Логотип


Русское наградное холодное оружие
во второй половине XIX – начале XX века

В 1859 г. законодательные акты, касающиеся награждения оружием, были собраны в «Положение о наградах по службе» и опубликованы. В основе своей эти правила не менялись до конца существования Российской империи. В «Положении» 1859 г. говорилось, что золотое наградное оружие могут получать офицеры от прапорщика до генерала включительно, но в обер-офицерских чинах – лишь имевшие уже Анну 4-й степени «За храбрость» или Георгия 4-й степени. Золотое оружие офицеры носили с темляком из георгиевской ленты; генералы же носили золотое оружие, украшенное бриллиантами, без темляка. Так как при переходе из одного рода войск в другой офицеры часто должны были менять вид холодного оружия, то несколько указов разъясняли, что отмеченные золотым оружием и орденом Анны 4-й степени должны носить в строю свою награду на оружии, присвоенном тому роду войск, в который переведен награжденный.

 

Морская сабля. Анненское оружие «За храбрость». Награда мичмана Щербатова в русско-турецкую войну 1877-78 гг.

 

Близость ордена Св. Георгия и золотого оружия по характеру отмечаемых подвигов привела к тому, что в 1869 г., в год 100-летнего юбилея ордена, особым указом от 1 сентября все лица, награжденные золотым оружием, были причислены к кавалерам ордена Георгия, по старшинству – сразу после Георгия 4-й степени. Общее число награжденных золотым оружием «За храбрость» к этому времени составило 3384 человека, и 162 человека – золотым оружием с бриллиантами.

Золотое оружие с украшениями с 1832 г. носилось без темляка. Характер украшений из драгоценных камней на оружии высшего генералитета никак не регламентировался и был в большой степени произвольным. Правила ношения украшенного золотого оружия были упорядочены лишь в конце 70-х – начале 80-х гг. XIX в. Кавалеры золотого оружия, украшенного алмазами или бриллиантами в строю или во время боевых действий (когда было принято носить оружие без украшений), для видимого отличия должны были, по высочайшему повелению от 11 марта 1878 г. носить на оружии георгиевский темляк, а на эфесе – уменьшенный эмалевый крест ордена Св. Георгия. Этот крест крепился у шпаги – к чашке, у сабли и драгунской шашки – к головке эфеса, у палаша – на наконечнике грифа. В 1880 г. было регламентировано расположение знака ордена Св. Анны 4-й степени на золотом оружии, заменяющем украшенное драгоценными камнями. У шпаги этот знак располагался на чашке эфеса, у остальных видов оружия – на щитке под крестовиной с внешней стороны. На офицерском золотом оружии не полагалось иметь орденские знаки, о чем прямо говорилось в «Правилах ношения орденов, медалей и других знаков отличия» 1886 г. Однако сохранилось офицерское оружие периода 1886-1913 гг. с анненскими знаками.

За подвиги в русско-турецкой войне 1877–1878 гг. золотым оружием с бриллиантами было награждено 35 человек, среди которых – М. Д. Скобелев, И. В. Гурко, Ф. Ф. Радецкий и др. Офицерское оружие получили около 600 человек, анненское оружие «За храбрость» – еще больше (среди награжденных анненским оружием был и С. О. Макаров, в то время командир парохода «Константин»). Многие из тех, кто получил золотое оружие с бриллиантами, были награждены Анной 4-й степени за храбрость еще будучи обер-офицерами. По статуту знак Анны не мог сниматься ни при каких наградах, и, когда вместо оружия с бриллиантами стали носить оружие с крестиком Георгия на чашке или эфесе, возникли сложности с ношением знака Анны. Поэтому в 1880 г. было приказано носить на золотом оружии с бриллиантами или замещающем его оружии с георгиевским крестиком ранее полученный знак Анны под эфесом сабли на специальной металлической пластинке, а на шпаге – на одной из чашек.

Шпага «За храбрость» со знаком ордена Георгия на оружии, заменяющем в строю бриллиантовое. Последняя треть XIX века.

 

На протяжении всего XIX в. и до 1913 г. все золотое оружие должно было иметь эфесы из золота (до 3 апреля 1857 г. – 72-й пробы, впоследствии – 56-й пробы). Однако встречаются образцы золотого оружия, выданные в 1807г., 1810г. и даже в 1877 г., эфесы которых не из золота, а лишь покрыты позолотой. Золотое оружие с бриллиантами и без бриллиантов выдавалось награжденному бесплатно. Золотое оружие с Георгиевским крестом, которое с 1878 г. стали носить в полевых условиях вместо оружия с бриллиантами, оплачивалось самим награждаемым.

По-видимому, наличие оружия с позолоченным эфесом объясняется тем, что награжденные экономили – часто они получали с грамотой не само оружие, а деньги на его изготовление, и могли распорядиться ими по своему усмотрению. Судя по документам, такие акции практиковались достаточно широко. Так, например, с апреля 1877 по декабрь 1881 г. вместо золотого оружия 677 награжденных получили деньги.

Изготовление оружия с позолоченным эфесом было распространенной практикой. Так, на Златоустовской оружейной фабрике, одном из крупнейших производств холодного оружия в России, существовала специальная услуга с соответствующими расценками – работы по переделке обычного строевого холодного оружия в орденское. «За присадку к эфесам знаков орденов: Св. Анны – 2р. 50 коп., Св. Георгия – 5р. 50 коп. Надпись на эфесе «За храбрость» – 75 коп. Отделка оружия на манер золотого – 4р. 50 коп.». Сохранились также экземпляры оружия с эфесами из золота, без знаков отличия (по-видимому, высокопоставленных лиц не всегда обременяли хлопотами по заказу знака отличия). Анненское оружие всегда имело эфес из недрагоценного металла. Знаки всех русских орденов любых степеней, носившиеся на оружии, кроме Анны 4-й степени, изготовлялись из золота. Почти на протяжении всего XIX в. анненские знаки делали из недрагоценных металлов, что, впрочем, не исключало того, что награжденный на свои собственные деньги мог заказать анненский знак и из золота.

15 декабря 1889 г. были утверждены общие правила ношения знаков отличия чинами военного ведомства. Золотое оружие с бриллиантами носилось без темляка и только при парадной форме; при этом в строю оружие должно было соответствовать присвоенной форме одежды. При непарадной форме это оружие замещалось золотым оружием без бриллиантов, но с Георгиевским крестом на эфесе и с георгиевским темляком. На обоих видах оружия дополнительно мог помещаться знак Анны 4-й степени. Золотое оружие офицеров также должно было соответствовать форме одежды и носилось с георгиевским темляком; никаких орденских знаков на нем не полагалось.

В 1913 г. по новому статуту ордена Св. Георгия принадлежащее к этому ордену оружие получило официальное название «георгиевского», или «георгиевского, украшенного бриллиантами»; оно было причислено к ордену, но оставалось самостоятельной наградой. Георгиевский крестик помещался на обоих видах этого оружия, на простом оружии – эмалевый, на оружии с бриллиантами – украшенный драгоценными камнями. Надпись «За храбрость» располагалась на дужках эфеса, крестовине или чашках (у шпаг), а на генеральском оружии она заменялась надписью о подвиге, за который пожалована награда. Эфес георгиевского оружия официально становится позолоченным, но в примечании к статуту указывается, что «эфес и приборные металлические части разрешается изготавливать из золота» за счет награжденного. На эфесе изображался вензель императора, в царствование которого владелец оружия получил первый офицерский чин. Оружие носилось на георгиевском темляке. Латунный позолоченный прибор ножен украшал орнамент из лавровых ветвей и листьев.

Золотое георгиевское оружие «за храбрость». Шашка. После 1913 г.

 

Георгиевское оружие с бриллиантами давалось по личному усмотрению царя, без бриллиантов – по решению кавалерских дум, которые состояли из имеющих это оружие. В статуте подчеркивалось, что георгиевское оружие не может быть «жалуемо в качестве очередной боевой награды или же за участие в определенных периодах кампаний или боях, без наличия несомненного подвига». Отличия и подвиги, за которые можно было получить георгиевское оружие, подробно перечислены. Так, в сухопутных войсках мог быть награжден тот, кто с боя захватит или удержит до конца сражения важный пункт неприятельского расположения, кто личным примером поведет за собой в атаку часть не менее роты, кто с опасностью для жизни спасет знамя, кто с явной опасностью для жизни уничтожит неприятельскую переправу и т. д.

В перечне был и пункт, по которому георгиевским оружием награждался тот, «кто, управляя воздухоплавательным прибором, проникнет с опасностью для жизни в район неприятельского расположения и тем даст возможность произвести разведку такового и доставит своевременно сведения особой важности, пользование которыми существенно повлияет на успешный ход дальнейших операций». Отдельный раздел в статуте был посвящен флоту – морской офицер или адмирал получал георгиевское оружие, если, командую авангардом, или в арьергардном бою, сдержит натиск превосходящих сил противника, отразит атаку неприятельской подводной лодки, уничтожит неприятельское минное заграждение или поставит его в тылу противника. Кроме того, «кто, совершая подвиг, достойный награждения Георгиевским оружием, не смог довести оный до конца за ранением», все равно заслуживает этой награды. Особые права и преимущества кавалеров георгиевского оружия в целом совпадали с преимуществами кавалеров золотого оружия рубежа XIX–XX вв., только на георгиевском оружии любого вида по новому статуту можно было помещать теперь и знак Анны 4-й степени «За храбрость». Оружие с бриллиантами носилось только того образца, который был пожалован; на замещающем его оружии помещался лишь маленький георгиевский крестик, украшенный бриллиантами.

Георгиевское оружие в годы Первой мировой войны было одним из самых почетных и массовых видов наград, и, хотя статутом это не предусматривалось, давалось и посмертно – только за 1915 г. известно 57 таких награждений. Известны случаи посмертного награждения и анненским оружием. С января по декабрь 1916 г. георгиевским оружием были награждены 2005 отличившихся, из них трое – оружием с бриллиантами. Генерал А. А. Брусилов за прорыв на возглавляемом им Юго-Западном фронте («Брусиловский прорыв») получил шашку с надписью: «За поражение австро-венгерских армий на Волыни, в Буковине и Галиции 22–25 мая 1916 г.».

Февральская революция практически не внесла изменений в порядок награждения оружием – вышло только распоряжение, по которому «на эфесах и клинках офицерского оружия вензелей императоров впредь не делать, оставляя гладкий овал на месте вензеля на эфесе».

После Октябрьской революции 1917 г., когда у населения Петроградского военного округа стали изымать холодное и огнестрельное оружие, был издан приказ: «Вследствие поступающих ходатайств бывших кавалеров георгиевского оружия о разрешении хранить таковое как память участия в войне, в дополнение Приказа по округу от 15 января сего года № 9 объявляю для сведения и руководства, что военнослужащие, награжденные в прошедших кампаниях за боевые отличия георгиевским оружием, имеют право хранить таковое у себя, как память участия в войне, по разрешениям штаба округа. Главнокомандующий войсками ПВО Еремеев».

Наградное оружие вошло в состав советской наградной системы. В первые послереволюционные годы его получали герои гражданской войны. 7 февраля 1919 г. за освобождение Киева от петлюровцев почетным золотым оружием был награжден Н. А. Щорс. 21 советский военачальник (М. В. Фрунзе, С. М. Буденный, К. Е. Ворошилов и др.) был удостоен шашкой с вызолоченным эфесом и прикрепленным к нему орденом Красного Знамени по Декрету ВЦИК от 8 апреля 1920 года «О награждении лиц высшего командного состава Рабоче-Крестьянской Красной Армии Почетным Революционным Оружием». Почетное революционное оружие с орденом Красного Знамени выдавалось с 1919 по 1930 г.

По материалам статей В.А. Дурова "Русское наградное оружие" (в кн.: Памятники отечества.М., 1984, № 2) и "Оружие - в награду" (Советский музей, 1989, № 5).

В начало раздела "Оружие">>>