативе Е.Г. Мамонтовой, жены Саввы Ивановича, в усадьбе при школе грамотности для крестьянских детей открыли столярную мастерскую, в которой обучали ремеслу местных крестьян. Спустя девять лет мастерская, созданная в благотворительных целях, превратилась в место проведения творческого эксперимента по созданию нового стиля. Здесь поставили целью возрождение традиций народного искусства.

Шкафчик висячийШкафчик висячий. Эскиз В.Д. Поленова. Дерево, резьба. Государственный историко-художественный и литературный музей­ заповедник «Абрамцево»

Истоки эксперимента восходят к коллекции русского народного творчества, созданной энтузиастами из мамонтовского кружка. Первым экспонатом стала архитектурная резная доска, украшавшая фасад крестьянской избы, которую в 1882 году И.Е. Репин и В.Д. Поленов принесли в усадьбу из расположенной неподалеку деревни Репихово. В дальнейшем участники кружка постоянно проводили небольшие экспедиции в окрестные деревни с целью поиска сохранившихся там изделий народного искусства, всего того, что составляло некогда необычный, а теперь основательно забытый мир, увлекший художников. Особое внимание уделялось резным архитектурным деталям и утвари, великолепно сохранившимся недалеко от Троице-Сергиевой лавры. Экспонатами будущего музея стали резные предметы из Подмосковья, ярославских и костромских деревень, Поволжья, городецкая резьба и роспись, образцы затухающих к тому времени промыслов русского Севера и изделия с далекого Урала. В 1885 году во главе столярной мастерской встала Е.Д. Поленова, сестра живописца В.Д. Поленова, разработавшая более 100 проектов мебели и предметов декоративного искусства, рассчитанных на воплощение в дереве и предназначенных для употребления в быту. Основная часть изделий, выполненных по ее эскизам, представляли собой великолепную попытку приближения к образцам наивного и красочного народного мышления и вековым традициям. Вещи, созданные по ее проектам, стали продолжением коллекции формирующегося музея крестьянского быта и искусства. Среди них были разнообразные настенные шкафчики для хранения чайной посуды, напоминающие поставцы, полки, столы, стулья, скамьи и лавки. Обращались в мастерской и к мелким бытовым формам, делали резные рамки для зеркал, подвесные солонки с откидными крышками, чайницы, так называемые «бабьи ящички».

Создавая проекты всех своих вещей, Е.Д. Поленова углубленно постигала специфику народного орнамента. Восхищаясь богатством образов, рожденных воображением народных мастеров прошлого, она стремилась в своих изделиях объединять их в новые композиции, творя новые мотивы. Солярные знаки, стилизованные цветы и листья, фрукты, гирлянды из веток, райские птицы покрывают изделия, выполненные по ее рисункам. Над проектами мебели для мастерской также работали В.Д. Поленов, А.М. Васнецов и М.Ф. Якунчикова. Поскольку «народная» мебель была весьма популярна, стали появляться и другие школы и мастерские, во главе которых стояли ученики Е.Д. Поленовой. Один из мастеров, В.П. Ворносков создал свое направление — «кудринскую» художественную резьбу по дереву, которая позднее слилась с абрамцевской и образовала абрамцевско-кудринскую резьбу.

Приблизительно в тот же период княгиня М.К. Тенишева, великолепный художник-эмальер, названная Н. Рерихом «созидательницей и собирательницей», организовала творческий кружок в своем смоленском имении Талашкино. Эту усадьбу она купила в 1893 году у своей подруги Е.К. Святополк-Четвертинской, вместе с которой они занялись устройством совершенно особого духовного и просветительского имения. Сюда часто приезжали М. Врубель, Н. Рерих и С. Малютин. Здесь были возведены Храм Духа, Теремок, театр Малютина и построенный по его же проекту музей «Русская старина» в Смоленске. М.К. Тенишева при созданной ею школе организовала мастерские по возрождению кустарных ремесел, где резьба по дереву занимала важное место. Здесь же были открыты рисовальные классы, в которых преподавал С. Малютин. В мастерских по производству мебели в «неорусском» стиле многие вещи создавались по его проектам.

Многие из этих изделий хранятся сегодня в Музее народного искусства в Москве, в музеях Смоленска и Талашкино, а также в некоторых частных коллекциях. По проектам С. Малютина был изготовлен буфет для дворцового интерьера, который вошел в историю искусства. В своей основе это изделие восходит к старорусской мебельной форме поставца. Декоративное решение поражает поистине буйной фантазией и сказочным богатством. Резьба в виде невысокого плоского рельефа соседствует с выраженными скульптурными формами, которые, в свою очередь, уступают место резьбе ажурной. Вставки цветного стекла великолепно сочетаются с твердостью металлических пластин, украшенных гравировкой. Во всем многообразии созданного художником декора легко узнаваемы сюжеты народных сказок и былин, знакомых русскому человеку с детства. Здесь и Соловей-разбойник, и сестрица Аленушка, и Баба-яга, и образы, восходящие к «Слову о полку Игореве».

По заказу В.С. Рябушинской, племянницы супруга М.К. Тенишевой, С. Малютин создал проект ларца в форме теремка, стенки которого были сплошь декорированы резьбой, росписью и ажурными металлическими накладками. Венчала ларец четырехскатная крышка, напоминавшая кровлю древнерусского терема. На поверхности ларца оживали резные жар-птицы, летел ковер-самолетс царевичем, появлялась чудо-дева, цвели роскошные цветы из сказочной страны. Богатству резьбы не уступала роспись: птица Сирин и растительные мотивы были выполнены О.С. Малютиной, дочерью художника.

Опыт абрамцевских и талашкинских кустарных мастерских можно рассматривать как бесценную страницу в возрождении традиций древнерусского прикладного искусства. Их вклад в формирование эстетики искусства рубежа XIX–XX веков трудно переоценить.