Логотип

 

Салонный художник

 

Маковский К.Е. Семейный портрет Волковых. 1899. Холст, масло. 99,7 Ч 80,8. Государственный Эрмитаж

Автор монографического исследования о крупнейшем русском живописце второй половины XIX века К.Е. Маковском — Елена Владимировна Нестерова, кандидат искусствоведения, доцент Санк-Петербургской Академии живописи, скульптуры и архитектуры, старший научный сотрудник отдела технико-технологических исследований Государственного Русского музея. Вместе с отечественным искусствоведением за последнее десятилетие она эволюционировала от исследования на традиционную тему «Передвижники» (Санкт-Петербург, 1997) до изучения несправедливо забытого мощного течения в русском искусстве конца XIX–начала XX века — салонного искусства. «Салонный художник» в современном толковании приобрел негативный оттенок. Справедливо ли это?

Термин «Салон» появился во Франции в XVIII веке и происходит от названия помещения — «Салон Аполлон» в Лувре, где проходили первые публичные художественный выставки.

В России в XIX века роль французских салонных выставок выполняли ежегодные публичные выставки в петербургской Академии художеств. Негативная оценка академических выставок появляется в начале второй половины XIX века, когда на художественную арену выходят передвижники с резко обостренной социальной тематикой. Чисто живописные задачи в их творчестве отошли на второй план. Они не восприняли передовые поиски нового живописного языка, созвучного своей эпохе, предпринимаемые французскими импрессионистами, и оказались на периферии европейского искусства.

Термин «салонное искусство» в России ввел художественный критик Сергей Глаголь (С.С. Голоушев), назвав в одной из своих статей известного живописца Г.И. Семирадского «салонным художником». Если передвижников следует упрекнуть в пренебрежении к чисто живописным проблемам, то салонных художников следует упрекнуть в отходе от социальной и моральной тематики и чрезмерном увлечении эклектизмом, гедонизмом, пустыми эффектами и ориентацией на коммерческий интерес и вкусы не всегда взыскательной публики.

На закрепление «негатива» за салонным искусством повлияло и то, что под его знамена встало много второстепенных и третьестепенных художников. Наиболее одаренные представители «салона»: И.К. Айвазовский, Г.И. Семирадский, К.Е. Маковский, Ю.Ю. Клевер — были живописцами европейского масштаба. И отрадно, что стали выходить книги, посвященные как отдельным мастерам этого направления, так и исследования салонного искусства в целом.

Г.Б. Романов и А.М. Муратов составили энциклопедию «Живопись русского салона. 1850–1917 гг.», опубликовав в ней биографии художников, и, самое ценное, воспроизведя около пяти тысяч цветных и черно-белых репродукций с картин, хранящихся в музеях и частных собраниях и тех картин, местонахождение которых сейчас неизвестно. C интервалом в один год Е.В. Нестерова выпустила две солидные монографии, посвященные русскому салону: альбом «Поздний академизм и салон» и монографию о жизни и творчестве талантливейшего русского живописца Константина Егоровича Маковского (1830–1915), старшего брата известного передвижника Владимира Егоровича Маковского. Константин Маковский был знаменитым и модным художником при жизни. Его называли «русским Рубенсом» за монументальные полотна «Боярский пир в XVII веке», «Выбор невесты царем Алексеем Михайловичем» и «русским Ван Дейком» за великолепные парадные портреты В.А. Морозовой, Ю.П. Маковской, графини В.А. Зубовой, Ю.П. Маковской с детьми, М.М. Волконской. А потом художник был незаслужено забыт. Теперь непростительный пробел в истории русской живописи восполнен фундаментальным исследованием Е.В. Нестеровой.

Ван Дейк А. Семейный портрет. Ок. 1620. Холст, масло. 113,5 Ч 93,5. Государственный Эрмитаж

Тщательный анализ творчества на фоне развития русской художественной культуры рубежа XIX–XX веков, документированно написанная биография художника и публикация 250 рисунков, эскизов, панно, портретов дают полную картину творческого развития Маковского и определяют его место в истории русской культуры.

В творчестве Константина Маковского отразились все черты салонного искусства. Он всеяден, берется писать все, за что платят деньги. Его работы эффектны, банальны по содержанию, далеки от исторической достоверности. Парадные портреты внешне красивы, богаты прекрасно написанными аксессуарами. Это часто принижает образы портретируемых. Но все недостатки искупаются высочайшим профессиональным мастерством, тончайшим колоритом. В некоторых своих портретах художник поднимается до европейского уровня мастерства. Примером тому является «Семейный портрет Волковых» из собрания Государственного Эрмитажа.

На портрете изображены действительный статский советник, статс-секретарь Государственного Совета Михаил Сергеевич Волков, его жена София Николаевна, урожденная Манзей, и их сын Сергей Михайлович Волков-Манзей.

Картина «Семейный портрет Волковых» зеркально повторяет композицию «Семейного портрета» кисти великого фламандского портретиста Антониса Ван Дейка из собрания петербургского Эрмитажа. В отличие от Ван Дейка, Константин Маковский создал устойчивую композицию, скрыв подлокотники кресел меховым манто Софьи Николаевны и широким платьем ее сына.

Довольством дышит облик главы семьи. В образе Софьи Николаевны художник уловил черты властной натуры и сильного характера. В центре картины — ребенок, одетый в светлое платье, перевязанное на поясе голубым бантом, длинные волосы локонами опускаются на плечи, он безмятежно смотрит на зрителя.

Трагической оказалась судьба этой семьи. Портрет подписан, но не датирован художником. Исходя из возраста Сережи, можно считать, что он написан в 1899 году. Через год, 11 февраля 1900 года, Михаил Сергеевич Волков скончался в Ницце от апоплексического удара. Софья Николаевна вместе с сыном пережила немало трагических событий, выпавших на их долю: первую мировую войну, потерю имущества и имения, репрессии 20–30-х годов. Для безопасности С.М. Волков-Манзей после революции 1917 года стал именоваться просто Волковым. С 1914 года они жили в Петрограде — Ленинграде, где их застали Великая Отечественная война и блокада. В мае 1942 года на руках престарелой матери от дистрофии скончался Сергей Михайлович Волков, изображенный прелестным ребенком на портрете К. Маковского. Через месяц скончалась сама Софья Николаевна.

Работа К. Маковского в числе других семейных манзеевских порт- ретов принадлежала ленинградскому коллекционеру, артисту петербургского Малого драматического театра на улице Рубинштейна Григорию Диомидовичу Душину (1905–1990). После его кончины портрет вместе со всей коллекцией по завещанию поступил в Государственный Эрмитаж.

В 2002 году в пяти залах Меншиковского дворца несколько месяцев работала выставка портретов из собрания ленинградского коллекционера. Бывая на выставке, я видел, что посетителей удивляло одеяние Сергея Волкова-Манзея. Они на портрете на коленях родителей видели ребенка, одетого в платье, и с локонами до плеч, а на этикетке было написано, что на портрете изображен мальчик. «Это девочка», — уверенно говорили зрители, — «в этикетке ошибка». Нет, ошибки никакой не было. Согласно православной традиции, дети до 7 лет чисты и безгрешны, они подобны ангелам и как будто не имеют пола. С семи лет детей одевали согласно их полу в уменьшенные со взрослых моделей мужские или женские одежды. В картине К. Маковского на мужской пол ребенка указывает голубая лента, которой подпоясано платье.

Монографию Е.В. Нестеровой завершает подробная летопись жизни и творчества Константина Егоровича Маковского. Теперь ни один музей, ни один аукцион и антикварный салон, ни один коллекционер при изучении и экспертизе работ талантливого представителя русского салонного искусства Константина Маковского не сможет обойти вниманием исследование Е.В. Нестеровой.

В начало раздела "Живопись и графика">>>