Логотип


Восполнить аналогией пробел

О несовершенстве российских законов, касающихся коллекционирования старинного оружия, рассуждает правовед- профессионал, доктор юридических наук, профессор Елена Шелковникова.

 

В последнее время у музейных работников, владельцев антикварных салонов, коллекционеров старинного оружия и просто поклонников старины все чаще возникает неразрешимый, на первый взгляд, вопрос: «А на основании каких нормативно-правовых актов в нашей стране возможно на законном основании коллекционировать, экспонировать, обменивать, продавать, покупать и совершать прочие действия с антикварным огнестрельным и холодным оружием в отсутствие самого термина «старинное оружие» в ФЗ «Об оружии»?

коллекционирование старинного оружияПри этом многие оружиеведы знают, что за последние два года органами внутренних дел и прокуратуры в Санкт-Петербурге, Москве и других регионах России возбуждено немало уголовных дел по п.п. 1 и 4 ст. 222 УК РФ в отношении владельцев старинного огнестрельного и холодного оружия. Причем отнюдь не все дела были прекращены в связи с отсутствием состава преступления.

Давайте вместе попытаемся разрешить эту проблему в рамках уже действующего российского законодательства. Да, в ФЗ «Об оружии» нет определения понятия «старинное оружие». Следовательно, налицо пробел в законе. А теперь напомним, что гласят нам азы юриспруденции: любой пробел в законе восполним применением схожей нормы права по аналогии, если обратное прямо не предусмотрено в самом законе.

Действительно, в нашем законодательстве аналогия закона, к примеру, неприменима в конституционном, уголовном (п.1 ст.1 УК РФ) и административном (ст. 2.1 КоАП РФ) законодательстве. Мы же ведем речь о понятийном аппарате Федерального закона «Об оружии», к которому аналогия закона применима. Поэтому установим, какие же нормы международного права и действующего российского законодательства применимы по аналогии закона к определению правового статуса старинного оружия.

Уже десять лет прошло с тех пор, как 2 ноября 2001 г. в целях создания системы законодательного регулирования оборота антикварного (старинного) оружия как составной части оружия, имеющего культурную ценность, Государственной Думой Федерального собрания Российской Федерации в первом чтении единогласно был принят законопроект «О внесении изменений и дополнений в Федеральный закон об оружии».

В настоящее время в рамках рабочей группы при Комитете безопасности Госдумы РФ на основании поправок, внесенных в данный законопроект субъектами законодательной инициативы, проводится его уточнение и согласование к рассмотрению во втором чтении. Большая работа по подготовке и согласованию данного законопроекта осуществляется Департаментом массовых коммуникаций, культуры и образования Правительства Российской Федерацией, Департаментов лицензионно­разрешительной работы МВД России, Федеральной службой по надзору в сфере массовых коммуникаций, связи и охране культурного наследия (Россвязьохранкультура).

коллекционирование старинного оружияИ все­таки, как же быть с правовым статусом старинного оружия в настоящий момент? Ведь старинное оружие реально существует, оно хранится в экспозициях и фондах государственных и частных музеев, в частных коллекциях и выставляется его владельцами как в нашей стране, так и за рубежом.

Ныне нормативно-правовую основу оборота старинного оружия, его копий и реплик составляют положения:

— ФЗ «Об оружии»; 
— ФЗ «О музейном фонде Российской Федерации и музеях в Российской Федерации»; 
— ФЗ «О вывозе из Российской Федерации и ввозе в Российскую Федерацию культурных ценностей» от 15 апреля 1993 г.; 
— ФЗ «Об объектах культурного наследия (памятниках истории и культуры) народов Российской Федерации» 2002 г.; 
— ФЗ «О лицензировании отдельных видов деятельности» (с изменениями на 21.03.2005 г.); 
— постановление Правительства Российской Федерации от 21 июля 1998 г. № 814 «О мерах по регулированию оборота гражданского и служебного оружия и патронов к нему на территории Российской Федерации (п.2); 
— постановление Правительства Российской Федерации «О таможенном тарифе Российской Федерации и товарной номенклатуре, применяемой при осуществлении внешнеэкономической деятельности» № 830 от 30.10.2001 г. (с изменениями от 30.08.2002 г. № 642); 
— постановление Правительства РФ от 6 июня 1998 г. N 569 «Об утверждении Правил комиссионной торговли непродовольственными товарами» (с изм. и доп. от 12 октября 1999 г., 22 февраля 2001 г.); 
— постановление Правительства РФ «О лицензировании отдельных видов деятельности от 11.02. 2002 г. № 135; 
— постановление Правительства РФ 05.12.2005 г. № 718 «О награждении оружием граждан Российской Федерации», а также рядом ведомственных нормативно-правовых актов.

В настоящее время торговая деятельность, как и сделки купли­продажи с антикварным оружием, их репликами и копиями осуществляется без лицензий органов внутренних дел на их приобретение при наличии заключений историко-искусствоведческих экспертиз о признании их культурной ценностью, которые должны быть зарегистрированы в Россвязьохранкультуре.

коллекционирование старинного оружияА вот музеи по-прежнему каждые пять лет обязаны получать лицензии в МВД России на коллекционирование и экспонирование оружия и патронов. Задумайтесь, однажды посетители подойдут к Рыцарскому залу Государственного Эрмитажа, а он закрыт. Дескать, истек срок действия лицензии…

Между прочим, в фондах отдела Арсенал Эрмитажа нет ни одного старинного патрона, а вот срок действия лицензии МВД уже на исходе. В Государственном музее А.С. Пушкина хранится 62 единицы антикварного оружия, и лишь одна из этих единиц — капсюльный пистолет, остальные же — кремневые. И этот перечень можно продолжить.

На сегодняшний день признание оружия, основной части огнестрельного оружия и патронов к нему предметами антиквариата осуществляется только посредством экспертного заключения о признании их культурной ценностью. Заключение проводится в порядке, определяемом п. 2 постановляющей части Постановления Правительства Российской Федерации № 814 1999 г. «О мерах по регулированию оборота гражданского и служебного оружия и патронов к нему на территории Российской Федерации». Все оружие, входящее в состав музейных коллекций и включенное в Музейный фонд Российской Федерации, является музейными предметами и оружием, имеющим культурную ценность, и не подпадает под действие ФЗ «Об оружии» и вышеуказанного Постановления Правительства РФ (ст. 8 ФЗ «О музейном фонде Российской Федерации и музеях Российской Федерации» 1996 г. и ст. №№ 7, 21 Закона РФ «О вывозе и ввозе культурных ценностей» 1993 г., с изменениями от 02.11.2004 г.). Причем на музейные предметы, включая и оружие, в случае их порчи или уничтожения распространяется действие ст. 243 УК РФ «Уничтожение или повреждение памятников истории и культуры».

Кроме того, имеются и нормы международного права, регламентирующие правовой статус предмета антиквариата. На основании ст. 4 Конвенции ЮНЕСКО «О мерах, направленных на запрещение и предупреждение незаконного ввоза, вывоза и передачи права собственности на культурные ценности» (Париж, 17 ноября 1970 г.), а также Постановления Правительства РФ от 30 ноября 2001 г. № 830, определившего товарную номенклатуру (код 9706) и др., к предметам антиквариата относятся старинные предметы, имеющие возраст более 100 лет. Учитывая то, что данная Конвенция была ратифицирована бывшим СССР в 1988 г., на территории Российской Федерации она подлежит безусловному исполнению как международно-правовой акт прямого действия.

Исходя из смысла частей 3 и 4 ст. 15 Конституции РФ, ч. 3 ст. 5 ФЗ «О международных договорах Российской Федерации» 1995 г., Постановления Пленума Верховного суда РФ от 12 марта 2002 г. № 5 «О судебной практике по делам о незаконном обороте оружия (п. 10), а также Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 10 октября 2003 г. № 5 «О применении судами общей юрисдикции общепризнанных принципов и норм международного права и международных договоров Российской Федерации», международные договоры имеют прямое и непосредственное действие в правовой системе Российской Федерации при условии вступления их в силу и после официального опубликования в Собрании законодательства Российской Федерации или в «Бюллетене международных договоров».

Соответственно, признание оружия, основной части огнестрельного оружия и патронов к нему предметом антиквариата на сегодняшний день осуществляется только посредством экспертного заключения о признании их культурной ценностью в порядке, определяемом п. 2 постановляющей части Постановления Правительства Российской Федерации № 814 — 1999 г. «О мерах по регулированию оборота гражданского и служебного оружия и патронов к нему на территории Российской Федерации». При этом все оружие, входящее в состав музейных коллекций и включенное в Музейный фонд Российской Федерации, является музейными предметами и оружием, имеющим культурную ценность, в связи с чем также не подпадает вод действие ФЗ «Об оружии».

Отметим, что все экспертные заключения о признании культурной ценности антикварного оружия (а также их копий и реплик) должны иметь обязательную государственную регистрацию Россвязьохранкультуры. При этом в экспертных заключениях должен содержаться однозначный ответ:

1) признается ли атрибутированное экспертом оружие культурной ценностью; 
2) относится ли оно к категории антикварного оружия.

При отрицательном заключении историко-культурной и искусствоведческой экспертизы у органов внутренних дел возникнут основания для установления экспертами­криминалистами для причисления заявленного оружия к числу боевого, служебного или гражданского на основании положений «ФЗ «Об оружии».

И еще. В настоящее время в отделе контроля за вывозом и ввозом культурных ценностей Федеральной службы по надзору в сфере массовых коммуникаций, связи и охране культурного наследия ведется журнал регистрации владельцев антикварного оружия.

Да, закон есть закон и его следует чтить. В нашей стране антикварное (старинное) оружие уже давно находится в гражданском, государственном и частном оборотах: экспонируется, коллекционируется, покупается, продается и пр. А вот действующий ФЗ «Об оружии» 1996 г., в котором нет ни слова о правовом статусе оружия, имеющего культурную ценность, явно устарел. Тем не менее, мы с надеждой смотрим в будущее, помня об утверждении юристов Древнего Рима: «lex prospict, nonrespict» — «закон должен смотреть вперед, а не назад».