Логотип

 

Русский военный портрет

В длинном ряду портретов светских красавиц, императоров, поэтов изображения русских офицеров часто уходят на второй план. Изучение военного портрета требует умения разбираться в званиях, принадлежности к полку, орденах и медалях. Именно к этим деталям с большим интересом присматриваются знатоки русской истории и военного костюма.

 

Дж. Доу. Портрет императора Николая I. 1820-е. Холст, масло. Антикварная галерея «Гармония», Санкт-Петербург

Если выстроить в хронологическом порядке вереницу изображений русских офицеров, становится заметно, что большинство из них написано по единому «шаблону». Однообразие мундиров, наград, поз, выражений лица приводит к тому, что портреты вскоре начинают восприниматься как вариации на заданную тему.

По сути, так оно и было. Искусство военного портрета зачастую становилось ремеслом. Найдя однажды удачное решение, художник многократно повторял его, совершенствуясь лишь в изображении живописных деталей. На этом поприще особенно преуспевали иностранные живописцы, приезжавшие в Россию не за славой, а за деньгами. В XVIII — начале XIX веков портреты русских военачальников писали Георг Христоф Гроот, Иоганн Баптист Лампи, Жан Лоран Монье, Луи Токке. Своей кистью они превращали Воронцовых, Шереметевых, Орловых, Долгоруких в новых Гекторов, Ахиллов и Александров Македонских. Их всегда эффектные работы высоко ценили заказчики и в XIX веке. Высокопоставленных особ в военных мундирах писали Джордж Доу, Франс Крюгер, Михай Зичи. Эти картины высоко ценятся на антикварном рынке и сегодня.

Появление военного портрета в России восходит к петровскому времени. Мода на портреты исходила непосредственно от императора и его сподвижников. На картинах первой четверти XVIII века изображены государственные мужи с каменным выражением лица, облаченные в рыцарские доспехи, с повязанным на талии шарфом, в высоких ботфортах и шпагой на боку. Согласно барочной традиции портрета, они запечатлены в момент энергичного разворота в сторону зрителя, чем создается ощущение мощного движения. Эти новые Геркулесы в огромных париках, заменявших им головные уборы, одной рукой опирались на увесистую трость, а другую упирали в бок.

Подобные произведения впоследствии заняли в дворцовых и усадебных портретных собраниях самые почетные места. От них в преображенной России было принято вести портретную родословную. Примечательно, что в середине XVIII столетия, когда портрет стал обязательной принадлежностью обстановки аристократического дома, многие заказывали художникам изображения своих предков, выдержанные в традициях живописи начала века. Например, так показан граф Борис Петрович Шереметев (1652–1719) на портрете Петра Красовского, выполненном в 1748 году по заказу его наследников.

По сравнению с петровской эпохой, военный портрет времен царствования Елизаветы Петровны претерпел значительные изменения. На смену Ахиллесам пришел изнеженный придворный, военный мундир был заменен шитым золотом кафтаном. В это время брутальностьбыла не в моде. Мужчины стали надевать накладки на икры, чтобы придать округлость ноге, и парики, неотличимые от женских. Нежная пена драгоценных кружев подчеркивала белизну рук кавалеров. Идеальным материалом той эпохи был фарфор; его оттенку старались подражать, пудря лицо и волосы, а пластика подчинилась изысканным позам фарфоровых статуэток. На картинах Г.Х. Гроота, Л. Токке, А. Антропова, И. Аргунова изображены генералы в шитых пурпуром и золотом кафтанах, из-под которых выглядывают кружева тончайшей работы. Их холеным рукам уже не подходила могучая трость старых вояк, поэтому ее заменили более изящной и декоративной. Исчез и былой волевой разворот корпуса. Художники предпочитали изображать «новых героев» в театральных позах.

«Золотым веком» русского портрета называют время правления Екатерины II. В военном портрете сохранилась традиция парадного портрета, сходная со стилистикой хвалебной оды: эффектная поза модели, взятой в полный рост, говорящие высоким стилем аксессуары, драпировки, колонны, драгоценные украшения и сверкающие ткани, насыщенный активными цветами колорит. К числу переходных работ принадлежит «Портретбратьев графа Алексея Григорьевича Орлова-Чесменского и князя Григория Григорьевича Орлова» кисти Жана Луи де Велли. Художник передает и особые заслугипортретируемых: Г.Г. Орлов указывает на сцены эпидемии чумы в Москве, в избавлении от которой он принимал непосредственное участие; А.Г. Орлов в белом адмиральском мундире изображен с наградами, заслуженными им в русско-турецкую войну.

Спрос на портреты в екатерининскую эпоху был так велик, что сил выпускников Академии художеств и приехавших из Европы живописцев было недостаточно. Парадные портреты писались и художниками-самоучками. «Родилась во мне охота к малеванию масляными красками. Никогда я еще не малевал оными: а тогда вздумалось учинить тому опыт, и срисовал с самого себя портрет на холсте», писал о начале своего творческого пути дворянин Андрей Тимофеевич Болотов.

Н.К. Бодаревский. Портрет генерала Линевича. 1907. Холст, масло. 85,3 х 63,5. Антикварный салон «Три века», Москва

 

Героями таких произведений было провинциальное служилое дворянство (прапорщики, поручики, капитаны). От картин «второстепенных» мастеров исходит ощущение пиетета перед моделью. Провинциальные помещики средней руки предстали перед взором грядущих поколений почтенными вельможами, проникнутыми сознанием собственного величия: неподвижный взгляд, поджатые губы, застывшая поза. Это сознание выражалось и в странных письмах-свидетельствах, которые они выдавали в качестве рекомендаций художникам-самоучкам: «Свидетельство. Дано дворянину Конону Федорову сыну Юшкевичу-Стаховскому, в том, что он по его искусству художества живописного занимался в доме моем сниманием с меня портрета, и как оной портрет столь живописно написан, что даже почти различить не можно с живым моим лицом, для того отдавая справедливость живописному искусству его, Стаховского, по всей справедливости имею право рекомендовать всякому тому, кто только пожелает иметь с лица своего и корпуса точь-в-точь сходственный портрет для памяти потомству своему».

Подобные портреты составляют отдельный пласт, уже хорошо известный, но пока еще мало востребованный на антикварном рынке, где продолжают расти цены на картины известных художников и портреты знаменитостей. Работы, не попавшие в эти категории, сегодня интересуют, как правило, только представителей закупочных комиссий государственных музеев.

Следующий важный период развития военного портрета связан с войной 1812 года и традициями романтизма. Главным живописным памятником новому героическому поколению стала Военная галерея 1812 года в Зимнем дворце. Но это была только верхушка айсберга. Повсеместно в моду вошло создание галерей героев войны. Удачные изображения Александра I, Кутузова, Барклая де Толли, Багратиона многократно копировались и получили распространение по всей России. Спрос на них был так велик, что вскоре начался выпуск собраний гравюр с героями войны, знакомые образы появились на фарфоре, стекле и в металле. Наряду с парадным портретом маслом, все большую популярность стали приобретать карандашные наброски и акварельные портреты.

С разгромом декабристов роль дворянства в российской культуре и истории постепенно пошла на спад. А с этим процессом изменилось отношение к военному портрету. Начиная с 1830-х годов, художники все меньше обращаются к изображению военных. Героями нового времени стали писатели, поэты, композиторы, многие из которых вышли из среды разночинцев. Да и сами дворяне реже поступали на военную службу. На портретах они все чаще изображались в светском костюме.

К началу XX века русский парадный мужской портрет существенно эволюционировал. Изменялась живописная манера художников, стилистические особенности, существенные изменения коснулись одежды. В частности, покрой брюк относится к числу тех вещей, по которым безошибочно можно определить время написания военного портрета. В екатерининское время военные носили короткие, чуть ниже колен, панталоны по французской моде. С конца XVIII века и до 1820-х годов обязательным атрибутом военного костюма стали длинные белые штаны, которые заправляли в сапоги. В николаевскую эпоху и время правления Александра IIпринято было носить длинные панталоны, которые впервые появились в России около 1819 года. Тогда это считалось чудовищным неприличием — в новой моде виделся мотив введения простонародного элемента в одежду высшего дворянского сословия. Когда во времена Александра III изменилась военная форма, в разработке которой были учтены исконно русские мотивы, штаны снова начали заправлять в сапоги.

Возрождался интерес к военному портрету во время войн. Не стало исключением и советское время. Великая Отечественная война породила новую галерею героев, первыми из которых были И.В. Сталин и Г.К. Жуков, а в 1970-е годы широкую известность получил портрет Брежнева в маршальском мундире.

Сегодня военный портрет относится к самому востребованному на антикварном рынке портретному жанру. Прежде всего, это документ эпохи, как стилистический, так и исторический. Его покупают коллекционеры оружия и военной символики. Интерес к портрету зависит от известности изображенного персонажа, количества наград, распространенности иконографического образа. На антикварном рынке трудно найти портреты Скобелева, Суворова, Багратиона, Кутузова. Значительно больше изображений русских императоров (Александра I, Николая I, Александра II и т.д.) или великих князей. Однако работы известных художников встречаютсясреди них

 довольно редко.

В начало раздела "Живопись и графика">>>