Логотип


«Сумрачный германский гений» и его оружие

Всего за годы войны было выпущено около 424 000 МР.43, МР.44 и Stg.44. После войны Stg.44 практически без изменений выпускался в Аргентине и ГДР. В некоторых частях чехословацкой и югославской армий до 1960–х годов встречались действующие экземпляры Stg.44, затем они поставлялись повстанцам в Анголу и Эритрею, недавно несколько Stg.44 было изъято американцами в Ираке.

Относительно немецкого стрелкового оружия существуют несколько легенд, связанных с именем Хуго Шмайссера. В одной из них утверждается, что немецкая пехота была чуть ли не поголовно вооружена немецкими автоматами шмайссеровской конструкции. Характерным книжным и кинематографическим штампом являются цепи немецких автоматчиков, в перчатках и серой форме, стреляющих из шмайсеров от бедра нескончаемыми очередями.

Другая легенда бытует среди людей, немного разбирающихся в стрелковом оружии и знающих слово «штурмгевер». Согласно этой легенде, выдающийся советский конструктор М.Т. Калашников в середине 1940–х годов позаимствовал конструкцию штурмовой винтовки Шмайссера Stg.44 «Sturmgewehr» для своего АК–47.

Пресловутого «немецкого автомата» в начале войны не существовало, а было несколько образцов пистолетов–пулеметов, то есть автоматического оружия пехоты, использующего для стрельбы пистолетные патроны. Среди них был и самый массовый, разработанный на фирме Erma конструктором Бретольдом Гайпелем МР.40, ошибочно называемый шмайсером и не имеющий к Хуго Шмайссеру никакого отношения. MP — это аббревиатура от Moschinenpistole — так обозначались все немецкие пистолеты­пулеметы, а цифра соответствовала году принятия оружия на вооружение. Еще в Первую мировую войну фирмой «Бергман», где работал Хуго Шмайссер, был разработан и запущен в массовое производство пистолет–пулемет МР.18, ставший родоначальником всей немецкой (и не только немецкой) серии пистолетов–пулеметов со свободным ходом затвора.

В Первую мировую войну назрела необходимость вооружения пехоты оружием сравнительно ближнего (менее 200 м) боя в лесу, окопах, городе. В соответствии с разработанной в германской армии в это время «тактикой гибкой обороны» появились так называемые штурмовые группы, вооруженные специальным оружием с высокой скорострельностью и снаряженностью патронами.

Первоначально основным вооружением штурмовых групп были 9–миллиметровый пистолет парабеллум и ручной пулемет MG.08/15, немецкий вариант пулемета максим. В 1916 году по заданию на проектирование специального «штурмового» оружия фирмами Dreyse, DWM и Bergmann при участии ведущих конструкторов Андреаса Шварцлозе из Берлина и Хуго Шмайссера из Гаггенау был разработан 9–миллиметровый пистолет–пулемет «бергманн» с автоматикой по принципу отдачи свободного затвора. Хуго Шмайссер запатентовал как использование отдачи свободного затвора для перезаряжания оружия, так и одновременное использование пружины в качестве возвратной и боевой. Новое оружие прекрасно себя зарекомендовало в бою, а после войны осталось на вооружении полиции: так, мюнхенская полиция разгоняла нацистский Пивной путч в 1923 году, будучи вооруженной пистолетами­пулеметами фирмы «Бергман».

Несмотря на ограничения Версальского договора, запрещавшего Германии разработку новых видов оружия, в том числе пистолетов–пулеметов, Хуго Шмайссер продолжал совершенствовать свое оружие. Уже с 1920 года он стал техническим директором фирмы Haenel в городе Зуль, где и создал новый пистолет–пулемет МР.28, выпускавшийся малой серией. МР.28 закупался Боливией и использовался в ходе войны Чако в Парагвае. Испания также наладила выпуск своей модификации МР.28. Тем не менее в 30–е годы пистолеты­пулеметы зачастую считались «полицейским» оружием, непригодным для армии, хотя опыт локальных войн показал, что пистолеты­пулеметы могут стать допол­нительным огневым средством пехоты на дистанциях менее 400 м.

Вермахт принял на вооружение пистолеты­пулеметы MP.38 и MP.40. Но основным оружием немецкой пехоты оставалась винтовка братьев Маузеров, а пистолеты­пулеметы в начале войны полагались лишь командирам отделений.

Одной из интересных разработок Хуго Шмайссера был малосерийный МР.41, объединявший две модели разных конструкторов — МР.28 и МП.40 (основного пистолета­пулемета вермахта). На пистолетах пулеметах было клеймо «Patent Sсhmeisser», что указывало на правообладателя оружия. Между тем МР.41 не указан в «Geratliste», официальном перечне вооружений. Возможно, этот пистолет–пулемет выпускался для румынских частей, союзников гитлеровской Германии. Этим объясняется и деревянная карабинная ложа МР.28, похожая на используемый румынскими войсками пистолет–пулемет «Орита». Всего было произведено 27 500 МР.41, причем первая партия, 26 000, в 1941 году (видимо, для румын). Пистолет­пулемет МР.41 был более сложен в производстве, в основном за счет деревянных частей, требовал в три раза больше времени на изготовление, чем МР.40, поэтому был дороже, не пошел в большую серию и встречается редко.

Уже в 20–30–е годы возникла необходимость разработки оружия, сочетавшего автоматический огонь и высокую убойную силу пули, сохранявшуюся на больших дистанциях. В 1938 году в Германии было сформулировано тактико­техническое задание на разработку нового комплекса «боеприпас — оружие», сочетавшего присущие винтовкам баллистические характеристики с высокой скорострельностью и маневренностью пистолетов–пулеметов. Для этого в 1938–1941 годах фирмой Polte был разработан так называемый «промежуточный» патрон 7, 92 x 33,0 мм, а в 1941 году фирма Haenel, где работал Хуго Шмайссер, приступила к разработке автоматического карабина с индексом Mkb.42 от Masсhinen–karabiner. В отличие от пистолетов–пулеметов с автоматикой, работавшей по принципу отдачи свободного затвора, в новой конструкции использовался принцип отвода пороховых газов.

Были проведены конкурсные испытания автоматических карабинов Mkb.42 фирм «Вальтер» (с индексом W) и «Хенель» (с индексом Н). Победил последний, ставший затем MP.43. В отличие от пистолетов–пулеметов, на автоматическом карабине не ставилось клеймо «PatentSсhmeisser», видимо, так как конструктор считал, что все основные принципы, воплощенные в его автоматическом карабине, уже известны. В феврале 1943 года 1500 Мkb.42 были направлены в шесть дивизий группы армий «Север». В июле 1943–го МР.43 — в дивизию СС «Викинг». На расстоянии 600 м пуля МР.43 пробивала стальной шлем.

Согласно штатному расписанию, дивизии было положено 1270 автоматов (по 55 в роте), всего 325 пистолетов–пулеметов и 8598 магазинных неавтоматических карабинов, то есть даже эсэсовцы поголовно не вооружались штурмгеверами. Кстати, это название —штурмовая винтовка — появилось в 1944 году и, в основном, носило пропагандистский характер, подчеркивая наступательный характер оружия, тогда как частям рейха в этот момент чаще приходилось отступать. Другая версия изменения названия — необходимость отличать автоматические карабины от пистолетов–пулеметов (МР), стрелявших пистолетными боеприпасами, в связи с чем и было введено обозначение Stg (аббревиатура от Sturmgevehr).

В конце 1944–1945 году Шмайссер пытался максимально упростить и удешевить производство «штурмгеверов». В то же время продолжалось усовершенствование оружия: часть «штурмгеверов» выпускалась с оптическими прицелами, некоторые опытные образцы —с ночными инфракрасными прицелами, был разработан гранатомет для автомата и приспособление для стрельбы из–за угла (в том числе, и с криволинейным стволом). Ранние образцы выпускались с клинковыми штыками, в которых был универсальный вкладыш: нож, отвертка, шило, штопор, — всего выпущено около 7000 таких штыков.

В конце 1942 года на Волховском фронте был впервые захвачен опытный Mkb.42. Этот образец, а в дальнейшем и трофейные МР.43 тщательно изучались в советских КБ. Первые советские автоматы внешне были похожи на автоматические карабины Хуго Шмайссера, но принцип использования отвода пороховых газов для перезаряжания оружия был известен и ранее, а первый в мире автомат, пошедший в серию, был разработан В.Г. Федоровым в Российской империи еще в Первую мировую. Правда, в 1916 году тактика боя была другой, и военные не поняли необходимости этого оружия, обходясь винтовками и пулеметами. Кстати, патрон к автомату Федорова тоже был облегченным — от японской винтовки арисака. Таким образом, приоритет в разработке автомата за нами.

Можно с уверенностью сказать: Stg. 44 и АК–47 — это разные системы. Гениальное решение М.Т. Калашникова заключается в объединении перспективных разработок в единую высокотехнологичную конструкцию, так что автоматический карабин Хуго Шмайссера лишь показал необходимость создания такого рода оружия и дал толчок к возникновению автоматов А.И. Судаева, А.Д. Дементьева, А.А. Булкина и, в конце концов, АК.

«Советский период» жизни Хуго Шмайссера практически не исследован. Известно, что город Зуль, где работал Шмайссер, сначала был оккупирован американскими войсками, затем перешел в советскую зону ответственности. В октябре 1945 года Шмайссера вместе с другими немецкими оружейниками привлекли к работе в составе технических комиссий, в которых они под наблюдением советских офицеров анализировали образцы немецкой техники с целью определения целесообразности продолжения этих разработок в СССР. Через год немецким специалистам предложили поехать в СССР для «консультативной помощи». Конечно, предложение носило добровольно­принудительный характер, но все же это был не плен. Работал Шмайссер на Ижмаше, где налаживалось производство АК.

По сведениям некоторых западных авторов, Шмайссер «подбрасывал» русским коллегам некоторые наработки, но, видимо, кардинально не влиял на доводку АК–47, уже пошедшего в войска. Хуго Шмайссер вернулся домой лишь в июне 1952 года и через год умер в городской больнице Эрфурта, не дожив несколько дней до своего 69–летия. Похоронен Хуго Шмайссер в Зуле, где в 2003 году ему был установлен памятник.

В связи с экономическим кризисом многие задают себе вопрос: стоит ли вкладывать деньги в коллекционирование оружия? Поскольку не определена законодательная база коллекционирования огнестрельного антикварного оружия как такового (это определение до сих пор отсутствует в российском законодательстве), любые возмездные операции с оружием моложе 100 лет (то есть купля–продажа) без соответствующих документов могут вызвать конфликт с законом.

Быстро реализовать его тоже сложно, поэтому ожидать прибыли и «быстрых денег» от продажи такого оружия в ближайшее время не приходится. Другое дело, что существуют лишь немногочисленные сохранившиеся образцы такого оружия, его больше выпускать не будут, и если оно интересно вам как предмет коллекционирования и у вас есть соответствующие сертификаты и заключения экспертов (без них ни один солидный антикварный салон их не продаст), то это достойный предмет коллекционирования и в будущем оно будет стоить лишь дороже. Редкие экземпляры стоят десятки, а в хорошей сохранно–сти — и сотни тысяч рублей. Конечно, можно купить оружие, подобное «штурмгеверу» за границей, с тем чтобы выгодно продать здесь. Но, как сказал один из экспертов, пожелавший остаться неизвестным, на таможенных складах скапливаются сотни единиц оружия, которые месяцами ждут заключения экспертизы. А ввозить его нелегально мы вам настоятельно не советуем…

То есть реализовать такой товар в короткие сроки не удастся. Массовым такое коллекционирование тоже не назовешь, так как круг коллекционеров оружия достаточно узок. Другое дело, что иногда такого рода вещи покупают в качестве дорогого подарка, да и просто «для антуража» — украсить кабинет или офис. Но такое приобретение инвестициями назвать трудно, это скорее «игрушки взрослых мальчиков». А здесь, как в анекдоте: «Затронет ли миллионеров кризис?» —Ответ: «Их, может быть, и затронет, а по другим пройдет катком».

Так что, вкладывать деньги или нет в «штурмгевер», каждый решит для себя сам в зависимости от кошелька. Кстати, в одной из подмосковных войсковых частей, обслуживающих «Мосфильм», сохранился действующий экземпляр «штурмгевера», и там организуются экскурсионные туры, где можно пострелять из этого и другого исторического оружия. Если развитие оружейного рынка в России пойдет цивилизованным путем, то редкие разновидности, наподобие опытных образцов, будут продаваться коллекционерам за очень большие деньги, аналогично тому, как сейчас обстоит дело в странах Западной Европы или США.

Первые экземпляры Mkb.42 разошлись по европейским частным коллекциям. Может быть, когда­то так напишут и про отечественных коллекционеров.