Логотип

 

Обнаженные Зинаиды Серебряковой

Символизм создал новую эстетику, систему ценностей, в которой главную роль играла чувственность, восприятие красоты как высшей нормы в искусстве. Его особенность в том, что иносказание выражено академическими средствами. Так, Серебрякова передает образ Красоты в виде конкретных, реальных девушек с классическими пропорциями. Как и многие молодые мастера, она стремилась к обновлению искусства, к выработке гибкого художественного языка, но при этом не посягала на основы реализма - она его обогащала. У символистов, несмотря на принадлежность к одному направлению, превалировали остро индивидуальные черты, у Серебряковой тоже.

Лишь в начале творческого пути в учебных работах художницы можно встретить мужскую модель - натурщика. В коробке с ее зарисовками в Русском музее есть несколько карандашных набросков с обнаженного мужчины, вероятно, мужа. В дальнейшем она отдает предпочтение изображению только женского тела. Работы художницы отличаются аскетизмом, по сравнению с тем, как подавалась тема "ню" многими мастерами модерна. Серебрякова идет по другому пути: убирает манерные изломы, отбрасывает все незначительное, опирается на классические традиции. Присущий неоклассике образный мир впитывает жизненные начала или отвлекается от них, ее развитие идет от элегичности к энергичности, последнее и демонстрирует Серебрякова. Тема купальщиц - традиционная для живописи и для объединения "Мир искусства", в частности, но в работе художницы нет момента подглядывания, свойственного произведениям мирискусников. На полотне "Купальщица" (1911, ГРМ) изображена сидящая обнаженная женщина, целомудренно прикрытая белой драпировкой. В этой работе художница пытается соединить классицистическую трактовку модели с импрессионистической натурностью пейзажа, что является сложной задачей, так как тело имеет гладкую фактуру, а природное окружение состоит из массы деталей и нюансов. Оценив трудность задачи, Серебрякова лишь в единичных случаях возвращалась к теме "ню" на природе.


"Баня". 1926 г.

В "Купальщице", возможно, чувствуется французское влияние, а возрастающее национальное самосознание требовало русских тем. Таким мотивом стала баня. В 1913 году Серебрякова работала над многофигурной композицией "Баня" (ГРМ). Она изобразила обнаженных женщин без прикрас, черты идеализации появились в ее творчестве позже. Живописными средствами художница передала мягкость чистого женского тела. У этих моделей не спортивное сложение, в них нет жесткости, резкости. Простая композиция, обобщенная форма, плоскости локального цвета монументализируют, укрупняют образы. Созданию образов, несомненно, способствовало обращение к классическому искусству прошлого. Но картина не ретроспективна. От классики шли поиски пропорций, строгой пластики форм. Это дало возможность выявить в облике натурщиц, далеком от совершенства, черты идеального и сохранить при этом ощущение жизненной непосредственности изображенной сцены. "Баня" имеет композиционные и колористические сложности, но без этого опыта русское искусство не обогатилось бы таким безусловным достижением, как эскизы росписи Казанского вокзала.

В 1915 году Серебрякова получила заказ, позволивший ей сполна продемонстрировать свои декоративные наклонности. Ей поручили исполнить четыре круглых панно - аллегорических изображений Индии, Японии, Турции и Сиама для большого зала строившегося тогда в Москве Казанского вокзала, но вскоре его постройка была приостановлена. Работа Серебряковой тоже осталась в эскизах, полных движения и оригинальности. Эскизы показывают новое воплощение темы "ню" в русском искусстве: синие кобальтовые плоскости люнетов воспринимаются как оконные проемы, на рамах которых сидят обнаженные смугло-золотистые женщины.


"Сиам". Эскиз панно для Казанского вокзала в Москве. 1916 г. Темпера.

С началом Первой мировой войны время модерна завершилось, начался век функционализма. Эскизы же выполнены в соответствии с лозунгом "искусство ради искусства" - апофеозом модерна. Работы художницы "устарели" в процессе создания, эстетические изыски перестали котироваться в новых условиях. Модерну были свойственны утопические идеи, вера в преображающую силу красоты. Оказалось, что только эстетическими средствами нельзя достичь кардинальных изменений. Возможно, Серебрякова знала о неосуществимости этого проекта, но, тем не менее, свою задачу выполнила с большим мастерством. Эскизы росписи настолько смелы, что нельзя однозначно сказать, было ли возможным ее исполнение и в начале XXI века. Серебрякова пришла в сферу искусства, когда принципы модерна уже были сформированы. Ее творчество неизбежно испытывало влияние этого стиля. Особая заслуга художницы состоит в том, что, начав творить, когда модерн находился на завершающей стадии своего развития, она сумела на него повлиять. Эскизы художницы для оформления вокзала - кульминация стиля модерн в ее творчестве, а также ярчайшее проявление модерна в русском искусстве и оригинальное воплощение темы обнаженной модели. В этих работах видно зарождение черт следующего стиля - ар деко, пришедшего на смену ар нуво. Женские образы художницы энергичны, что больше соответствует ар деко, чем томным персонажам ар нуво. Таким образом, расцвет стиля Серебряковой, скорее, следует отнести не к первой половине 1910-х годов, когда был создан автопортрет "За туалетом", а ко второй.

Приближался 1917 год, общество жило в ожидании необратимых перемен. Серебрякова работала над картиной "Диана и Актеон", на примере которой можно говорить об экспрессионизме в ее стиле. Контрастные краски, динамичные позы передают эмоциональное напряжение сцены. Картина начата до революции, но в ней в символической форме запечатлены события того времени: мировая война, разрушение общественных устоев. Основное чувство художницы - страх: за детей, за мужа, за всю семью, за себя, беспомощность перед надвигавшимися испытаниями, предчувствие непоправимого. Картина "Диана и Актеон" не может быть объяснена до конца словами. Ее образы во многом угаданы интуицией, их смысл остается нераскрытым до тех пор, пока к ним не прикоснется воскрешающее их событие в судьбе человека или целого общества. Здесь воплощено такое же опережение событий, как и у Петрова-Водкина в "Купании красного коня". Беспокойство, волнение художницы дошло до такой степени, что она не окончила произведение. По эмоциональному накалу эта работа Серебряковой не уступает "Крику" Э.Мунка.

В Советской России Серебряковой было сложно найти модель для продолжения работы над этой тематикой. В 1920-х годах ее моделями становятся дочери. В 1923 году художница пишет картину "Лежащая обнаженная Катя" (ГТГ). Удлиненная фигура очерчена уверенными линиями, девочка написана со спины. "Нимфа" обернулась и смотрит на зрителя. Продажа подобной работы на выставке русского искусства в Америке позволила Серебряковой в 1924 году уехать во Францию.


"Обнаженная Катя". 1927 г.

В парижский период творчества художницы тема обнаженной модели получила особое развитие. В первую очередь бросается в глаза многочисленность подобных произведений. Можно сказать, что она культивировала тему "ню". Серебрякова пишет несколько работ на тему "Бани". Картины стали своеобразной репликой на произведение 1912 года, выполненное в России. Однако в целом обращение к русским реалиям в этот период ее творчества было единичным. Тема России для Серебряковой - очень личная, и выносить ее на всеобщее обозрение она не хотела.

Изображение обнаженного тела было традиционным для Европы и не требовало оправдательных атрибутов купания. Художница больше не оправдывается за обращение к обнаженной модели ни перед собой, ни перед зрителем мотивами купания или же выбором мифологических сюжетов: она пишет ее просто потому, что женское тело красиво само по себе. На картине "Обнаженная натура" (1927, собрание Екатерины Серебряковой в Париже) в чувственной позе, способной возбудить зрителей обоего пола, изображена, скорее всего, дочь художницы. Обнаженная модель привлекает не только эстетически. Ее рука закинута за голову, такое движение приподнимает грудь и привлекает к ней внимание. Возможно, "ню" этого периода творчества Серебряковой выражают тоску по прошедшей молодости, по утраченной любви.

На выставке русского искусства в Бельгии в 1928 году критики отмечали работы художницы с изображением обнаженной модели. Там Серебрякова познакомилась с бельгийским бароном Броуэром, который финансировал ее поездку в Марокко. Одна из работ, привезенная художницей из путешествия, - "Отдыхающая негритянка" (1928). В 1932 году Серебрякова совершила вторую поездку в Марокко. К этому времени относится ее работа "Лежащая марокканка" (собрание Екатерины Серебряковой в Париже). Camille Marklair предпочитал марокканские работы не Матисса, а именно Серебряковой, о чем пишет в статье "Экспозиции" в газете "Фигаро". Ее марокканские девушки больше нравились и А.Бенуа. Матисс призывал к лаконизму и адекватности художественных средств, к выразительности и ясности художественного языка, к пониманию окружающего мира и его преломлению в темпераменте творца. Все это можно отнести и к творчеству Серебряковой, только к одним и тем же целям они шли разными путями. И все же в работах Матисса и Серебряковой есть сходство - они передают жизнелюбие и внешнюю красоту вещей. Оба художника в своем творчестве опираются на натуру, но если Серебрякова ей полностью доверяет, то Матисс изменяет ее в угоду собственному замыслу. Жизнь многообразна, даже схожие мотивы по-разному воплощаются в искусстве, что говорит о яркой индивидуальности художников. Произведения на африканские темы стали частью иконографии стиля ар деко. Эпоха джаза не могла обойтись без изображения очаровательных негритянок.

Что влечет Серебрякову к теме "ню" снова и снова? Работа "Обнаженная модель" (1933, собрание Екатерины Серебряковой в Париже) преподносит зрителю бархатное тело: одежда ничего не прикрывает, все дышит страстью. "Портрет Невядомской" (1935) - редкое изображение в теме "ню", где сохранены портретные черты. Чаще Серебрякова сообщала обнаженным девушкам типические, обобщенные черты. В серебряковских девушках сильно чувственное начало, художницу практически не привлекает собственно движение тела, как у купающихся в ванной женщин Дега. В это время складывается компоновка произведений "ню", которая передает только торс девушки.


"Обнаженная натура". 1934 г. Пастель.

Все дальнейшие работы придерживаются этого правила, исключение составляют росписи для дома Броуэра в Бельгии, исполненные в 1937 году. На них женщины изображены в полный рост. Тема росписи невольно напоминает эскизы для Казанского вокзала. Заказчик попросил аллегорически изобразить в виде обнаженных девушек свои занятия и пристрастия: "Правосудие с весами", "Юриспруденцию", "Искусство", "Флору", "Свет". Сотрудничество с Броуэром способствовало новому, после второй половины 1910-х годов расцвету стиля Серебряковой. Работа над панно завершилась в 1937 году. В то время в Париже проходила Всемирная выставка, где был представлен павильон СССР с монументом В.И.Мухиной "Рабочий и колхозница". Стиль Серебряковой во многом противоположен соцреализму, но имеет с ним и общие черты: романтизм, видение положительного в жизни - пластическое мифотворчество, идеализация. Реализма в соцреализме было не больше, чем в неоклассическом стиле Серебряковой, - лишь внешняя узнаваемость героев и предметов без адекватной передачи действительности. Работа Мухиной "Рабочий и колхозница" так же далека от жизни, как и панно Серебряковой для дома Броуэра. Таким образом, несмотря на изоляцию эмиграции и метрополии мастера работали в параллельных принципах. Но работы Мухиной отличает большая энергетическая наполненность, которая и сделала монумент символом страны и эпохи. Отсутствие целей глобального масштаба не позволило работам Серебряковой так активно проявиться. Но росписи для художницы были чрезвычайно важным этапом, который помог ей избежать кризиса самоповторения, свойственного эмигрантам, а также мастерам, которые работали длительное время в одном стиле.

В позднем творчестве Серебряковой велика доля произведений с изображением обнаженных моделей. Часто художники ввиду возрастных особенностей, когда уже не могут писать на природе, обращаются к натюрморту, иллюстрации. Но Серебрякова осталась верна жанру "ню". Она чувствует, что эта тема ей удается, и обращается к ней постоянно. Картину обнаженной модели художница пишет и в 1940 году - "Натурщицу, опирающуюся на локоть" (ГМИИ Киргизии). Точный рисунок, уверенная передача светотени определяют ее почерк. "Спящая натурщица" (1941) сейчас хранится в Киевском государственном музее русского искусства.

Эта тема привлекает художницу и в зрелом возрасте ("Обнаженная натура". 1945, 1948, собрание Екатерины Серебряковой в Париже). Обнаженная модель не смотрит на зрителя, часто изображена спящей. Эти девушки с полуулыбкой на устах написаны с натуры, они реальны, но художница создает насыщенную зарядом тонкой чувственности атмосферу, в которую они погружены.


"Обнаженная натура". 1948 г. Пастель.

Работы этого периода обрели своеобразный французский шарм. В них уже совсем нет скованности ее ранних "Купальщицы" и "Бани". Если некоторым художникам классический опыт затруднял путь к независимому творчеству, то Серебряковой он помог обрести свободу ее поздних произведений. Это не отказ от традиционного искусства, а его индивидуальная интерпретация.

Несмотря на то, что образы обнаженных девушек Серебряковой изначально были наполнены очищающим культом красоты, со временем художница ощутила утопизм этого эстетического идеализма, в поздних ее работах чувствуется сожаление: так много прекрасного вокруг нас, но мир не стал лучше. Идея красоты постепенно стала сменяться радостью текущего момента, долговременные ценности сменили сиюминутные. Девиз "искусство для искусства" заменяется на - "здесь и сейчас". Идея прекрасного будущего переходит в иллюзию благополучного настоящего. Постоянно думать о вечном, прекрасном, быть безупречным - огромная психологическая нагрузка, в зрелом возрасте художница позволяет себе жить не по правилам высокой морали, а просто чувствовать каждый день. В своих поздних работах Серебрякова отказывается от идеализации. Эти произведения еще не выставлялись и не известны массовому зрителю. Вместо классической завершенности в них приходит экспрессионистичное отчаяние от того, что стремление к красоте не может предотвратить революции и войны, утрату дома и Родины. Для классического искусства характерна сдержанность, но сковывать эмоции постоянно невозможно, и в позднем периоде в творчество художницы приходит открытость. Серебряковские обнаженные девушки эротичны и при этом ни в коей мере не циничны. Чувственный характер ее произведений может смутить некоторых зрителей и сегодня. Художница негативно относилась к современным тенденциям в искусстве, но совсем изолироваться от них не могла.


"Лето"(?). Эскиз панно для дома Броуэра. Начало 1930-х гг.

Тема обнаженной модели расцвела в творчестве Серебряковой во Франции: в парижский период таких произведений у нее почти в два раза больше, чем было сделано в России. Глубокие мировоззренческие изменения, происшедшие в ХХ веке, казалось бы, лишили изображение женского тела центрального места, которое оно занимало в искусстве предшествующих эпох. Штудии обнаженной женской натуры остались частью академического художественного образования, но редко перерастают из этюда в картину, где женский образ является определяющим. Традиции изображения женского тела в ХХ столетии продолжались в творчестве таких разных мастеров, как Гоген, Модильяни, Пикассо, Цорн, Мунк, Сомов, Серебрякова.

Значение темы "ню" в творчестве Серебряковой трудно переоценить. Мотив прекрасной обнаженной модели не теряет своей интригующей привлекательности и сегодня, она воплощена художницей с особой полнотой: в зарисовках, в пастелях, в станковой и монументальной живописи. В этой теме наиболее полно раскрылся процесс развития стиля Серебряковой от позднего импрессионизма через неоклассицизм, модерн, символизм, затем экспрессионизм к ар деко.

журнал 
"Антиквариат, предметы искусства и коллекционирования" 
№ 10 (11), 2003 г.

В начало раздела "Живопись и графика">>>