Логотип

 

Все-таки великий князь прав!..

 «При определении персонажа портрета, — говорил старейший сотрудник Государственного Эрмитажа В.М. Глинка, — не следует полагаться только на форму и ордена. Ордена, при получении новой награды, дописывали и даже переписывали... Только комплексное изучение портрета позволит считать ваше определение бесспорным».

Начало 1980-х годов. В бывшей библиотеке императора Николая II в Зимнем дворце проходят заседания Геральдического общества под председательством Георгия Вадимовича Вилинбахова. Самым запомнившимся стало выступление знатока русской военной истории, писателя Владислава Михайловича Глинки (1903–1983). В.М. Глинка первым из российских исследователей стал определять персоналии неизвестных военных на портретах по деталям униформы и орденским знакам отличия.

Блестящими примерами верности такой методики стали атрибуции изображенных доктора Я.В. Виллие, генерала И.Ф. Паскевича, генерала М.Е. Храповицкого, офицера Ф.Ф. Шуберта, П.Д. Дурново, полковника И.Г. Бибикова, доктора П.С. Михайловского на портретах работы Яна Ромбауера, Бенуа Шарля Митуара, Ореста Адамовича Кипренского. В конце выступления В.М. Глинка рассказал об атрибуции портрета одного офицера, которая длилась несколько лет. Изучив мундир и награды, Владислав Михайлович, казалось, определил имя офицера. Сходилось все, кроме награды: на портрете был изображен один орден, а в формулярном списке указан другой. Поиск зашел в тупик. Прошло несколько лет. Работая в архиве над другой темой, Глинка нашел сведения, что у офицера был именно тот орден, что изображен на портрете. Из-за ошибки писаря в формуляр попала чужая награда.

Эту историю мы вспомнили, читая статью А.А. Подмазо, члена Кружка ревнителей памяти Отечественной войны 1812 года, «О двух портретах, считавшихся изображениями С.Ф. Голицина», опубликованную в научном сборнике «Хозяева и гости усадьбы Вяземы» (Материалы X Голицинских чтений. 25–16 января 2003. Часть I. Большие Вяземы. 2003. С. 182–191). В статье идет речь о переатрибуции миниатюрного портрета князя Сергея Федоровича Голицына, до революции хранившегося в собрании великого князя Николая Михайловича. Нынешнее местонахождение работы неизвестно. Миниатюра, как изображение князя С.Ф. Голицина, была опубликована в издании «Русские портреты XVIII и XIX столетий» (СПб., 1906. Т. II).

На миниатюре изображен военный в общегенеральском мундире, употреблявшемся с 1808 по 1817 год. На груди — три орден­ские звезды и маленькая шитая звезда Мальтийского креста. На шейной ленте — большой Георгиевский крест. Три звезды исследователь определяет как звезды орденов Святого Александра Нев­ского, Святого Георгия и Святого Владимира. Составив список генералов, которые в период с 1808 по 1817 год имели те же ордена, что и военный на портрете, путем отсечения генералов, носивших мундиры полков, шефами которых они были, А.А. Подмазо пишет: «Остаются только две кандидатуры — Голицын Сергей Федорович и Кнорринг Богдан Федорович. Голицын умер в 1810 году и до конца жизни, как это видно на портретах, написанных в 1808–1810 годах, пудрил волосы и носил бакенбарды. Все это отсутствует у изображенного на портрете. К тому же на портретах Голицына крест Мальтийского ордена пришит над верхней звездой, а на этом портрете— между двумя верхними звездами. Это тоже говорит не в пользу Голицына, так как перешивать пришитый к мундиру крест с одного места на другое никто бы не стал. Поэтому приходится признать, что на портрете из коллекции великого князя Николая Михайловича изображен именно Богдан Федорович Кнорринг».

Во-первых, действительно, перешивать на мундире мальтий­ский крест никто бы не стал, а вот художник мог перенести его с одного места на другое. Во-вторых, на маленькой черно-белой репродукции трудно различить звезды орденов Святого Андрея Первозванного и Святого Александра Невского. Обе были восьмиконечными и отличались только девизами и изображениями в центре. Сложно предположить, что великий князь Николай Михайлович, будучи крупнейшим знатоком русской военной иконо­графии, написавший фундаментальное исследование об эпохе императора Александра I, мог ошибиться в определении звезды высшего российского ордена. Генерал от инфантерии Богдан Федорович Кнорринг (1746–1825) известен по одному живописному портрету, опубликованному в том же издании «Русские портреты XVIII и XIX столетий» (СПб., 1909. Т. V). Со­поставление портрета Б.Ф. Кнор­ринга и военного на миниатюре подтверждает, что на них запечатлены разные люди.

В фототеке известного петербургского коллекционера Павла Яковлевича Дашкова (умер в 1910 году), хранящейся в фондах Государственного Русского музея, удалось найти миниатюрный портрет князя Сергея Федоровича Голицына (1749–1810), впервые публикуемый в нашей статье. Это копия 1903 года художника В. Зуева, выполненная с неизвестного оригинала. Нынешнее местонахождение миниатюры неизвестно, до революции она принадлежала потомку изображенного — князю Ф.Е. Голицыну. Черты лица и прическа идентичны персонажу миниатюры из собрания великого князя Николая Михайловича. Совпадает изображение генеральского мундира и набора наград. Различие в том, что С.Ф. Голицын изображен с лентой ордена Святого Андрея Первозванного, пропущенной через правое плечо. Следовательно, и на миниатюре, принадлежавшей Николаю Михайловичу, изображена звезда ордена Святого Андрея Первозванного, а не звезда ордена Святого Александра Невского.

Князь Сергей Федорович Голицын был одним из лучших российских генералов последней четверти XVIII века. Он участвовал в русско-турецкой войне 1768–1774 годов, во взятии крепостей Очаков, Мачин. В 1779 году за боевые заслуги произведен в генерал-майоры, в 1791 году получил орден Святого Георгия 2-й степени, в 1794 году — орден Святого Владимира 1-й степени. При Павле I отправлен в отставку. При Александре I в 1801 году назначен генерал-губернатором Риги и произведен в генералы от инфантерии. 27 мая 1802 года получил орден Святого Андрея Первозванного. 1 января 1810 года С.Ф. Голицын стал членом Государственного Совета.

Приведенные факты дают основание предположить, что на миниатюрном портрете изображен именно князь Сергей Федорович Голицын. Период, в который был написан портрет (1808–1810), можно определить, зная время введения шитья в виде дубовых листьев на воротнике генеральского мундира и дату кончины князя.

В начало раздела "Живопись и графика">>>