Логотип

 

Живописные мифы октября

 

Удивительные романтические и монументальные картины создали художники-адепты Октября — не просто картины, а героические поэмы, летописные сказания. Очевиден заказной пафос всех этих произведений, ставших свидетельствами фальшивой, но понятной многим идеологии, доказательством того, что даже очень талантливое искусство используется властью для воздействия на людей.

К. Петров­-Водкин. На лини огня. 1916. Холст, масло. Государственный Русский музей, Санкт-Петербург

 

Последние десятилетия позволили раскрыть подлинную сущность организатора кровавого переворота, что подтверждает современное полотно И. Титова «Игры большевиков», находящееся в частном собрании в Берлине. Запоздалое произведение, оно заставило возвратиться назад к событиям почти столетней давности и переворошить их…

Документы и материалы о деятельности тайных обществ Европы свидетельствуют, что ничего исключительного в действиях В. Ульянова не было: все происходившее в России как в зеркале отражало часть плана «Нового завета сатаны». Этот программный документ, обнаруженный в 1875 году у убитого молнией посланника «Баварских иллюминатов», содержит цели и методы тайного общества:

«Первая тайна в деле управления людьми — овладение общественным мнением, причем нужно настолько долго сеять раздоры, сомнения и насаждать противоречащие друг другу воззрения, пока люди… не утратят ориентировку в замешательстве и не решат, что лучше в политических вопросах вообще не иметь своего мнения. Должно возбуждать народное недовольство, распространять бездуховную, нечистую и противную литературу».

Воспитанник иезуитов Адам Вайсхаупт с помощью кредитов, предоставленных Ротшильдом, основал «Тайный орден баварских иллюминатов. Целью ордена было создание «нового мирового порядка». После опубликования документов баварским курфюрстом, иллюминаты были вынуждены уйти в подполье. Через несколько лет они появились вновь, теперь уже как общество «Немецкое единство», с лозунгом «Свобода, равенство, братство».

Планы баварских иллюминатов и сатанистов оставались лишь на бумаге до тех пор, пока на европейскую сцену не вышел Карл Маркс. По словам исследователя масонства священника Родиона, «на школьной скамье он еще придерживался лютеранского вероисповедания, но во время учения в университете вступил в секту сатанистов, приняв соответствующее мистическое посвящение, и стал воинствующим борцом против христианства».

Историки XX столетия называют 1914 год началом мировой драмы, в которой России предстояло сыграть самую трагическую роль. Но для самой страны трагедия началась еще в 1905 году. Среди тех, кто готовил Кровавое воскресенье, были Роза Люксембург и Карл Либкнехт, в свое время разрабатывавшие программу революционных действий в Германии. Еще один организатор Кровавого воскресенья, доверенный В. Ульянова, — Александр Гельфанд, взявший в эмиграции псевдоним «Парвус». В 1905 году с деревьев Александровского парка парвусовские боевики первыми произвели стрельбу по солдатам, охранявшим Зимний дворец, спровоцировав страшное Крова–вое воскресенье, послужившее началом первой русской революции. Провокация Парвуса убедила В. Ульянова в возможности организации революции в России.

Парвус готовил отряды невидимых «рыцарей», двигаясь к намеченной им собственной цели — правлению Россией. После выстрела в Сараево, Парвус уговаривает Энвер–пашу стать союзником Германии и направить усилия на создание Великой Турции. Затем Парвус предлагает немцам четкий план победы над Россией и получает от немецкого Генерального штаба свыше 2 миллионов немецких марок. Он открывает в Стокгольме «Бюро для международных экономических связей» и занимается координацией связей между Берлином и Петроградом. Оговорена предварительная сумма расходов — DM 50 000 000, которые должны пойти на подготовку свержения царя, организацию бунтов крестьян под лозунгами «Земля — крестьянам» и, конечно, на операции по возврату займов и убытков немецкой промышленности из–за противостояния с Россией.

Деньги из Германии сначала переводились в Швейцарию, в банк, контролируемый Яковом Ганецким. Помощник Парвуса переводил деньги в Сибирский банк на счет госпожи Сумансон, которая через Козловского передавала их Ленину или его ближайшему окруженцию.

Историк И. Бунич упоминает поразительные суммы золотых монет, золотых активов, драгоценностей, серебра, бронзы, произведений искусства, экспроприированных специальными отрядами революционеров. По мнению Парвуса, 2,5 миллиарда золотых рублей по курсу 1913 года были совершенно недостаточной суммой для покрытия расходов на оплату услуг немцев за «оказание военной помощи», «финансирование», возврат долгов за «арестованные немецкие депозиты» и «конфискованные товары». Представители Ленина передали Парвусу, что в случае немецкого наступления большевики больше ничего не отдадут, зато в случае договоренности немцы смогут получить сырье — пушнину, зерно, лес, руду.

Б. Кустодиев. Большевик. 1920–1921. Холст, масло. Государственная Третьяковская галерея, Москва

 

Триста тысяч так называемых «интернационалистов» (выпущенные из лагерей немецкие и австрийские военнопленные) получили строгий приказ «обеспечить смену государственности», взамен чего из Петрограда немецкие, шведские и норвежские суда вывозили сырье, товары, ценности и остатки вооружения. Генеральное консульство России в Германии в лице В.Р. Менжинского принимало грузы, переадресуя их в Швейцарию, Америку и другие страны. На разных участках изъятия ценностей стояли самые доверенные люди Парвуса — Урицкий, Володарский, Дзержинский. Они не только реально осуществляли лозунг Ленина «Грабь награбленное», но распространяли по всей стране власть ЧК для истребления буржуазии как класса.

Ленин и Свердлов предписывают интернационалистам: «Решить проблему казачества... путем поголовного их истребления... Провести массовый террор против богатых казаков, истребив их поголовно... Расстреливать каждого, у кого будет обнаружено оружие... Все деньги и ценные вещи конфисковывать, оприходовать и сдавать...». Именно тогда Ильич произнес свою крылатую фразу: пусть 90 % русского народа погибнет, лишь бы 10% дожили до мировой революции. С этого постановления, появившегося в газетах в феврале 1918 года, начинается красный террор — кровавая слава ВЧК.

Право внесудебной расправы было расширено до «административных расстрелов». В Астрахани войска ЧК огнем из пулеметов уничтожили две из 10 тысяч митингующих рабочих и рыбаков. Разбежавшихся арестовали. Из Москвы пришел приказ: «Расправиться беспощадно». В марте 1919–го митинги прокатились по Петрограду, Туле, Брянску. За три месяца было расстреляно 138 тысяч человек. Троцкий предлагал сгонять рабочих в трудовые армии с военными взысканиями и дисциплиной, а Ленин поучал: «Надо шире применять расстрелы».

В августе 1920 года началось восстание в Тамбовской губернии. В Ижевске после грандиозной забастовки создается 30–тысячная народная армия, выступившая против РСДРП. В марте 1921 года поднялся мятежный Кронштадт. Ленин признавался: «Мы едва удержались у власти».

Уничтожение буржуазии, купечества, банкиров, владельцев заводов и фабрик дало большевикам огромные средства, позволившие не только вернуть парвусовские долги, но и открыть собственные счета. По условиям договора, достигнутого в Брест–Литовске, с 1918 по 1920 год Россия обязана была выплатить Германии 6 миллиардов немецких марок, из них сразу же 1,5 миллиарда и золотом — 245 564 килограмма.

Письмо патриарха Тихона, решившего церковными средствами помогать голодающим губерниям России — по официальным данным, в 1922 году от голода умерли 23 миллиона человек), В. Ульянов назвал «вызовом существующей власти». Припомнились и высказывания Тихона осенью 1918 года: «Великая наша Родина завоевана, умалена, расчленена, и в уплату наложенной на нее дани вы тайно вывозите в Германию не вами накопленное золото...». Вождь пролетариата не просто вспомнил давнюю обиду, но разработал великолепный план ликвидации одного из самых влиятельных слоев населения — духовенства, а заодно и еще одну операцию по обогащению. Он пишет своим соратникам по Политбюро 19 марта 1922 года:
«Нам во что бы то ни стало необходимо провести изъятие церковных ценностей самым решительным и самым быстрым образом, чем мы можем обеспечить себе фонд в несколько сотен миллионов золотых рублей... Взять в свои руки фонд в несколько миллионов золотых рублей (а быть может, и в несколько миллиардов) мыдолжны во что бы то ни стало. А сделать это с успехом можно только теперь. Все соображения указывают на то, что позже сделать нам этого не удастся, ибо никакой иной момент, кроме отчаянного голода, не даст нам такого настроения широких крестьянских масс...»

В. Ульянов разработал программу немедленного разгрома православной церкви. Его письмо было секретным и стало известным лишь в 1970 году:
«...Для нас именно данный момент представляет не только исключительно благоприятный, но и вообще единственный момент, когда мы можем с 99–ю из 100 шансов на полный успех разбить неприятеля наголову и обеспечить за собой необходимые для нас позиции на многие десятилетия. Именно теперь и только теперь, когда в голод­ных местах едят людей и на дорогах валяются сотни, если не тысячи, трупов, мы можем (и поэтому должны) провести изъятие церковных ценностей с самой бешеной и беспощадной энергией, не останавливаясь перед подавлением какого угодно сопротивления. Именно теперь и только теперь громадное большинство крестьянской массы будет либо за нас, либо, во всяком случае, будет не в состоянии поддержать сколько­нибудь решительно ту горстку черносотенного духовенства и реакционного городского мещанства, которые могут и хотят испытать политику насильственного сопротивления советскому декрету».

И. Титов. Игры. 1990. Холст, масло. Частная коллекция, Берлин

 

Только за первое полугодие 1922 года при изъятии церковных ценностей было убито более 700 священников, и власти столкнулись с противостоянием, в 1400 случаях закончившихся кровопролитием. Из московских храмов, было вывезено более 2 пудов золотых изделий и 3 тысячи пудов серебра в изделиях, 3658 бриллиантов и алмазов, 1178 рубинов, 1387 изумрудов, 902 прочих драгоценных камней. Организованный суд над 54 священниками, куда в качестве свидетеля был привлечен патриарх Тихон, закончился 11 смертными приговорами и арестом самого патриарха. В Петрограде вывозили на грузовиках церковные ценности из Александро­Невской лавры, Исаакиевского, Казанского соборов, преследовали священнослужителей по «московскому образцу».

В 1924 году закончилась эпоха В. Ульянова. Через несколько месяцев в Европе скончался Парвус. Заговор, о котором члены тайных обществ писали друг другу еще в 1871 году, свершился, на десятилетия предопределив новую расстановку политических сил в Европе. Многочисленные богатства самодержавной империи перекочевали за ее пределы. Христианская православная церковь была уничтожена.

Ленина много раз предупреждали о том, что постоянного насилия народ не выдержит. «Ничего, — отвечал вождь, — народ привыкнет». Жалельщиков он отсылал к своей теоретической работе о диктатуре: «Понятие диктатуры означает не что иное, как ничем не ограниченную, никакими законами, никакими абсолютно правилами не стесненную, непосредственно на насилие опирающуюся власть». 

В начало раздела "Живопись и графика">>>