Логотип

 

Сны по Бердслею

Последнее десятилетие XIX века в Англии стало временем расцвета разнообразных литературных и художественных кружков и выхода в свет множества литературно-художественных журналов. Появление новых способов печати дало толчок к развитию книжной графики, улицы мировых столиц запестрели рекламными плакатами и афишами, созданными знаменитыми художниками.

Графика как самостоятельный вид искусства становилась все более востребованной и популярной. Не последняя роль в развитии этого искусства принадлежит англичанину Обри Бердслею.

Обри Винсент Бердслей (1872–1898) прожил очень недолгую жизнь — всего 25 лет; его погубил бич XIX века — чахотка. Свою карьеру рисовальщика Обри начал еще в детстве — помогал семье, рисуя визитные карточки для друзей своей матери. Так и не получив систематического художественного образования, Бердслей стал самым известным и скандальным иллюстратором конца XIX века. Полное издание рисунков Бердслея занимает два толстых тома; среди его работ — иллюстрации к «Саломее» Оскара Уайльда и «Лисистрате» Аристофана, рисунки для крупных английских журналов «Желтая книга» (The Yellow Book) и «Савой» (The Savoy).

До 1890 года Бердслей не собирался профессионально заниматься искусством. Он был мелким служащим в страховой компании, когда познакомился с ЭдвардомБерн-Джонсом, художником-прерафаэлитом, и показал ему свои рисунки. Берн-Джонс убедил юношу в наличии таланта и посоветовал ему поступить в Вестминстерскую школу искусств. В течение двух месяцев Бердслей посещал занятия и проводил за рисованием целые вечера, подражая изобразительной манере Берн-Джонса и творчеству прерафаэлитов, черпавших вдохновение в искусстве Средневековья и Проторенессанса. Первым заказом, который получил восемнадцатилетний художник, были иллюстрации к подарочному двухтомному изданию романа сэра Томаса Мэлори «Смерть Артура». В этих рисунках заметно влияние не только прерафаэлитов, но и старых мастеров — Дюрера, Мантеньи, Боттичелли, Микеланджело, которыми восхищался юный Обри. Особенно привлекал его Мантенья; комната, в которой художник провел последние дни своей жизни, была оклеена репродукциями с гравюр этого художника.

«Смерть Артура» не единожды появлялась на торгах. Так, в 2001 году в Нью-Йорке в аукционном доме Swann Galleries первое издание этой книги было продано за 1840 долларов. По словам президента Swann Galleries Николаса Д. Лоури, книги и журналы с иллюстрациями Обри Бердслея выставляются на торги довольно редко. Найти же рисунки, выполненные рукой великого графика, еще сложнее — Бердслей свои работы не берег и раздаривал друзьям и знакомым. К рубежу веков практически все рисунки мастера оказались в частных коллекциях.

О. Бердслей. Рисунок для обложки альманаха The Yellow Book. 1895

 

В 1892 году Бердслей познакомился с почитаемым им Оскаром Уайльдом. Результатом этого знакомства стала выполненная художником серия иллюстраций к «Саломее». Во многом из-за этой серии за Бердслеем закрепилась репутация «певца греха». Часть рисунков была возвращена из печати из-за излишнего эротизма. Чопорное викторианское общество было не готово к той откровенности образов, непривычной композиции (отсутствие заднего плана), многозначности деталей, которые предлагал Бердслей. Но молодой художник и не думал подстраиваться под вкусы публики: стремясь соединить эстетичность и откровенность, порок и мораль, трансформировать грех с помощью красоты, Бердслей продолжал эпатировать публику — на этот раз в роли редактора художественного отдела популярного журналаThe Yellow Book.

Первый номер этого литературно-художественного издания вышел в апреле 1894 года; Бердслей поместил в нем восемь своих рисунков. На титульном листе была изображена дама, играющая посреди поля на фортепиано. Рисунки вызвали бурную реакцию публики. Бердслея по-прежнему не понимали. Газеты обвиняли его в «неслыханных эксцессах» и призывали Парламент признать деятельность художника незаконной. Тогда никому и в голову не могло прийти, что через пару лет репринты женских фигур, изображенных Бердслеем в этом журнале, будут с успехом продаваться в Америке, а через 100 лет лист с рисунком из «Желтой книги» будет оценен в 2000–3000 долларов.

Итак, за Бердслеем закрепилась слава эпатажного чудака. Но, по свидетельствам друзей, у Обри Винсента была всего одна загадочная слабость — он работал только при свете свечей. Даже днем художник закрывал шторы, чтобы солнечный свет не проникал в комнату. По вечерам Бердслей выходил на прогулку, непременно с портфелем, где держал листы бумаги с красной разлиновкой. То и дело художник раскрывал портфель и делал карандашные наброски. Несмотря на то, что Бердслей до конца жизни создавал черно-белые рисунки, его всегда интересовал цвет. После того, как с рисунка был сделан оттиск,Бердслей часто раскрашивал его. Как-то раз художника спросили, часто ли у него бывают видения и какие он видит сны. Бердслей ответил: «Я позволяю себе видеть сны только на бумаге».

О. Бердслей. Рисунок для обложки журнала The Savoy. 1896. 9 x 7 дюймов. Swann Galleries Auction. Эстимейт $3000–4000. Иллюстрация предоставлена Swann Galleries Auction

 

Так как Бердслей был серьезно болен, он часто переезжал с места на место для перемены климата. Родившись в Брайтоне, он жил в Лондоне, Париже, Ментоне. В середине 1890-х годов он провел некоторое время в Дьеппе. Там у Бердслея, издателя Смитерса и писателя Саймонса родилась идея нового журнала, который мог бы стать альтернативой The Yellow Book. Так появился The Savoy.

Год работы в The Savoy и сотрудничество со Смитерсом дали Бердслею возможность опубликовать массу своих рисунков. Именно в это время он создал произведения, считающиеся вершиной его творчества, а цены на рисунки этого периода особенно высоки. Два года назад рисунок Бердслея для титульного листа The Savoy № 4, оцененный аукционерами Sotheby’s в 6000–8000 долларов, был продан за 159 200 долларов.

Именно Смитерс издал книги с иллюстрациями Бердслея — «Лисистрату» Аристофана и комедию Александра Попа «Похищение локона». В «Похищении локона» Бердслей создал удивительные по тонкости деталей и проработке композиции рисунки, прибегнув к замысловатым приемам рококо.Бердслей часто обращался к разным периодам истории искусства, которую знал очень хорошо. Его творчество немыслимо без заимствований, однако абсолютно все, чему Бердслей так или иначе подражал, всегда преломлялось через его собственное видение мира. Бердслей удивительным образом сочетал в своем творчестве черты искусства Средних веков, Проторенессанса, XVIII века, конца XIX века и собственный стиль. Обри Бердслей был очень вдумчивым и внимательным читателем, и человек, приобретая книгу с его рисунками, получал сразу два «послания», автором одного из которых был Бердслей.

Отдельного внимания заслуживают подписи, которые Бердслей ставил на своих работах. Ранние рисунки подписаны инициалами — «A.V.B». Потом вторая буква исчезает из подписи, художник ставит только «A.B». На иллюстрациях к «Саломее», рисунках для The Yellow Book и других работах этого периода художник иногда ставит свою так называемую Japanese mark — японскую метку. Иногда метка сопровождается именем и фамилией художника. Поздние работы подписаны опять же именем и фамилией, заглавными буквами — «AUBREY BEARDSLEY».

1897 год ознаменовался событием, поразившим всех, кто знал молодого Обри Винсента. На 24-м году жизни Бердслей вдруг стал католиком. Существует предположение, что католичество притягивало художника не только с религиозной, но и с эстетической точки зрения; недаром он так восхищался живописью старых мастеров. Так или иначе, обращение в католическую веру многое изменило в уже умирающем молодом человеке. Бердслей отправил письмо своему издателю Смитерсу с просьбой уничтожить все гравировальные доски и рисунки к «Лисистрате» — самые «непристойные» свои листы, а оставшиеся экземпляры книги изъять из продажи. К счастью для ценителей таланта художника, издатель не внял этим отчаянным призывам. В письмах Бердслей признается, что ему стыдно и за некоторые другие свои рисунки, и просит уничтожить и их тоже. Но рисовать он не перестает: последние работы Бердслея — иллюстрации к сатирической пьесе Б. Джонсона «Вольпоне».

Примерно через 10 лет после смерти Бердслея искусствоведы в разных странах начали подробно изучать его творчество. Выходили сборники его работ, художники и иллюстраторы явно или бессознательно подражали ему. В России рисунки для альбома Бердслея отбирал не кто иной, как Константин Сомов. Настоящая слава, которой так жаждал молодой художник, пришла к нему только после смерти. 

В начало раздела "Живопись и графика">>>