Логотип

 

Константин Маковский и рынок русской живописи

Выгодно ли покупать русскую живопись

Что интересует нас в первую очередь, когда мы задумываемся о ценах на антиквариат? Прежде всего, динамика роста цен. Затем - насколько выгодно в этой связи вкладывать деньги в картины того или иного мастера.

Имя Константина Маковского всегда было связано с исключительным успехом. При жизни он был одним из самых востребованных и модных художников России. Результаты продаж его картин в течение, по крайней мере, последних 12 лет на всех ведущих аукционах мира недвусмысленно свидетельствуют о непреходящем внимании коллекционеров к его творчеству. Необходимо отметить, что художественное наследие К.Е.Маковского весьма значительно, и львиная доля его работ оказалась в частных коллекциях. Поэтому аукционные результаты поражают чрезвычайным разбросом цен, а по объемам продаж его произведения сравнимы разве что с полотнами Айвазовского, одного из самых плодовитых русских мастеров.

Для объективного результата при анализе необходим однородный материал, то есть, в нашем случае, картины приблизительно одинакового формата и сюжета. Сосредоточимся на прославивших кисть К.Е.Маковского портретах русских красавиц.

Помните ли вы время, когда картина Константина Маковского стоила 5 000 долларов? У многих профессионалов и коллекционеров цены в старых аукционных каталогах вызывают лишь судорожные вздохи. Это вздохи зависти и сожаления. Да и как не сожалеть о тех временах, когда, скажем, "Портрет молодой женщины" 1884 года (холст, масло, 92,7 х 71,8) был продан в нью-йоркском отделении Christie's на торгах 23 мая 1991 года всего за 5 977 долларов. Прошу заметить: полотно было почти метр в высоту!

Вот некоторые цифры продаж. 18 октября 1992 года в Детройте на аукционе Du Mouchelles "Портрет русской девушки" (картон, масло, 71,1 х 61,5) продан за 8 500 долларов. 15 декабря 1993 года на лондонском аукционе Sotheby's "Портрет девушки в льняном платке" (холст, масло, 46 х 36) ушел за 2 600 фунтов. "Восточная красавица" (холст, масло, 41 х 33) на аукционе Christie's в Нью-Йорке 23 мая 1995 года продана за 2 800 долларов, а 13 декабря 1995 года на торгах Christie's в Лондоне "Деревенская девочка в венке" (картон, масло, 37 х 28) обошлась новому владельцу в 9 000 фунтов. Через день, 14 декабря 1995 года лондонский Sotheby's продал картину "Девочка-цыганка" (холст, масло, 60 х 45) за 4 500 фунтов. А 18 декабря 1996 года лондонский Christie's выручил за "Портрет молодой дамы" (картон, масло, 46 х 35) 3 600 фунтов. В Стокгольме на аукционе Nord?n 20 ноября 1997 года за "Портрет молодой женщины в белом платье с розовой лентой" (холст, масло, 61 х 49) выложили 5 027 долларов.

Итак, мы видим, что независимо от уровня и местоположения аукционного дома, в этот отрезок времени цены на женские портреты Маковского колеблются в среднем от 5 000 до 10 000 долларов.

В 1997 году картины художника резко повышаются в цене. 11 июня на лондонском Sotheby's "Портрет девушки в подвенечном платье" 1903 года (картон, масло, 28,5 х 24) был продан за 10 000 фунтов. После 1997 года цены на полотна с прелестными героинями Константина Маковского росли в геометрической прогрессии. Например, "Портрет молодой дамы" (холст, масло, 35,5 х 25,5) 1884 года на аукционе Skinner в Бостоне 12 марта 1999 года был продан за 21 000 долларов.

Однако случались и ценовые провалы. "Портрет дамы с жемчугом" 1895 года (холст, масло, 73 х 60) на лондонском Sotheby's 7 октября 1998 года был продан всего за 3 500 фунтов, а 21 июня 1999 года на аукционе Bernaerts Veilinghuis в Антверпене "Портрет молодой женщины" (картон, масло, 50 х 38) достался новому хозяину лишь за 5 120 долларов.

Одной из самых значимых продаж этого периода по праву может гордиться Sotheby's: на лондонских торгах 7 октября 1998 года "Портрет юной русской красавицы" (холст, масло, 79 х 53,5) обрел нового хозяина за 55 000 фунтов. Небольшая работа "Красавица в чепчике с цветами в руках" (холст, масло, 40,5 х 33,5 - овал) на "русских торгах" Sotheby's 20 ноября 2001 года была продана за 10 800 фунтов. Честь значительной последней продажи полотна Маковского принадлежит опять же русскому отделу Sotheby's: на торгах 22 мая 2002 года картина "Юная русская красавица" (холст, масло, 63,5 х 54) ушла с молотка за 32 265 фунтов.

В вопросе рентабельности картин Маковского очень показательны результаты повторных продаж одних и тех же вещей в течение определенного отрезка времени. Так, "Портрет актрисы Раисовой" (дерево, масло, 55х45) впервые был продан 15 декабря 1989 года в Париже на аукционе De Cagny за 20 000 франков (около 3 500 долларов), а спустя всего четыре месяца, 2 апреля 1990 года на аукционе Phillips в Лондоне был перепродан уже за 5 216 фунтов. Картина "Русская красавица" (холст, масло, 80 х 55) на лондонском Sotheby's 16 июня 1992 года ушла с молотка за 4 000 фунтов. Спустя ровно три года, 15 июня 1995 года на торгах того же аукционного дома она была продана за 22 000 фунтов. Что составляет разницу в 5,5 раз!

Еще одна картина, "Девушка в боярском костюме" (картон, масло, 61 х 49,5) продана на торгах лондонского Sotheby's 15 декабря 1993 года за 13 500 фунтов. Через четыре с небольшим года 19 февраля 1998 года на лондонском Sotheby's эту же работу удалось продать за 70 000 фунтов, что почти в 5,2 раза превышает первоначальную сумму.

Случались и более курьезные вещи. "Портрет русской красавицы" 1884 года (холст, масло, 36 х 25) 18 ноября 1999 года на "русских торгах" Sotheby's со стартовой ценой около 22 000 фунтов вообще не нашел своего покупателя и был снят с торгов. Тот же портрет спустя всего год, 23 ноября 2000 года, был продан тем же аукционным домом за 31 550 фунтов. Аналогичная ситуация сложилась с "Портретом боярыни в костюме XVII века" (холст, масло, 84 х 72 - овал). Работу не продали на лондонском Sotheby's 14 декабря 1995 года, но она успешно ушла на этом же аукционе за 9 200 фунтов 29 апреля 1999 года.

Бесспорно, цены на хорошую русскую живопись сильно выросли за последние пять лет, и результаты последних продаж убеждают в том, что вряд ли ситуация изменится к худшему. Это и понятно, ведь хорошей старой живописи с годами больше не становится (если забыть о подделках, конечно). Правда, теперь как у антикваров, так и у коллекционеров возникают другие вопросы: где взять шедевры, встречавшиеся запросто пять-десять лет назад и теперь надежно осевшие в различных частных коллекциях по всему миру? Несомненно одно - если уж вам встретился портрет очаровательной девушки, написанный замечательным русским художником Константином Егоровичем Маковским, - вкладывайте в него деньги, не задумываясь. Практика показывает, что вы не прогадаете.

В.Л.

 

Очаровательные "головки" Константина Маковского

Мало кто из русских живописцев второй половины XIX - начала XX века пользовался такой огромной популярностью у широкой публики, как Константин Егорович Маковский (1839-1915). "И строгих судей, а за ними решительно все классы общества Маковский пленил в буквальном смысле слова, - вспоминал А.Н.Бенуа. - Если кто из художников был популярен на Руси - то именно он. На него, быть может, не молились, его не называли богом, но его все любили, и любили самые его недостатки - то самое, что сближало художника со своим временем".

К концу 1890-х годов, когда слава Маковского у массового зрителя достигла апогея, у обывателя считалось хорошим тоном на очередной выставке приобрести какую-либо работу прославленного художника. Этот мастер чрезвычайно умело извлекал выгоду из такой ситуации, наводняя художественный рынок недорогими этюдами, чаще всего, изображающими женские типы, получившие название "головки". Ежегодно на выставках Петербургского общества художников К.Е. Маковский выставлял около десятка подобных произведений.

"Головки" - произведения, находящиеся посередине между жанровой живописью и портретом, часто костюмированным. Начало этот своеобразный жанр берет в произведениях Караваджо и его школы, особенно популярным становится в XVIII веке и, принципиально не изменившись, переходит в XIX столетие. "Сюжетной" завязкой подобных работ был мир несложных чувств изображаемого человека; их создание было всего лишь поводом выразить то или иное настроение, тот или иной характер.

Особенно много "головок" было написано Маковским в последние два десятилетия его жизни. В конце XIX - начале XX века "головки" Маковского "совпали" со вкусом современного зрителя, все более уходившего в мещанский быт. Они становились уже знаком, обозначающим и символизирующим до предела упрощенное представление обывателя о "красоте" и "идеале". Во главу угла здесь ставились виртуозность, блестящее мастерство, эффектная живопись и именно на этом делала акцент художественная критика. Появлявшиеся в самом массовом дореволюционном журнале "Нива", гравированные воспроизведения картин художника, и, особенно, его "головки", неизменно сопровождались эпитетами: "блестящие", "колоритные", "грациозные", "милые" и т.п. Характерным, например, является описание картины "Нимфа": "Как красиво это личико в венке, окруженное чудной волной густых волос! Не трудно догадаться, что эта красавица-нимфа олицетворяет цветущую природу полей. Ее прозрачные глаза, поражающие глубиной ласкового взгляда (характерный признак женщин, изображаемых кистью Маковского), приковывают внимание каждого, кто остановится перед этим изящным произведением искусства". Из картины в картину у Маковского переходят одни и те же предметы и мотивы. Помимо "глубины ласкового взгляда", характерными признаками таких "головок" были: хорошенькое, правильной формы личико с большими, тонкими бровями, изящным носиком и небольшим ртом, длинные волосы, томный или шаловливый вид, а часто - настроение, определить которое довольно сложно, нарядность колорита, широкая живопись и условность освещения. Милые личики детей, девушек и женщин буквально заполонили художественный рынок, имея своей целью донести до зрителей ходульные и уже опошленные веяния своего времени.

Чрезвычайно важным является в "головках", рассчитанных на любой вкус, элемент разнообразия, завлекательности, даже экзотики. Особой популярностью пользовались "головки" Маковского, изображающие персонажей в русских костюмах XVII столетия: своеобразное напоминание о знаменитых исторических картинах художника. "Боярышни" Маковского и сегодня - желанные гости антикварных салонов и аукционов. В целом, поток художественной продукции в виде "головок" условно можно разделить на следующие группы: этнографические ("Цыганка", "Каирская женщина", "Итальянка", "Испанка", "Малороссиянка"), мифологические и литературные ("Офелия", "Джульетта", "Вакханка", "Нимфа", "Лесная фея"), костюмированные ("Из времен Людовика XIII", "Empire", "Tete moderne", "В восточном костюме"), цветочные (с орхидеями, васильками, розами), по главной сюжетной детали ("В кокошнике", "В платочке", "На подушке", "С бубном"), по цвету волос ("Блондинка", "Брюнетка", "Рыженькая"), передающие определенное настроение ("Мечтание", "Призадумалась", "Смеющаяся"). Список этот можно продолжать бесконечно. В каталогах Петербургского общества художников зафиксировано несколько сотен подобных названий, многие повторялись из года в год. С этим связана невозможность идентификации той или иной работы, появляющейся сегодня на антикварном рынке, с произведениями, указанными в каталогах начала XX века. К тому же, Маковский ставил свою подпись, не датируя работу.

Однако было бы ошибкой смотреть на "головки" Маковского как на пустую забаву, предназначенную только на продажу, написанную без особого вдохновения. Именно в "головках" зачастую решались серьезные живописные, экспериментальные задачи, которые художник не позволял себе в больших вещах. Поэтому отношение мастера к подобным работам было не менее серьезным, чем к любым другим жанрам. Ценным свидетельством в этом отношении является дневник М. Тенишевой, которая на его страницах поведала историю написания ее портрета. Случай, рассказанный княгиней, относится, вероятно, к первой половине 1880-х годов, когда Маковский был в Париже. Как потом выяснилось, с самого начала Маковский задумал использовать Тенишеву как модель для "этюда женской головки", поэтому и одел ее в костюм Марии Стюарт. Эпизод этот довольно интересен в том отношении, что проливает свет на некоторые особенности работы художника. Во-первых, костюм был необходим для придания этюду красочности и живописности. Во-вторых, "в простом платье эскиз было бы трудней продать". Но главное, на что хотелось бы обратить внимание, - Тенишева позировала Маковскому не менее трех раз (если не больше). И это для "этюда женской головки"!

В портретах, а тем более этюдах "головок", Маковский не ставил перед собой задачу изучения характера. Он вдохновлялся от натуры вообще, от игры света и красоты цветовых соотношений. В своих картинах он более техник, живописец в более узком смысле этого слова. Он с вдохновением мог разыграть симфонию красочных пятен, был открыт тем художественным впечатлениям, которые разбросаны в окружающей жизни. Его могли поразить сложное сочетание цветов или необычность освещения. Тогда он хватал кисть, лихорадочно набрасывая какой-нибудь колоритный этюд, потрясая импровизацией, выдумкой, фантазией, блеском краски и виртуозным взмахом кисти. И.Н.Крамской писал в 1879 году: "К.Е.Маковский [...] написал однажды чрезвычайно жизненную голову в... 27 минут!.. не по задаче, правда, а потому что наступали сумерки, а ему хотелось схватить одно впечатление. В этюдах "головок" Маковский мало заботился даже о сходстве. Так, П.Гнедич передавал слова художника о сходстве в портретах следующим образом: "Женщина все равно через десять лет так изменится, что ее не узнать. Для сходства есть фотография [...] Задачи художника совсем другие."

Этюд с натуры не потерял для Маковского значения и в последние десятилетия его жизни. "И в своей парижской мастерской [...] он тщательно работал над рисунком, вызывая к себе парижских натурщиков и натурщиц... А ему было уже за семьдесят лет!", - вспоминал П.Гнедич. Другое дело, ориентация художника на рынок уже, как бы сама собой, подразумевала наличие штампа. Однако повторение излюбленных предметов и мотивов - это не столько результат поверхностного и легкомысленного отношения мастера к искусству (и случай с Тенишевой это подтверждает), сколько сознательный акцент именно на тех приемах, которые пользовались особенным успехом у широкого любителя.

Обилие сохранившихся до нашего времени работ Маковского ставят перед коллекционерами нелегкую задачу выбора. Они должны обладать хорошим художественным вкусом, отбирая действительно удачные произведения из огромного, и главное неровного, наследия художника. Особенно это характерно для "головок", многие из которых являлись не чем иным, как художественными "опытами" и "экспериментами".

журнал "Антиквариат, предметы искусства и коллекционирования"
№ 3, 2002 год

В начало раздела "Живопись и графика">>>