Логотип


Магия старинного оружия

 

Старинное оружие всегда окружала особая аура тайны и силы. Об особенностях коллекционирования оружия в России, ответственности эксперта и продавца перед покупателем и о мистической энергии холодного оружия мы беседуем с Дмитрием Мальцовым — знатоком и коллекционером, консультантом и постоянным участником 23 аукционов антикварного оружия по всему миру.

 

Пистолеты парные. Иоганн Кюхенрейтер, Германия. Первая треть XVIII. Частная коллекция

 

— В чем особенности коллекционирования антикварного оружия?

— Антикварное, да и любое другое оружие — отдельная область собирательства. Прежде всего, оружие должно быть зарегистрировано. Один вариант — собиратель должен иметь лицензию МВД на коллекционирование оружия. Другой путь проходит через регистрацию в ведомстве Росохранкультуры, когда антикварное оружие признается экспертом культурно-исторической ценностью (и тогда оно выводится из ведения МВД). Я, например, зарегистрировал свою коллекцию в Министерстве культуры РФ с помощью московской галереи «Русские палаты»; эта галерея сегодня — наиболее авторитетная организация в России в вопросах коллекционирования антикварного оружия.

Коллекционер получает экспертное заключение, которое дает право владеть старинным оружием (на каждый предмет, естественно, нужно получать отдельный документ). Не все антикварное оружие может быть признано культурно-исторической ценностью, и в процессе ее определения не исключены экспертные ошибки.

— Существуют ли критерии для определения этой ценности?

— Экспертизу проводят, как правило, музейные сотрудники. В Петербурге это Александр Николаевич Кулинский, главный хранитель оружейных фондов Военно-исторического музея артиллерии, инженерных войск и войск связи, заслуженный работник культуры РФ и Георгий Эдишерович Введенский, начальник военно-исторического отдела Государственного музея-заповедника «Царское Село». Это официально признанные эксперты при территориальном отделении Министерства культуры. Оружиеведов такого уровня в России всего несколько, это наиболее уважаемые специалисты, им дано право судить о культурно-исторической ценности оружия.

В настоящий момент между Росохранкультурой и МВД в нашем вопросе нет противостояния, но нет и согласия. Собиратели с нетерпением ждут появления документов, которые окончательно урегулировали бы ситуацию. Здесь хорошим примером может служить Украина, где аналогичный закон был благополучно принят, и сразу проявился огромный интерес к антикварному оружию.

— Кто он — коллекционер антикварного оружия?

Пистолеты дуэльные. Мастер Антонин Винсент Лебеда, Прага. Середина XIX. Сталь, дерево, высечка золотом. Частная коллекция

 

— Портрет российского коллекционера мне не слишком хорошо знаком, ко мне обращаются в основном западные собиратели, однако можно попытаться выделить некие общие черты. Среди современных российских коллекционеров старинного оружия я бы выделил несколько основных типов. Первые из них скорее могут быть названы собирателями: просто покупают то, что нравится, ориентируясь лишь на собственные ощущения и не имея четкой линии коллекционирования. Вторые собирают только потому, что собирают первые — отдают дань моде, престижу, «крутости». Немалую роль в формировании этой моды играют СМИ; в сериалах про богатую жизнь постоянно мелькает развешанное на стенах оружие. В этом случае у человека отсутствует глубинная мотивация. Еще один тип — коллекционеры-интерьерщики. Они могли увидеть где-нибудь в Европе интересное оформление оружейного зала — это производит впечатление. Иной раз поступают такие заказы из Москвы: нужно 200 ружей, бюджет такой-то, хотим плотненько разместить на стенке, чтоб смотрелось красиво... В этом случае об экспертизе речь даже не идет. Но начал формироваться и принципиально новый коллекционерский тип — состоятельные люди, хотя и не имеющие возможности глубоко проникать в предмет, но при этом в силу образования или воспитания способные понять уникальность того, что собирают, прислушаться к советам специалистов. Они обучаемы, они хотят разобраться в себе, понять, к чему лежит душа. Пока таких людей немного, они только-только начинают появляться в нашей стране.

— Правда ли, что существует мужское и женское коллекционирование?

— Большинство собирателей старинного оружия — мужчины, но среди женщин также есть серьезные коллекционеры. Более того, среди выдающихся оружиеведов женщин немало. Но во многом подходы и отношение к оружию у разных полов разное. Дамы в первую очередь смотрят на внешний вид, красоту и изящную работу. Естественно, они предпочитают оружие, изготовленное специально для женщин.

Размещает коллекцию женщина обычно в спальне, мужчина же никогда не будет хранить там собрание оружия. По его мнению, место оружию — в кабинете или в специально оборудованной оружейной комнате, где мужчина работает, размышляет, остается наедине с собой.

— Вы разделяете мнение о мистической энергии, исходящей от старинного холодного оружия? Почему побывавшее в бою оружие становится предметом особого внимания?

Кинжал. Россия (?). Конец XIX. Насечка золотом и серебром по стали. Частная коллекция

— Именно вокруг холодного оружия столько разговоров на эту тему. Все дело в близком контакте: пуля дура, штык молодец. Некоторые не хотят покупать парадное, чиновничье, украшенное оружие. Такие люди чувствуют, когда клинок побывал в деле, когда на нем была кровь. Это вовсе не означает, что оружие собирают люди агрессивные, напротив, увлечение позволяет им освободиться от деструктивных эмоций, сублимировать некие порывы…

Фетишизм оружия сравним с фетишизмом марки или монеты, но он еще и усилен кровью, пограничными эмоциями, экстремальной ситуацией пребывания на грани жизни и смерти. И все эти сильные чувства впитывались в клинок в течение веков.

Почему так расстраивает подделка? Человеку со средствами не так важно, что он потерял какие-то деньги. Хуже то, что он чувствует себя обманутым, как ребенок: уже начал ощущать связь с этой вещью, но обмена энергией не происходит. В этом причина неудовлетворенности от покупки: вещь почему-то не приносит радости.

— Кстати, о подделках. Часто ли подделывают старинное оружие?

— Когда появляется новый рынок сбыта, туда первым делом выплескивается масса подделок. После неотработанного законодательства это основная наша проблема. Подделка становится таковой, когда ее выдают за подлинную вещь. Но имитации древнего оружия делаются зачастую с вполне невинными целями. Существуют, например, униформистские движения, во всех деталях воссоздающие военную форму и оружие определенной эпохи. Его можно купить, и это не подделка, не копия, а именно реконструкция. Когда же нечистый на руку человек пытается выдать его за оригинал, оно и превращается в подделку. Многие наши соотечественники специально едут за границу, покупают за безумные деньги якобы старинное оружие… и привозят домой кучу красивого, качественного новодела.

Проблема защиты от подделок — это вопрос честности эксперта и возможности коллекционера получить консультацию знающего специалиста. В этом отношении Петербург уникален. У нас есть Эрмитаж, Военно-морской музей, Музей артиллерии — все они обладают великолепными и весьма разнообразными собраниями, позволяющими эксперту обнаружить подделку. Ведь иной раз качественно исполненную фальсификацию просто не с чем сравнить.

Ответственность за экспертизу у музейного специалиста пока чисто административная, в отличие от ответственности продавца или рыночного эксперта. Именно продавец гарантирует клиенту подлинность вещи, на основании заключения официального эксперта. Продавец несет ответственность финансовую, именную (поскольку речь идет о репутации, добром имени фирмы), а также правовую, ведь покупателя может банально задержать милиция за ношение вполне современного холодного оружия. Наиболее четко и успешно работающая схема опирается на союз рыночного оператора и музейного эксперта.

Ружье для охоты на крупного морского зверя. Скандинавия. Около 1720–1740. Сталь, дерево. Вес 15 кг, длина 139,0 см. Частная коллекция

К сожалению, пока это есть не всегда. Официальных связей здесь недостаточно, нужно обязательно завязывать личные отношения, когда доверие устанавливается практически на уровне «врач-пациент».

К сожалению, многие коллекционеры пока недооценивают важность музейной экспертизы, им достаточно мнения продавца, чем пользуются не только злоумышленники, но и просто некомпетентные люди.

— Круг коллекционеров оружия узок, и в нем должны быть известны хорошие эксперты…

— Действительно, я бы даже сказал — очень узок, но наряду с ним существует достаточно широкий круг новых собирателей. Эти сферы не связаны между собой. Первые варятся в собственном котле, к коему вторые не имеют отношения. Коллекция оружия Государственного Эрмитажа входит в пятерку лучших в мире. При этом количество обращений частных лиц к эрмитажным специалистам поражает воображение — одно-два в год! Почему? Для меня это загадка.

— Из каких составляющих складываются цены на оружие?

— Начнем с того, что экспертам запрещено давать стоимостную оценку предметов. Да это зачастую и невозможно. Цены постоянно меняются, как правило, в сторону увеличения.

Можно говорить лишь о ценах на типовые предметы массового выпуска. Предмет же редкий стоит ровно столько, сколько за него готовы заплатить. Такая цена является тайной покупателя и продавца. Опираться на цены аукционов неправильно по ряду причин. Во-первых, аукционы проводятся в основном для дилеров, значит, цена, за которую вещь была продана на аукционе, является не конечной, а скорее стартовой. Во-вторых, многие вещи просто проводятся через аукцион в договорном порядке (с целью легализации доходов, оправдания цен и т.д.). В-третьих, аукционов очень много, а уровень их различен.

И главное, о чем необходимо помнить: коллекционирование старинного оружия — это прежде всего удовольствие, радость, а никак не инвестирование.

Протазан. Италия. Около 1520. Сталь, дерево. Частная коллекция

— В заключение нашего разговора, расскажите, пожалуйста, о методах формирования коллекций.

— Во-первых, это распродающиеся коллекции, как правило, после смерти владельца. И это трагическая сторона коллекционирования, ведь потомки, как правило, не разделяют страсти к собирательству.

Я знаю одного человека, у которого из семи сыновей ни один не унаследовал отцовской любви к оружию. Потом появился внук, и когда этого мальчика в возрасте двух лет впервые привели в зал, где хранилась коллекция, ему больше от этой жизни ничего не было нужно… Но это редкое везение. Второй источник — европейский и мировой рынок, где постоянно проводятся аукционы. Оттуда оружие привозят в Россию. И, наконец, небольшой процент находят буквально под ногами. Каждый месяц всплывает какая-нибудь «чердачная сабля». Когда в Петербурге недавно чистили Обводный канал, подняли некоторое количество брошенного офицерского оружия. Многое привозят из деревень, из азиатских республик, что-то приносят войны (сейчас — Чечня, раньше — Афганистан). И все это стекается в Москву и Петербург — два главных покупателя страны.   

В начало раздела "Оружие">>>