Логотип


Форты «Обручев» и «Тотлебен»

 

Мы продолжаем публикацию цикла статей Леонида Амирханова, посвященных системе оборонительных сооружений вокруг Санкт-Петербурга. Форты «Обручев» и «Тотлебен» находятся в Финском заливе между островом Котлин и Сестрорецком. Эти искусственные острова построены на отмелях, где глубина не превышала 2 метров.

 

Краснофлотцы чистят 152-миллиметровое орудие 114-й батареи. Форт «Тотлебен». 1942

Очередной скачок в развитии корабельной артиллерии в конце XIX века вызвал необходимость в строительстве фортов Кронштадтской крепости, защищающих столицу Российской империи со стороны моря. Северные номерные форты (по которым сейчас проходит дамба) уже не смогли бы противостоять дальнобойным орудиям противника. Требовалось вынести оборонительные сооружения и орудия как можно дальше от центра крепости.

3 февраля 1897 года (по старому стилю) под воду ушел первый ряж (опора) форта «Тотлебен», тогда имевшего только буквенное обозначение — «А». Уже к 1901 году были возведены два узких острова, возвышавшиеся над ординаром на 2,7 метра.

Артиллерия новых фортов надежно перекрывала не только северный фарватер, но и прибрежную часть Карельского перешейка. «Тотлебен» находился всего в 4 километрах от Сестрорецка, «Обручев» — в 10. «Тотлебен» обошелся казне в 6,5 миллиона рублей, «Обручев» — в 7 миллионов.

Устройство фортов отвечало самым последним требованиям военной мысли. Форты были оборудованы системой опреснения и очистки воды, имели канализацию, хлебопекарню, баню, обширные хранилища боеприпасов и провианта, ледник для скоропортящихся продуктов, аптеку, жилые казематы, рассчитанные на батальон артиллеристов (650–800 человек), церковь и даже синематограф (на «Тотлебене»). Между собой и Кронштадтом форты были связаны телефонным, телеграфным и индикаторным кабелями.

Форт «Обручев». 1998

 «Обручев» длиннее на 180 метров (резерв для размещения дополнительной батареи), а его площадь (8540 кв. м.) больше площади «Тотлебена» (7213 кв. м.). При этом гавань последнего на 100 метров шире и значительно удобнее.

По проекту предполагалось иметь на каждом из фортов десять 254?миллиметровых и двенадцать 152-миллиметровых орудий и по шестнадцать 228-миллиметровых мортир, а также противодесантные орудия и пулеметы. Разумеется, вооружение фортов постоянно совершенствовалось. Примечательна история появления на фортах 203-миллиметровых башенных установок, снятых с броненосного крейсера «Рюрик». Этот крейсер был построен в Англии фирмой «Виккерс» по заказу русского правительства в 1912 году и активно участвовал в событиях Первой мировой войны в качестве флагманского корабля командующего Балтийским флотом. В 1922 году, после подавления Кронштадтского мятежа, большевики решили избавиться от большей части боевых кораблей флота, который в то время унизительно назывался Морскими силами РККА. Так башни с «Рюрика» оказались на «Обручеве» и «Тотлебене».

Но мы забежали несколько вперед. К началу Первой мировой войны форты были приняты в казну и могли начать боевые действия, однако немецкие корабли в Финском заливе так и не появились.

203-миллиметровая башенная установка форта «Тотлебен». Старший политрук Самохин объясняет личному составу боевую задачу. 1942

В первый день советско-финляндской войны форт «Тотлебен» обстреливал передовые позиции финнов на реке Сестре. Во время Великой Отечественной войны «Обручев» и «Тотлебен» вели огонь по узлам сопротивления противника, дорогам, артиллерийским батареям на северном берегу Финского залива от Белоострова до Терийоки (Зеленогорска). Батареи ПВО отражали налеты немецкой и финской авиации. В июне 1944 года форты приняли участие в начальном этапе Карельской операции. Во многих публикациях, посвященных К.Г. Маннергейму, говорится о его гуманном нежелании наступать на Ленинград. При этом не берется во внимание тот факт, что артиллерия форта «Тотлебен» перекрывала почти половину ширины Карельского перешейка. 203-миллиметровые пушки крейсера «Рюрик», имевшие скорострельность 40 секунд на выстрел, делали, мягко говоря, бесперспективным любое наступление в зоне их действия. Бывший офицер русской армии К.Г. Маннергейм не мог не знать возможностей артиллерии «Тотлебена».

После войны судьба не была благосклонна к «Тотлебену» и «Обручеву». Разоружение Кронштадтской крепости в полной мере коснулось и этих фортов. После того, как сняли орудия и прочее оснащение, на опустевшие форты первыми пришли яхтсмены и тогда еще немногочисленные обладатели катеров. Считалось особым шиком рассказать в компании о том, как в последний уик-энд жарили шашлычок на «Обручеве», сколько выпили водочки. О том, что пустые бутылки были разбиты о камни, не упоминалось. Так постепенно брошенные форты стали превращаться в помойки. «Обручев» в таком состоянии находится до сих пор. «Тотлебену» повезло больше.

В один из летних дней 1989 года здесь появился Владимир Ткаченко, художник по призванию и образованию. Этот день можно считать началом возрождения форта. Гений места сего наполнил душу Владимира Ткаченко болью за варварское отношение современников к труду наших предков. С тех пор каждый вечер в окнах тотлебенских казематов можно было видеть неяркие отблески керосиновых ламп. И это останавливало тех, кому остатки железа могли пригодиться на садовых участках. Когда же повсеместно стали открываться пункты приема металлолома, именно В. Ткаченко не позволил мародерам разграбить форт.

Корректировка огня при стрельбе по самолетам противника. Форт «Тотлебен». 1942

В Сестрорецке знают, что на форту живет человек, называющий себя комендантом и не каждого пускающий на форт, особенно тех, для кого это лишь необычный антураж для пикника. Они-то и распускают о Ткаченко слухи один нелепей другого: якобы на форту склад оружия, а братва держит здесь заложников. О том, что Ткаченко на свои средства с помощью верных друзей расчистил казематы, восстановил гидроизоляцию, освободил от губительного мха часть орудийных двориков, обыватель знать не хочет.

Тот, кто приходит с миром, может услышать интереснейшую историю строительства форта и его службы, основанную на подлинных архивных материалах и личных впечатлениях человека, знающего здесь каждый камень, каждое привидение.

За 16 лет Ткаченко удалось «заразить» фортом нескольких молодых ребят. Именно они и помогают Ткаченко, деля с ним вахту. Сейчас «Группа спасения форта “Тотлебен”» готовит документы для организации на форту общественного Музея крепостной артиллерии, который мог бы стать началом возрождения уникального комплекса — Кронштадтской крепости.

В начало раздела "Оружие">>>