Логотип

 

Почти Андрей Болконский

По воле Л. Н. Толстого, герой романа “Война и мир” князь Андрей Болконский умер от ран после Бородинского сражения. Однако, обращаясь к подлинным историческим реалиям, стоит отметить, что у князя Андрея имелся вполне реальный исторический прототип, жизнь которого, хотя и оказалась более длинной, сложилась не менее драматично, нежели у вымышленного персонажа. Этим человеком был князь Н. Г. Репнин-Волконский - полководец, дипломат, администратор и, наконец, просветитель, оставивший довольно заметный след в истории отечественного коллекционирования.

Вечеллио Тициан (1477-1576). Даная (авторский вариант)

Николай Григорьевич Волконский родился в 1778 году в семье принадлежавшей к “сливкам” российской аристократии. Его отец - Григорий Семенович Волконский сражался вместе с Суворовым и, судя по воспоминаниям современников, стал прототипом старого князя Болконского из все того же романа Л. Н. Толстого. Мать нашего героя Александра Васильевна была старшей дочерью другого полководца екатерининской эпохи - Николая Васильевича Репнина (внука не менее известного петровского фельдмаршала). Скончавшись в 1801 году, он так и не оставил наследников мужского пола, и тогда Павел I передал княжеский титул и приказал “именовать Репниным” старшего внука покойного. Указ Императора завершался следующим пассажем: “Да род князей Репниных, столь славно Отечеству послуживших, с кончиною последняго в оном не угаснет, но, обновясь, пребудет навсегда, с именем и примером его, в незабвенной памяти Российского дворянства!”

С тех пор Николай Григорьевич, в отличии от своего родного брата Сергея, именовался не Волконским, а Репниным-Волконским (что, зачастую, путало многих историков). К моменту “удвоения” фамилии за его спиной уже были Сухопутный кадетский корпус, участие в англо-русском десанте в Голландии (1799), и присвоенное, в значительной степени “авансом”, звание полковника.

Впервые на поле сражения Николай Григорьевич блеснул в неудачной битве при Аустерлице (1805). Правда, в отличии от Болконского, он не пытался с флагом в руках остановить отступление, зато лично участвовал в описанной Л. Н. Толстым атаке кавалергардов. Из эскадрона, которым командовал Репнин-Волконский в живых осталось всего 18 человек, а сам он был ранен в голову и контужен. Попав в плен, князь оказался в госпитале и в один прекрасный день был навещен императором Франции. Во время этой памятной беседы Наполеон похвально отозвался о действиях кавалергардов, заявив князю, что его полк “честно исполнил свой долг”.

Франс Снейдерс (1579-1657). Травля кабанов

 

После размена пленных, Репнин-Волконский был произведен в генерал-майоры и перешел на дипломатическую службу. В 1808-1812 годах он был послом России при дворе короля Вестфалии Жерома Бонапарта (родного брата Наполеона I). Однако, с началом Отечественной войны ему вновь пришлось взяться за шпагу. Командуя кавалерийской дивизией в корпусе Витгенштейна, князь принял участие в битвах подКлястицами, Полоцком, Чашниками. В следующем году его отряд перешел Одер и без сопротивления овладел Берлином. Затем были битвы при Дрездене, Кульме, Лейпциге.

Летом 1813 года, как специалиста по германским делам, князя назначили генерал-губернатором в оккупированную Саксонию. Хотя саксонская армия в это время уже сражалась на стороне союзников, король Фридрих-Август хранил верность Наполеону и потому считался отстраненным от власти. Таким образом на плечи Репнина-Волконского легла вся тяжесть управления одной из самых обширных и развитых областей Германии. Той области, которая, для большинства европейцев, ассоциировалась с Дрезденской галереей и мейсенским фарфором…

Удивительно, но имя Репнина-Волконского даже сегодня пользуется в Саксонии большой популярностью. Менее чем за год ему удалось спасти население от голода и поднять страну из развалин. Были отменены многие налоги, учреждена специальная касса для помощи неимущим, отремонтированы дороги и здания. В Дрездене восстановили взорванный французами мост через Эльбу и в полном соответствии с духом просвещения открыли для народа такие, ставшие известными места гуляний, как Гросс Гартен и Брюлевская терраса. Возобновили свою работу Инженерная, Артиллерийская, Лесная и Горная академии. В Медико-хирургическую академию пригласили новых преподавателей, а также учредили при ней две клиники и больницу для бедных.

Огромные культурные ценности находившиеся в Дрездене, конечно же, не могли не обратить на себя внимания Репнина-Волконского. Впрочем, будучи практичным администратором, князь зачастую руководствовался потребностями момента, и для того, чтобы пополнить казну, не постеснялся перечеканить в монету столовое серебро саксонских монархов. Однако сделано это было для самих же саксонцев. Присваивать же себе художественные ценности он даже не пытался. Лишь в качестве сувениров и за собственные деньги Репнин-Волконский приобрел образцы средневекового оружия, а также несколько мейсенских сервизов. Впоследствии эти вещи войдут в его личное собрание, но, прежде чем заняться коллекционированием, князю предстоит еще целых 20 лет провести на государевой службе…

Сергей Григорьевич Волконский, брат Н. Г. Репнина-Волконского

 

В 1814 году в качестве представителя России Репнин-Волконский сопровождал свергнутого Наполеона на остров Эльбу. Перед прощанием император подарил князю одну из своих шпаг с памятной надписью.

Вернувшись на Родину, наш герой стал малороссийским генерал-губернатором и породнился с семье последнего украинского гетмана К. Г. Разумовского. Его супруга - Варвара Алексеевна (внучка гетмана) в качестве приданного принесла мужу крупное имение Яготин, расположенное неподалеку от Полтавы, на берегах притока Днепра реки Супоя. При прежнем владельце - ее отце Алексее Григорьевиче Разумовском (министре народного просвещения в 1810-1816 гг.) эта усадьба превратилась в своеобразный центр светской жизни Полтавской губернии. Стараниями будущего придворного архитектора Адама Менеласа на месте скромного дома вырос настоящий дворец с четырьмя флигелями. При помощи плотин часть реки превратилась в озеро с двумя островами, вдоль берегов которого протянулся парк разбитый в “регулярном” французском стиле (чуть позже, в соответствии с новой модой, часть парка переделали в “диком” английском стиле)…

Однако вплоть до 1834 года наслаждаться жизнью в роскошном поместье у Репнина-Волконского попросту не было времени. Будучи малороссийским генерал-губернатором князь многое сделал для экономического развития края. В историю же украинской культуры он вошел, в первую очередь, как покровитель литераторов - И. П. Котляревского, Т. Г. Шевченко, и, наконец, Н. В. Гоголя, который, впрочем, был скорее русским, а не украинским писателем.

Впрочем, покровительство литераторам оказывалось скорее в частном порядке. А вот как государственное лицо прежде всего князь прославился строительством многочисленных учебных заведений. Правда, на одно из них он истратил 65 тысяч рублей собственных средств и в результате… был обвинен в хищении 200 тысяч казенных денег. Для всех, кто знал Репнина-Волконского подобное обвинение звучало просто абсурдно. Но в 1834 году князя лишили должности и, прежде чем обвинение с него было снято, он несколько лет провел под следствием…

Касаясь причин этой внезапной опалы, историки, как правило, указывают на либеральные антикрепостнические взгляды нашего героя, а также на его хорошо известные (в том числе и родственные) связи с декабристами. Достаточно отметить, что родной брат Репнина Волконского - Сергей Волконский - являлся деятельным членом Южного общества, а его жена Мария Николаевна (урожденная Раевская) была воспета Н. А. Некрасовым в поэме “Русские женщины”. Собственно, и Андрея Болконского Л. Н. Толстой “слепил” не только с Николая Григорьевича, но и с его брата Сергея Григорьевича, который, впрочем, тоже скончался намного позже 1812 года…

Однако вернемся к нашему главному герою. Уйдя на покой, Репнин-Волконский поселился в Яготине и принялся жить в свое удовольствие. Время от времени, он путешествовал по Европе, где, как правило, приобретал различные произведения искусства. Так, в Италии он купил один из вариантов знаменитой "Данаи" Тициана и несколько полотен малоизвестных итальянских художников XVII-XVIII веков. Чуть позже коллекция картин обогатилась известной работой Снейдерса “Травля кабанов”.

На самом деле эти картины были лишь частью более обширного собрания. Все, кто бывал в Яготине, отмечали роскошь дворцового убранства и выражали сожаление, что хозяин никак не соберется составить полное описание своей коллекции. Одна лишь галерея предков включала несколько десятков портретов среди которых были работы таких авторов, как Д. Г. Левицкий, Ф. С. Рокотов, В. Л. Боровиковский.

На самом почетном месте у хозяина висел подарок сделанный ему Императрицей Александрой Федоровной - гобелен воспроизводящий рембрандтовский портрет графа Форгача (работы Императорской шпалерной фабрики).

Усадьба Н. Г. Репнина-Волконского в городе Яготин Полтавской губернии

 

Кроме живописи в Яготине имелись коллекции гравюр, бронзы, фарфора, хрусталя и, почти обязательное для отставных военачальников, собрание оружия (западноевропейского, польского и восточного) с “гвоздем” экспозиции - уже упоминавшейся шпагой Наполеона.

Дворцовые интерьеры были обставлены западноевропейской мебелью в стиле барокко и рококо, что, впрочем, не очень совпадало с внешним видом дворца, выдержанном в стиле классицизма.

Едва ли не самую большую ценность представляла яготинская библиотека, насчитывавшая до 40 тысяч томов. Преимущественно это были книги на французском языке, принадлежавшие перу французских же просветителей XVIII века. Именно на литературе подобного рода воспитывались и вымышленный князь Болконский и его реальные прототипы - братья Н. Г. и С. Г. Волконские. Имелась там и подаренная автором рукописная копия 2-го тома “Мертвых душ” Н. В. Гоголя - уникальныйдокумент о котором могут только мечтать историки русской литературы…

Скончался Н. Г. Репнин-Волконский в 1845 году. После его смерти имение перешло к наследникам по мужской линии и в 1914 году принадлежало его правнуку Николаю Васильевичу Репнину (отставному сановнику и члену Государственного Совета).

В начале XX века, когда интерес к старым усадьбам вырос не только у специалистов, но и у самой широкой публики, искусствоведы поставили вопрос о систематизации и полном описании яготинских коллекций. Начавшаяся Первая мировая война смешала все планы, а затем пришла революция…

В 1918-1920 годах Полтавщина успела повидать и красных, и белых, и гетманцев, и петлюровцев, и поляков, не говоря уж о всевозможных “батьках” и “атаманах” уездного масштаба. И все они, в той или иной степени, приложили руку к разграблению усадьбы. Предметы, некогда хранившиеся в Яготине, расползлись по всему миру и за последующие годы, судя по всему, не раз поменяли своих хозяев. Так что сегодня у любителей старины есть все шансы наткнуться в антикварном магазине на какую-нибудь фарфоровую чашку или картину принадлежавшую Андрею Болконскому. Или, точнее, человеку очень на 

него похожему.

В начало раздела "Живопись и графика">>>