Логотип

 

Гибель Корабля «Лефорт»

В собрании Центрального военно-морского музея есть малоизвестное полотно Ивана Константиновича Айвазовского «Гибель корабля “Лефорт”» (1858). Картина долгое время считалась утраченной, авторская принадлежность работы была подтверждена специалистами только в 1990-х годах. Хотя «адмирал от живописи», как называли Айвазовского, неоднократно обращался к теме морских катастроф, эта его работа носит особый, мистический характер: вереницы душ праведников, погибших при крушении «Лефорта», поднимаются на небеса, где их встречает Иисус Христос, грешники же не в силах оторваться от морского дна.

Именно внезапность разразившейся трагедии, отправившей на тот свет без покаяния экипаж корабля, послужила импульсом для такого творческого решения. Одна из крупнейших катастроф эпохи парусного флота произвела огромное впечатление на современников, получила общенациональный резонанс.

10 сентября 1857 года во время шторма в Балтийском море развалился на части и мгновенно пошел ко дну 64-пушечный линейный корабль «Лефорт». Корабль направлялся из Ревеля на зимовку в Кронштадт. Погибли все, кто находился на военном корабле — 841 человек, в том числе 53 женщины и 17 детей. Специальная комиссия определила причину крушения: шпунтовые доски обшивки отошли, корабль дал течь и утонул. Некоторые специалисты считали иначе: они называли причиной потери остойчивости порожнее состояние корабля и перемещение на один борт незакрепленныхгрузов.В начале XX века в память жертв катастрофы были установлены мемориальные доски из черного мрамора в Морском соборе в Кронштадте. Имена моряков «Лефорта» и членов их семей оказались на стенах галереи собора славы русского флота рядом с именами героев, погибших в морских сражениях. В храме хранилась икона Спасителя, простирающего руки к кораблю «Лефорт». Перед ней горела лампада, сделанная в виде кормы корабля.

В Серебряной кладовой Государственного музея истории религии (Санкт-Петербург) ныне также хранится лампада, напоминающая о давней трагедии. Лампада была изготовлена в 1868 году знаменитой фирмой И. П. Сазикова. Размеры светильника значительны и явно указывают на то, что он предназначался для использования в храме. Нетрадиционная для XIX века форма — корма корабля с выгравированным названием «Лефортъ» — указывает на заказной характер изделия. На корме укреплен двуглавый орел, что подтверждает статус погибшего военного корабля. Оборот лампады скрывает сосуд для масла, укрепленный на высоких скобах, которые опираются на некое подобие палубы трюма.

Плавные изогнутые линии, напоминающие морские валы, блеск кормы, с которой как будто только что схлынула волна, придают динамику и драматизм статичному предмету. Тщательность отделки деталей, неожиданное творческое решение (двойной ряд прорезных окон уходящего в вечную ночь корабля) подтверждают высокий уровень изделий знаменитой фирмы. Дорогостоящий заказ фирме поставщику императорского двора, вероятно, был приурочен к десятой годовщине крушения военного корабля.

Почему именно лампада стала знаком, почтившим десятилетие гибели корабля «Лефорт»? Ответ на этот вопрос можно найти, если обратиться к самому светильнику.

Лампада — сосуд с елеем (маслом), зажигаемый перед иконами и на престоле в христианских храмах. Она является важным культовым предметом и в доме верующего, обязательно используется при крещении, венчании, погребении. Ранее лампады составляли принадлежность христианских могил, в особенности святых и мучеников. Свет лампады воспринимается как символ вечного сияния, которое озаряет праведников в раю.

Лампады делали из глины (преимущественно красной), терракоты, позднее — из бронзы и серебра. Древним светильникам придавали форму голубя, агнца, короны, пальмы, монограммы Иисуса Христа, равноконечного креста или круга с поясными изображениями 12 апостолов. Один из самых древних вариантов этого христианского культового предмета — лампады в форме корабля.

Раннехристианский богослов и мученик Ипполит (III век) определял христианскую церковь как «корабль среди бушующих волн, но никогда не тонущий». Церковь — корабль спасения, несущий человека по бурным волнам жизни. В церквях Дании и островной части Греции часто подвешивали модели парусников. При оформлении Морского собора в Кронштадте также использовались изображения корабля — в декоре и убранстве храма.

Современники были уверены, что трагическая гибель «Лефорта» навсегда останется в памяти россиян и «долго в будущем, несмотря на новые несчастья, "Лефорт" будет для всех и для каждого тяжелым, грустным воспоминанием» («Летопись крушений», СПб, 1874). Но дальнейшие исторические события фактически стерли из народной памяти гибель военного корабля. Благодаря сохранившимся раритетам, таким как полотно Айвазовского или лампада мастеров фирмы Сазикова, у нас есть возможность возродить воспоминания о трагической странице истории Отечества. 

В начало раздела "Живопись и графика">>>