Логотип

 

Злоключения гентского алтаря

Среди всемирно известных произведений живописи, привлекавших и почитателей прекрасного, и авантюристов разных эпох, бесспорно, следует назвать Гентский алтарь — самое знаменитое творение братьев ван Эйков, созданное в первой четверти XV века для церкви Святого Бавона в городе Генте (Бельгия).

 

Братья ван Эйк. Гентский алтарь. Развернутый вид. Гент, церковь Св. Бавона

 

Большой двухъярусный алтарный образ состоит из двенадцати створок с отдельными изображениями. Четыре изображения размещены на неподвижной средней части, а остальные — на внутренних и наружных створках. Нижний пятичастный ярус представляет собой единую композицию, которая изображает луг с возвышающимся на нем престолом с агнцем, кровь из раны которого стекает в чашу — это символ искупительной жертвы Христа. Виден водяной фонтан, олицетворяющий христианскую веру, вокруг которого собрались апостолы, пророки, а на заднем плане святые мученики, выходящие из рощи. К центру композиции направляются и отшельники с пилигримами, всадники — защитники веры. Такое сложное размещение сословий обусловлено текстами библейских сказаний и Апокалипсисом.

Второй ярус состоит из крупных фигур и противопоставлен нижнему. Центр занимают образы Бога-Отца, Девы Марии и Иоанна Крестителя. Завершают композицию образы поющих и играющих на музыкальных инструментах ангелов и обнаженные фигуры Адама и Евы.

Алтарь отворяли только в праздничные дни, и тогда на смену одноцветности наружных створок открывалось богатое живописное решение внутренней росписи. Полустертая надпись сообщает, что алтарь был начат Губертом ван Эйком, «величайшим из всех», и закончен его братом Яном, «вторым в искусстве», по поручению Иодокуса Вейта, а освящен 6 мая 1432 года. Исследователи пытались разделить работу над образами двух художников. Но единообразие во всех частях было настолько полным, что спорящие так и не пришли к окончательному решению. Сведения о жизни и творчестве братьев весьма незначительны. Если о жизни Яна свидетельства еще существуют, то про Губерта известно крайне мало.

Ян начал художественную деятельность при дворе голландских графов в Гааге, а с 1425 года состоял придворным герцога Филиппа Доброго. По поручению сюзерена отправился с посольством в Португалию, а затем в Испанию, после чего поселился в Брюгге. Художник не просто пользовался известностью у современников, герцог называл его «не имеющим себе равных по искусству и познанию». Известный художник и историк эпохи Возрождения Дж. Вазари отмечал, что он «изощрен в алхимии», и приписывал ему открытие масляной живописи.

На долю «Гентского алтаря» братьев ван Эйков выпало множество испытаний как в Средние века, так и в ХХ веке. Похитители художественных ценностей стремились завладеть сокровищем.

С такой же последовательностью и упорством жители Гента всячески старались спрятать, возвратить на прежнее место, восстановить утраченные части своего сокровища. Собранные воедино эпизоды покушений на алтарь могут послужить мистическим обоснованием его бесспорной связи с родным городом.

Братья ван Эйк. Чудесный источник веры. Роспись средника Гентского алтаря. Гент, церковь Св. Бавона

 

Все началось в 1566 году, во время освободительной борьбы Фландрии против Испании. Заботясь о сохранении складня, его перенесли из церкви в башню Святого Бавона, а затем в ратушу. Тогда алтарь уцелел, но его подстерегало другое несчастье — победившие в Генте протестанты решили подарить алтарь английской королеве Елизавете в благодарность за помощь в войне. Наследник заказчиков живописи был категорически против и добился того, что произведение ван Эйков осталось в городе. А после перехода власти к католикам в 1584 году алтарь установили на прежнем месте.

В 1781 году австрийский император Иосиф II при посещении собора Святого Бавона выразил недовольство натурализмом образов Адама и Евы, и створки с обнаженными фигурами были сняты и перенесены в церковную библиотеку.

В 1792 году, во время грабительских изъятий, французы отправили из Гента четыре центральные картины алтаря в Лувр. Живопись северных мастеров настолько понравилась Наполеону, что он высказал пожелание получить и боковые створки алтаря. Было предложено обменять эти части алтаря на картины Рубенса, но власти Гента категорически отказались от такого предложения. Людовик XVIII, ставший королем Франции после поражения Наполеона, вспомнил, что в годы изгнания он жил в Генте, и в 1815 году возвратил городу похищенные четыре створки, занявшие свое место в соборе.

Но на этом злоключения шедевра не закончились. Викарий собора, француз по национальности, похитил несколько створок и продал их брюссельскому торговцу. Антиквар Ньювенхейс и коллекционер Солли перепродали створки прусскому королю Фридриху Вильгельму III для берлинского Кайзер-музеума. В 1861 году правительство Бельгии за 50 000 франков купило образы Адама и Евы, поместив части алтаря в музее Брюсселя. А у жителей Гента появилась многолетняя и заветная мечта — собрать когда-нибудь в родной церкви все отсутствующие части алтаря, находящиеся в Брюсселе и Берлине.

Новые беды обрушились на оставшиеся подлинные части алтаря братьев ван Эйк в годы Первой мировой войны. Войска кайзера, вступившие в Бельгию в 1914 году, набросились на художественные ценности. Из собора Святого Иоанна города Мехелена похитили картины Рубенса. Немецкие офицеры приступили к поискам частей Гентского алтаря в Брюсселе и Генте. А между тем каноник собора Святого Бавона ван ден Гейн с четырьмя помощниками перенес части алтаря в пустующий дворец епископа, никому не раскрыв тайну клада. Когда захватчики приступили к планомерному обыску дворцов и домов, каноник ночью в четырех ящиках на повозке тряпичника под рухлядью и тряпьем перевез створки алтаря в новое укрытие. Немецкий военный начальник допрашивал настоятеля и епископа, требуя указать место хранения картин, но никто ничего сообщить не мог. Так городские сокровища скрывали до 1918 года, пока оккупанты не были изгнаны, после чего главные створки заняли свое место в соборе. По условиям Версальского договора Генту вернули и боковые створки, приобретенные Пруссией в 1821 году для Кайзер-музеума. В соответствии с договором были также возвращены произведения Дирка Боутса в Лувр и Рубенса — в собор Святого Иоанна.

Братья ван Эйк. Архангел Гавриил. Роспись внешней стороны створки Гентского алтаря. Гент, церковь Св. Бавона

 

Целых четырнадцать лет все части Гентского алтаря находились вместе, в соборе, славу которому принесло уникальное художественное произведение. Но 11 апреля 1934 года в городе стало известно, что некий злоумышленник ночью украл одну из створок алтаря, с изображением «Праведных судей». Специалисты и горожане строили предположения и не могли остановиться ни на одном. Между тем вор обратился к епископу Гента и потребовал за возврат створки миллион бельгийских франков. В доказательство того, что похищенное находится у него, вор предложил по вложенной в письмо квитанции получить на железнодорожном вокзале половину створки. На его предложение никто не ответил. История продолжилась совершенно неожиданно. Уважаемый гентский гражданин Кудертир, тяжело умиравший от сердечного приступа, сообщил на исповеди, что он и есть похититель, а картину спрятал в столе. Однако самые тщательные поиски в доме умершего не дали результата, так что взамен подлинника заказали копию художнику ван дер Фекену.

Пока шли поиски пропавшей створки, приближались дни испытаний для Бельгии. Местные фашисты выразили желание преподнести Гитлеру в подарок весь алтарь, поэтому было решено вывезти его из Гента. В самом начале войны еще велись споры о том, где спрятать алтарь — в Америке, Италии или Франции. Остановились на последнем варианте, и 16 мая 1940 года, за несколько часов до вступления фашистских войск в Гент, три машины отправились к замку По во Франции. Немецкие дивизии хозяйничали и на части территории Франции, а потому поездка длилась целых девять дней, но завершилась вполне благополучно. Ценный груз был принят на хранение. С фашистским правительством было подписано соглашение о том, что алтарь можно будет взять из замка только при согласии трех сторон — бургомистра Гента, представителя правительства Виши и немецкого уполномоченного. И все же в сентябре 1942 года представители Германии потребовали передать им средневековую достопримечательность. Из замка По Гентский алтарь перевезли в Париж и присоединили к прочим художественным ценностям, отобранным для музея Гитлера в Линце и для частного собрания Геринга, а дальше его переправили в замок Нейшванштейн в Алльгау.

И снова, как в Первую мировую, произведения искусства Бельгии подверглись разграблению наравне с золотом. Из собора Богоматери Брюгге вывезли «Мадонну» Микеланджело. Все художественные сокровища оказывались в итоге, как и шедевр ван Эйков, неподалеку от Зальцбурга, в Альт-Аусзее, где им предстояло ожидать окончания войны в многочисленных захоронениях — штольнях. Существует удивительное свидетельство о варварских приготовлениях, которые помощники Гитлера намеревались пустить в ход, если они сами не смогут воспользоваться награбленными шедеврами.

Зепп Плисс в своей книге «Партизаны гор» рассказал, что гауптштурм-фюрер СС Гельмут фон Гуммель с помощниками из штаба Розенберга решили уничтожить все свезенное в шахты. «10 апреля в Зальцбург прибыло несколько грузовиков с огромными, очень тяжелыми ящиками. Они никак не могли подняться по скользкой дороге к хранилищу, и потребовался рудничный тягач, чтобы взять машины на буксир. Глиний (инспектор СС) сопровождал первый транспорт, где было четыре ящика, и дал указание, чтобы в каждое помещение с сокровищами было положено по ящику, таков категорический приказ гауляйтера».

Братья ван Эйк. Фрагмент росписи средника Гентского алтаря. Гент, церковь Св. Бавона

 

Однако группа австрийских партизан «Зальцбург» организовала смелую вылазку, во время которой был захвачен нацистский руководитель взрывных работ из Альт-Аусзее. Между тем союзные войска приближались к месту расположения шахт очень быстро, и Кальтенбруннеру доложили, что партизаны контролируют обстановку на шахтах. Боясь дополнительных осложнений, он приказал приостановить взрывы. 8 мая 1945 года третья американская армия, пройдя Баварию, выдвинулась в Австрию и захватила шахты — хранилище художественных сокровищ. Гентский алтарь доставили в Мюнхен, где его и обнаружили представители Бельгии, и 20 августа 1945 года национальная святыня совершила свое последнее путешествие на родину. Вскоре вернулись и «Мадонна» Микеланджело, и «Тайная вечеря» Боутса. Остальные захваченные ценности приходили в Бельгию отдельными партиями по мере их идентификации и установления принадлежности. Надо сказать, что специальное бюро Розенберга в Брюсселе в 1941 году долго и скрупулезно отбирало сокровища из Голландии и Бельгии, рассчитывая в послевоенное время основательно пополнить нацистские частные собрания и музеи европейскими произведениями эпохи средневековья и барокко. В истории фашистского грабежа 1940–1944 годов остались справки Розенберга, сообщавшего Герингу, что его зондер-команда «заинвентаризировала» 21 903 художественных предмета, в том числе живописи — 5281, миниатюр, эмалей и рукописей — 684, скульптур — 583, мебели — 2477, гобеленов и ковров — 583, предметов прикладного искусства — 5825 (сюда вошли и драгоценные камни).

Многое удалось разыскать и вернуть. Отдельные произведения затерялись, оказались перепроданными и переправленными в другие страны. Некоторые спрятаны в тайных хранилищах, помещены в банковские сейфы Швейцарии, которая в последние годы стала понемногу раскрывать тайны фашистских вкладов. И кто знает, скольким произведениям искусства, вывезенным из Бельгии, суждено вернуться в «родные» экспозиции после всех испытаний, которые принесла самая кровавая и беспощадная схватка столетия.

В начало раздела "Живопись и графика">>>