Логотип




Коллекционер антикварного оружия

Недавно в Военно-историческом музее артиллерии, инженерных войск и войск связи впервые выставлялось холодное оружие из коллекции Дмитрия Федурина. Экспонировалась только часть собрания — около 200 кортиков, ножей, кинжалов и тесаков из 34 стран мира.

 

Шашка драгунская офицерская образца 1881Шашка драгунская офицерская образца 1881

Петербургский коллекционер Дмитрий Федурин является обладателем серьезной коллекции морского холодного оружия и кортиков из всех стран мира. Ни один музей России не может похвастаться такой коллекцией. За семь лет собирательства Дмитрий сумел не только составить внушительную подборку холодного оружия, но и издать великолепно иллюстрированную книгу «Кортики мира».

А зародилась коллекция Дмитрия Федурина в Париже, неподалеку от Лувра, где под одной крышей обитает множество разнокалиберных антикварных магазинчиков, и в том числе несколько оружейных. Там Дмитрий увидел великолепную морскую офицерскую шпагу. Взял в руки и понял, что без нее не уйдет…

— Какое место ваша коллекция занимает в антикварной среде?

— Моя коллекция, если учитывать все существующие кортики и клинковое морское оружие, — на сегодня одна из самых крупных в мире. Поскольку я корабел, и тема моря мне очень близка, коллекция отражает, прежде всего, мои интересы. Хочется, чтобы она была наиболее полной, охватывала все периоды, все страны. Думаю, что туда попадут и вещи, относящиеся к смежным областям коллекционирования: не обойтись без охотничьих хиршфэнгеров, без стилетов.

— Что и кто способствует собиранию отдельных предметов в систематизированную коллекцию?

— Начинаешь как-то осмысливать свое увлечение. В чем-то меня поддержал Александр Николаевич Кулинский, главный хранитель фондов Артиллерийского музея. Он помог мне сформироваться как коллекционеру, избежать «всеядности», очертить круг интересов, придал некоторую научность моим изысканиям.

Систематизировать коллекцию было сложно в силу ее специфики. Даже наше крупное военно-морское собрание — Военно-морской музей (впрочем, как и Артиллерийский музей) — отстает по уровню представленных образцов от моей коллекции. С их собраниями мою коллекцию не сравнить. Литературы по этим вопросам в стране мало. Поэтому систематизировал я все сам на более позднем этапе.

Тесак специального технического корпуса обр. 1938Тесак специального технического корпуса обр. 1938

— Насколько верно мнение, что самые лучшие вещи попадаются в самых неожиданных местах? — На мой взгляд, оно не соответствует истине. Сколько раз слышал утверждение, что на блошиных рынках или на развалах можно обнаружить что-нибудь интересное, но ничего достойного ни разу там не находил. Все самое лучшее приобретается либо на аукционе, либо в специализированном антикварном магазине, либо у серьезного дилера.

— В Париже, если я не ошибаюсь, есть даже целый антикварный квартал.

— Есть, есть. Швейцарская деревня — одно из моих любимых мест. Там находится очень серьезный магазин. Хозяйка его — мадам Руж, я ее постоянный клиент. Она эксперт, через нее хорошие вещи приходят. Недавно был на ярмарке антикварного оружия в Руане, и ничего интересного для себя не нашел.

— Какой предмет вы хотели бы заполучить в свою коллекцию?

— В июле жду нельсоновский аукцион, где будут продаваться несколько интересующих меня предметов. Когда Нельсон победил в Трафальгарском сражении, страховая компания «Ллойд» учредила специальный патриотический фонд. Были изготовлены потрясающего качества морские сабли, для награждения особо отличившихся, с градацией 25, 50, 100 фунтов — колоссальные деньги для того времени. Продаваться будут два или три предмета из этого фонда — редчайшие вещи. За них я обязательно буду биться.

— Русский коллекционер оружия сегодня — кто он?

— Общий портрет трудно нарисовать. Есть плеяда старых коллекционеров, которые выросли еще в советское время, их коллекции складывались десятилетиями — они тратили на это все свободные деньги. Поскольку это было практически «подпольное» увлечение, то многое покупалось довольно дешево, как теперь может показаться.

Сейчас, благодаря росту цен, коллекционировать оружие, награды может позволить себе только состоятельный человек. Во многом благодаря присутствию русских на аукционах цены за последние два–три года взлетели в несколько раз. Очень большой спрос на русские награды; русское оружие скупают моментально, и уходит оно исключительно в Россию.

— А чем коллекционер оружия отличается, предположим, от коллекционера живописи?

Шашка кавказского образца, подаренная И.В. СталинуШашка кавказского образца, подаренная И.В. Сталину

— Отличается, прежде всего, своей спецификой. У нас до конца не определен статус антикварного оружия, вернее, в законе об оружии оно просто отсутствует, как будто его не существует. И, безусловно, в нашей стране достаточно жесткие милицейские ограничения на получение лицензии на коллекционирование. Антикварное оружие все равно считается оружием и находится под пристальным вниманием органов. Приобрести лицензию на собирание даже холодного оружия не так просто.

За последние несколько лет многое изменилось. Постепенно мы приходим к пониманию того, что это, прежде всего, не оружие, а культурная ценность. Я думаю, что рано или поздно коллекционирование огнестрельного оружия XIX века — кремневых пистолетов — перестанет быть коллекционированием оружия. Понятно, что теоретически из него можно произвести выстрел и убить человека, но в двадцатом столетии таких случаев, по-моему, не наблюдалось.

— На вашей выставке «Кортики, ножи, кинжалы» в Военно-историческом музее артиллерии экспонировались также новейшие образцы короткоклинкового оружия. Что они собою представляют?

— В 2003 году Болгария приняла на вооружение кортики с современной символикой. Их прообраз — это кортики, которые носили в болгарской армии в 30-х годах, перед Второй мировой войной. Таким образом, подчеркивается и связь времен, и определенные офицерские традиции, и символика. Красивые, замечательные вещи.

— Есть ли в коллекции предметы, которые вам особенно дороги?

— Кортики начала XIX века — безусловно, произведения искусства. Они созданы незаурядными людьми. Мне очень нравятся кортики того времени, французские и английские. Английские — более стильные. Уже тогда кортик превратился в символ офицера, определенного социального статуса — в то время во флоте служили люди небедные, эта служба считалась престижной. Соответственно, надо было носить красивое, хорошее, дорогое оружие. Одно из последних моих приобретений — кортик французский морской офицерский периода Первой империи и кортик английский морской офицерский, относящийся примерно к началу XIX века, точную дату указать сложно.

Кортик английский морской мичманский периода 1800–1830Кортик английский морской мичманский периода 1800–1830

О многих вещах я почти ничего не знаю. Вот кортик албанский офицерский — кто его носил? Каких войск, какой армии офицеры — данных нет.

— Есть ли в вашей коллекции вещь, которая вызывает споры и разногласия?

— Это шашка кавказского образца. По всей видимости, клинок изготовлен где-то примерно в 30-е годы XX века. Рукоять и ножны были, скорее всего, сделаны позже — в начале 40-х годов XX века. Надпись золотом была выбита раньше: «Кулиев Мама Мусаевич, кубачинец, мастер-ювелир». А когда дарили, торопились и вытравили — «Дорогому товарищу Сталину от». Поэтому они не совпадают. Надпись золотом делалась так: вколачивалась тоненькая золотая проволочка. Вытравили, как я понимаю, потому, что не было ни мастера, который мог бы сделать это золотом, ни времени. На Кавказе, когда изготавливали оружие, очень часто подделывали известные клейма и писали с ошибками. Народ-то был неграмотный. Эксперты разделились на два лагеря. Оружейная палата и Артиллерийский музей полагают, что шашка подлинная. Царское село считает, что стопроцентная подделка. Один из ведущих коллекционеров думает, что она подлинная, потому что такая подделка требует очень большого мастерства. Два других ведущих коллекционера молчат.

— А вы надеетесь, что она все-таки подлинная?

— Да, безусловно. Коллекционеру всегда хочется верить, что у него в руках действительно раритет или шедевр. Для меня шашка — это, прежде всего, выдающийся образец оружейного искусства: потрясающая резьба, огранка золотом замечательная, клинок прекрасный — очень хорошая вещь.

— Вы не думали о создании частного музея?

— Не знаю. Мне кажется, для частного музея на самом деле мало материала. К тому же частный музей накладывает на коллекционера некоторые ограничения. Вот я отдал вещи на выставку, и дома уже чего-то не хватает: не можешь их взять в руки, просто на стол положить. Это как часть себя отрезать, отторгнуть. Мало кто из коллекционеров готов так поступить. Сделать свою коллекцию в какой-то мере доступной — это реально. А создавать частный музей, прежде всего, дорого.

Шашка драгунская офицерская образца 1881Шашка драгунская офицерская образца 1881

— Как будет развиваться ваша коллекция в дальнейшем?

— Коллекционеру, когда он уже обозначил тему и имеет основной материал, интересны изыски, что-то необычное. Пока еще основной материал не собран. Если говорить о кортиках, моя коллекция покрывает где-то процентов тридцать пять-сорок известных мне образцов. В конце XVIII–начале XIX века в Англии, Франции, Голландии было создано огромное количество кортиков. Понятия «образец» практически не существовало. Был кортик с кривым клинком, с прямым... Очень приятно этот период коллекционировать. Кортики практически не повторяются, зато можно проследить, как менялись вкусы, мода, как развивались технологии. Следствием моего увлечения, скорее всего, станет книга «Морские клинки».

— Что ж, хочется пожелать вам успехов и дальнейшего пополнения коллекции. А мы будем с нетерпением ждать выхода вашей книги.