Логотип

 

Рамы… и их портреты

 

Создание рам для портретов — особое направление в искусстве рамочного дела. Художник воплощает в красках характерные черты и особенности человека. Мастер изготавливает раму, которая не только украсит, но и по-своему дополнит портрет, а иногда и расскажет о портретируемом.

 

К.И. Брюллов. Портрет княгини Е.П. Салтыковой. Рама второй трети XIX. Государственный Русский музей

 

Еще в период становления рамочного дела в России в начале XVIII века постепенно начинает формироваться особый тип рам — рамы для портретов. Именно в это время появляется традиция украшать рамы к императорским портретам резным изображением короны. Позже, при Елизавете Петровне, на смену короне придет пышная резная композиция в виде двух ангелов, поддерживающих корону, и картуша с вензелем в сочетании с цветами, изгибами, С-образными завитками, характерными для рококо. Раму с таким навершием можно увидеть на парадном портрете императрицы Екатерины I кисти И. Адольского в Екатерининском дворце Царского Села (рама воссоздана в 1970-е годы по сохранившейся дореволюционной фотографии подлинной рамы середины XVIII века). В XIX столетии навершия для императорских портретов несколько меняются — теперь это корона с лавровой и пальмовой (либо дубовой) ветвями (изредка появлялись и другие атрибуты императорской власти). В коллекции Русского музея есть необычная резная золоченая рама конца XVIII — начала XIX века к портрету Петра Iнеизвестного художника. Помимо традиционной короны и фигуры двуглавого орла с вензелем в ее орнаменте использован оригинальный прием — вся левая часть рамы декорирована листьями дуба, а правая — лавра. Отметим, что рам к императорским портретам, как XVIII, так и XIX веков, сохранилось крайне мало. А некоторые из них дошли до нашего времени без наверший.

Помимо достаточно строгих канонов для рам к императорским портретам, уже в XVIII веке развивалось два направления в декорировании портретных рам. Первое из них было вызвано стремлением создавать рамы, являющиеся своеобразным продолжением портретов. В орнаментальное убранство таких рам включалось изображение гербов, вензелей, различных надписей и даже предметов, связанных с деятельностью лица, изображенного на портрете. Так, в декор бронзовой позолоченной рамы (1792) к портрету-барельефу митрополита Гавриила мастер П. Ажи включил изображение предметов церковной утвари.

П.А. Шаманский. Портрет купца Г.В. Гладина. Рама второй половины XIX. Государственный Русский музей

 

Орнамент портретных рам другого направления не несет никакой смысловой нагрузки, являясь лишь изысканным украшением живописи. Особенно хороши подобные обрамления XVIII века к женским портретам. Пример тому — три рамы 1760-х годов к девичьим головкам П.А. Ротари из собрания Государственного Русского музея. Даже частично сохранившийся на рамах резной орнамент — цветы, веточки, бусы, мягкие завитки картуша, — создает чудесную огранку для портретов молодых женщин. Полихромное покрытие рам нежных цветов — белого, светло-розового, зеленого, светло-голубого сочетается с живописной гаммой картин.

В XIX веке искусство создания портретных рам продолжает развиваться, новые идеи получают воплощение в рамах с резным и накладным мастичным орнаментом. По-разному декорируются камерные и парадные портреты для дворцов и особняков в первой половине XIX века. Интересный пример парадного портретного обрамления — рамы для портретов выдающихся русских полководцев в Фельдмаршальском зале Зимнего дворца. Рамы были украшены резными композициями: в нижней части — в виде стилизованного растительного орнамента и гирлянды из лавровых листьев, в верхней — также гирляндой, лавровыми ветками, русским воинским шлемом и фигурами двуглавых орлов с императорскими коронами над ними по обеим сторонам. Рамы были исполнены мастерами А. Тарасовым и А. Галаниным. К сожалению, они не сохранились. Но как дополняли эти рамы с портретами убранство зала, можно увидеть на акварели Э.П. Гау («Фельдмаршаль­ский зал Зимнего дворца», 1866).

П.А. Ротари. Девушка с розой в волосах. Рама 1760-х. Государственный Русский музей

 

В 1841 году К.И. Брюллов написал портрет светлейшей княгини Е.П. Салтыковой, урожденной графини Строгановой. Вскоре по заказу семьи для портрета была изготовлена великолепная резная золоченая рама. Декоративное убранство рамы символизирует слияние двух знатных родов — Салтыковых и Строгановых. Детали орнамента связаны с геральдикой двух родов. В центре верхней части рамы — два соединенных щита (фрагменты фамильных гербов), над которыми размещались княжеская и графская короны (ныне утрачены), по обеим сторонам — фигуры орлов. Резные изображения соболей, заимствованные из герба Строгановых, напоминают о том, что их предки «способствовали к приобретению Сибири, и оказали важные службы и помощь к сохранению городов княжества Пермского».

Оригинальная резная рама из ореха была создана во второй половине XIX века для портрета купца Г.В. Гладина кисти П.А. Шаманского. Человек необычной судьбы, Григорий Васильевич Гладин прошел путь от крепостного крестьянина до крупного подрядчика. Среди его дел — устройство Варшавской железной дороги от Санкт-Петербурга до Динабурга; постройка шоссе из Красного Села в Гатчину, Ропшу и Кипень; строительство в Петербурге Литейного и Сампсониевского мостов через Неву. Детали резного убранства рамы, изображающие различные предметы и объекты (топор, вагонетку, рыболовные сети, железную дорогу, мост), напоминают о славных делах Григория Васильевича на благо государства Российского. В декоре рамы также запечатлены имя портретируемого и годы его жизни.

Рама с накладным мастичным орнаментом к портрету братьев Бенуа, написанному М.И. Скотти в 1847 году, вероятно, была изготовлена по рисунку архитектора Н.Л. Бенуа (на портрете — второй слева). В великолепное декоративное убранство рамы автор включил надписи на французском языке, связанные с историей создания портрета и именами портретируемых.

В 1901 году И.Э. Браз написал портрет графа Дмитрия Ивановича Толстого, впоследствии (1909–1918) ставшего директором Эрмитажа. Неизвестный мастер украсил портрет дубовой рамой с резным орнаментом в виде веток плюща. Между прочим, именно в этой раме граф Д.И. Толстой передал собственный портрет на знаменитую Историческую выставку портретов в 1905 году.

И.Е. Репин. Портрет графини Н.П. Головиной. Рама конца XIX. Государственный Русский музей

 

Интересны рамы к портретам И.Е. Репина, которые художник, как правило, выбирал сам. На репинских портретах редко можно увидеть одинаковое обрамление, каждая картина, по мысли художника, требовала особого подхода, в зависимости от индивидуальных особенностей лица, изображенного на портрете, а также общего живописного строя произведения. Портрет петербургского губернатора, члена Государственного Совета А.Д. Зиновьева «одет» в строгую золоченую раму с ритмично расположенными на гладком фоне ампирными элементами орнамента. Портрет графини Н.П. Головиной обрамляет рама с пышным растительным декором. Для «Белоруса» И.Е. Репин подобрал раму, покрытую поталью под лаком, с необычным орнаментом в виде листьев и завитков, напоминающих подковы. И хотя рама эта тяготеет к стилю модерн, не свойственному художнику, тем не менее удивительно сочетается с его произведением. Когда рама на период реставрации была заменена, посетители Русского музея могли обратить внимание, насколько проигрывает «Белорус» в другом обрамлении. Декор рамы портрета И.Р. Тарханова напоминает о деятельности Ивана Рамазановича Тарханова — физиолога, члена общества естествоиспытателей, члена-корреспондента Парижского биологического общества. Орнамент, выполненный в технике мастичной отливки, представляет сцену из жизни животного мира: среди густой растительности хищный зверь преследует жертву, в зарослях притаилась испуганная белка.

В начало раздела "Живопись и графика">>>