Логотип


Тульский оружейный завод: устройство и мастера

В книге И.Гамеля «Описание Тульского оружейного завода» (М., 1826), а также в книге С.Зыбина «История Тульского императора Петра Великого оружейного завода» (М., 1912) дается описание устройства работ и положения мастеров на Тульском оружейном заводе в XVIII-XIX веках.

Пара шестизарядных револьверов с кремневым замком. На стволах таушировка золотом: «Тула», на замке: «I. ПОЛИН». Тула, 1790-1800 гг.

 

Расцвет производства холодного и огнестрельного оружия в Туле связан, в первую очередь, с постоянными войнами, которые вела Россия, начиная со времени правления Петра I. Тульские оружейники славились своими изделиями уже в конце XVI века, а в XVII столетии Тула, находящаяся в богатом железными рудами районе, становится центром железоделательной промышленности. В 1712 по указу Петра I в Туле был основан государственный оружейный завод. Мастера Тульского оружейного завода обладали определенными правами и привилегиями. Еще вXVII столетии оружейники жили особой слободой, в которой не имели права проживать посторонние люди; в отличие от других жителей тульского посада они были освобождены от податей и повинностей.

Постоянные войны в начале XVIII века способствовали не только развитию оружейного дела , но и расширению производства. Для ведения войн против развитых европейских стран на должном уровне требовалось не просто качественное огнестрельное оружие, но качественное оружие в больших количествах, во много раз превышающих прежние нормы. Если раньше тульские оружейники должны были выпускать 2000 фузей в год, то теперь норма увеличилась до 15 000 фузей в год.

Постоянно увеличивающаяся потребность армии в огнестрельном оружии привела к ужесточению контроля за мастерами. Для лучшего надзора за мастерами в 1703 году был построен оружейный двор. Вводится строжайший учет кузнецов и их рабочего времени. Всех кузнецов записывают в книгу, без соответствующей записи они не могли ни отлучаться, ни наниматься на работу в другом месте. Нарушение правил грозило наказанием в виде битья кнутом, а в более тяжелом случае – ссылки на каторгу с конфискацией «дворов и животов». Каждому мастеру устанавливалась определенная годовая норма – «положен урок» - невыполнение которой тоже грозило наказанием. Приемщик готового оружия, пропустивший брак, наказывался «кнутом и великой пеней». Выяснить, какой мастер изготовил бракованное оружие, не составляло труда – каждый оружейник было обязан ставить на оружии свое личное клеймо .

На основе донесений начальника кузнечной слободы Чулкова князю Волконскому, ведавшему в это время оружейным делом, можно судить о быте тульских оружейников в начале XVIII века. «Живу я в оружейной слободе неотлучно и оружейным мастерам подтверждаю с пристрастием, чтоб они ружье делали с великим поспешением денно и нощно и против образцов в сходство и для того каждого дни по мастерам езжу и многих бью батоги». «Приборщиков и замочников на оружейном дворе зело понуждаю в деле, не только что день дать отдохнуть, но и ночью спать не даю».

Для ускорения производства на Тульском оружейном заводе уже в начале XVIII века вводится частичная механизация производства. Указом от 15 февраля 1712 года в Туле было приказано устроить вододействующие заводы. К концу 1714 года на реках Тулица и Упа были пущены в ход два вододействующих завода с точилами, станками и вертелями для изготовления стволов, причем, за позволение пользоваться машинами мастера были вынуждены платить в соответствии с установленными расценками. Введение машин позволило существенно увеличить темпы производства.

Охотничий гарнитур Александра I, подаренный ему в честь коронации в 1801 году. Тула, ок. 1800 г

 

В том же 1712 году выходит второе предписание о создании оружейного двора: «Для лучшего же на Туле в оружейном деле усмотрения и поспешания построить оружейный двор, дабы то ружье делать мастеровыми людьми на том оружейном дворе безостановочно; а по домам, где кто живет, ружья впредь отнюдь не делать». В 1718 году этот новый оружейный двор, каменный, «для проку и опасения пожарного случая» наконец был построен. В 1720 году оружейники подали прошение о позволении по-прежнему работать на дому. Прошение было удовлетворено, и вплоть до конца столетия многие мастера работали дома, причем, они сохраняли право самостоятельной продажи изделий, выполненными ими, при наличии свободного времени, сверх казенного заказа. По статистике за 1771 год из 2765 оружейников только 331 работал в заводских помещениях.

Оружейная слобода в Туле представляла собой, по сути дела, мануфактуру с существовавшим уже в начале XVIII столетия разделением труда. Если в начале столетия насчитывается шесть специальностей – ствольный заварщик, замочник, приборщик, ложевый мастер, станочник – то к концу столетия насчитывалась уже 31 специальность. В 1782 году было опубликовано «Положение о Тульском оружейном заводе», которым, в том числе, разрешалось оружейникам по капиталам выходить в купцы и мещане, как, например, еще в конце XVII века выделились Демидовы. А позже – Баташевы, Мосоловы и др.

Тульское оружие всегда славилось своим качеством. Еще Екатерина II при посещении завода отмечала «отличную охоту и способность мастеров, изделия которых во всех частях не уступают самым прославившимся в сем роде иностранным художникам».В наказе комиссии о Тульском оружейном заводе говорилось: «Испытанием доказано, что империя наша во многих благополучно и славно оконченных войнах защищалась оружием дела сего завода, недознав недостатка ни в числе мастеров и работников, ни в искусстве их, от времени далее возрастающем». Кроме изготовления холодного и огнестрельного оружия в XVIII-XIX веках тульские мастера-оружейники занимались созданием художественных изделий для оформления интерьеров.

Широкое применение на Тульском оружейном заводе получил булат. Литой булат изготовляли путем сплавления в закрытых крышками тиглях чистых железных руд с углем – весь процесс занимал сутки. Сварочный булат (дамасская сталь) получали путем сварки стальных и железных полос. Из хорошо режущегося литого булата делали, главным образом, клинки. Из сварочного булата, способного выносить сильный нагрев (необходимый для сварки стволов) делали огнестрельное оружие. Хотя сварочный булат был запатентован Уильямом Дюпейном в 1798 году, в Туле изделия из «красного железа» (как называли тогда сварочный булат) в том числе – огнестрельное оружие, делали уже в середине XVIII столетия. В тульском музее сохранились дробовики из сварочного булата с датами 1754 год, ружье со стволом из сварочной стали с датой 1745 год и др. В архивных документах конца XVII столетия упоминаются, например, «пара пищалей винтовальных осьмерики, стволы железа красного Тульского дела».

Во время войны с Наполеоном тульские оружейники работали сутками, несмотря на низкую плату. «соразмеряя отечественным нуждам и усиливая рвение свое трудились они и день и ночь, все праздничные дни и табельные дни, определенные для свободы и отдохновения от трудов, употребляли на одно только дело оружия, торжествуя их в трудах, отечеству посвященных. Такова есть жертва оружейников». Простая статистика показывает возросшие темпы работы в годы войны с Наполеоном. В 1797 году в Туле было изготовлено 24 000 единиц огнестрельного оружия, в 1798 году – 45 000 единиц. За 1812-1814 гг. мастера, работая без отдыха, днем и ночью, сделали 600 000 ружей

Стрелковый гарнитур – винтовка-револьвер и револьвер с нарезным стволом. Подарены Александру II в 1880 году. На стволах надпись: «Придворный Мастеръ Николай Ивановъ Гольтяковъ въ Туле». Тула, 1878-1880 гг.

 

Многие мастера завода старались усовершенствовать производство – такие идеи возникали и в XVIII и в XIX столетиях. ВXVIII веке Яков Батищев поставил на заводе машину для обтирки стволов, которая давала возможность отбелить 16 стволов в сутки, тогда как при ручной обтирке в сутки делали всего 2 ствола. Тем не менее, рабочие предпочитали делать обтирку вручную на дому. Мастеров Тульского завода постоянно отправляли заграницу на учебу. В 1785 году оружейник Алексей Сурнин был для совершенствования знаний отправлен в Англию, откуда привез много станков и чертежей. По приезде он был определен «матером оружейного дела и надзирателем всего, до делания ружей касающегося» и стал внедрять свои знания в производство. В первой четверти XIX века все необходимые станки были спроектированы и построены. Причем, не только по английским образцам – многие из них были разработаны мастерами Тульского оружейного завода. В начале XIX века оружейник В.А. Пастухов устроил пресс для штамповки деталей замка. В 1810 году механик П.Д. Захаво сконструировал станок для второго сверления и окончательной отделки канала ствола, а в 1823 году - станок для отделки наружной поверхности. Одним из наиболее известных мастеров-новаторов Тульского оружейного завода был Иван Полин, который сконструировал кремневые пистолеты с магазинной коробкой на 6 пуль, помещавшейся в рукояти пистолета. Сохранились пистолеты с датой «1782» на казенных коробках и с подписью «Иван Полин» на верхних гранях стволов. По сравнению с нормальным образцом строевого пистолета последней четверти XVIII века пистолет Полина имел меньшие размеры и вес, а также иное внешнее оформление. Однако, главная заслуга мастера состояла в том, что, фактически, впервые в истории русского оружия в пистолете Полина была решена проблема создания магазинного многозарядного ручного огнестрельного оружия. Казенные коробки пистолета Полина включали в себя весь механизм перезарядки; пороховые и пулевые магазины были расположены в деревянных рукоятях. Так, еще за век до С.И. Мосина, изобретателя российской магазинной винтовки , тульский оружейник Иван Полин работал над проблемой магазинного оружия.

Благодаря механизации производства на Тульском оружейном заводе уже в первой трети XIX века была достигнута почти полная взаимозаменяемость частей оружия. В 1826 году был проведен следующий опыт: разобрали 30 ружей, перемешали все части и вновь собрали ружья, причем, все части пришлись одна к одной в полной точности. На Всемирной выставке в Париже в 1900 году за свое качество тульское оружие было удостоено Диплома почета и Большой золотой медали.

В начало раздела "Оружие">>>