Логотип

 

Забытые полотна

Произведения изобразительного искусства порой не только уводят в иное время, но и знакомят с образами и именами, давно исчезнувшими. Работа искусствоведов–экспертов в Центре экспертизы культурных ценностей дарит возможность подобных счастливых встреч.

Е. Бельский. Аллегория Победы. («Торжество России над Османской империей»). 1752. Холст, масло.119,8 х 165,3

Искусствоведы Центра проводят экспертизу икон, живописи, скульптуры, графики, театрально–декорационного, декоративно­прикладного, ювелирного искусства и музыкальных инструментов. Ими атрибутированы произведения Бельского, Васнецова, Воронкова, Александровского, Лагорио, Клевера, Экгорста, Вахрушова, Фешина, Штеренберга, Пурвита, Горелова, Рылова, Гау, Зарубина, Малявина и Верейского, Антокольского, Шарля Рауля Верле, Бекмана и других авторов. Исследованы иконописные произведения, изучены уникальные оклады фирм Овчинникова и Хлебникова. Установлена подлинность ювелирных изделий из драгоценных металлов мастерских Фаберже, Брицина, бытового серебра Маршака из Киева.

Наш разговор посвящен аспектам изучения произведений живописи, которые в разное время поступили в Центр экспертиз культурных ценностей, где были полностью атрибутированы, или, напротив, имеющиеся на них сигнатуры и датировки были опровергнуты. Кроме того, упомянем и некоторые несправедливо забытые имена.

Особый интерес вызвало изучение исторического панно­картины «Аллегория Победы» («Торжество России над Османской империей»), созданного в 1752 году московским художником Е.И. Бельским (1730–1778), состоявшим в штате живописной команды Канцелярии от строений. Фамилия автора и дата указаны на лицевой стороне в левом нижнем углу. Выбранная автором точка зрения «снизу вверх» позволила рассматривать его как десюдепорт. Размеры (119,8 х 165,3), соответствующие параметрам дверных проемов парадной анфилады Царскосельского дворца, подтверждают, что произведение было создано для указанной резиденции.

На экспертизу поступало много пейзажей XIX – начала XX века. Условное название «Тихая заводь» получило полотно, имеющее сигнатуру «Юлiй Клеверъ 98 г.». На фоне заводи динамикой рисунка и коричнево­охристыми осенними оттенками кроны выделяется высокое дерево. В глубине, у сломанного забора, автор широкими мазками пишет избушку, из печной трубы которой идет густой дым, сливающийся с темным цветом предвечернего неба. Картина исполнена с большим вдохновением.

Художник виртуозно работает то гладким мазком, то подвижным и пастозным; на смену спокойным, ровным движениям авторской кисти приходят тряпочка, черенок кисти, обогащающие шероховато–выпуклыми, почти рельефными отпечатками и глубоко прочерченными линиями фактуру живописи. Подобная манера говорит о ярком, сложившемся авторском почерке, созвучном своей спецификой искусству рубежа XIX–XX веков. Проведенный сравнительно–стилистический и технологический анализ произведения, холста и красок позволил подтвердить авторство академика­пейзажиста Ю.Ю. Клевера (1850–1924). Изображение угасающего дня, тонкость освещения, непременная избушка, фрагмент покосившегося забора, одинокое корявое дерево и небольшой водоем характерны для художника в различные периоды творчества. Композиционное построение, колористическое решение, приведенное к единому тональному звучанию, характер мазка соотносятся с его творчеством. Использованные красочные средства идентичны работам мастера 1890–1900–х годов. Сигнатура нанесена по сырому красочному грунту, современна живописи и графологически аутентична эталонным автографам художника 1890–х годов, что также позволяет признать подлинность полотна.

Вскоре на экспертизу поступил небольшой пейзажный этюд. Холст не имел ни подписи, ни монограммы, ни даты. Однако лирический образ тихой, словнонеподвижной природы вызвал ассоциации с Русским Севером. Простота мотива в сочетании с незамысловатым, но удивительно точным художническим исполнением, сдержанным колоритом и тонкостью интонаций свидетельствовали о том, что произведение исполнено с натуры талантливым, имеющим хорошую профессиональную выучку художником русской реалистической пейзажной живописи, отдававшим дань скромной элегической красоте северной природы.

И интуиция, без которой немыслим истинный эксперт, дала подсказку: проверить наследие Ф.М. Вахрушова (1870–1931), писавшего пейзажи северорусских городов и их окрестностей. В каталоге С. Ивенского «Феодосий Михайлович Вахрушов» (1960) была обнаружена репродукция «Домик художника в районе Еденьгских островов на Сухоне». Сравнение репродукции и этюда подтвердило их идентичность, включающую художественный образ, построение композиции, характер плетения холста, который посредством лупы просматривался на черно­белом изображении каталога. Таким образом, представленный этюд является упомянутым в каталоге «Домиком художника в районе Еденьгских островов на Сухоне», выполненным Вахрушовым, позднее затерянным в частных коллекциях и относящимся, вероятно, к 1910–м годам.

Отчасти забытый живописец и график Феодосий Вахрушов занимал среди мастеров дореволюционного Русского Севера видное место. Он учился в Академии художеств у И.Е. Репина. В 1890–1891 годах получил две малые и две большие серебряные медали за рисунки и этюды с натуры, в 1897 году был удостоен звания классного художника III степени.

Ю. Клевер. Тихая заводь. 1898. Холст, масло. 58,3 х 89,3

 

С этого времени он участвовал в работах по возобновлению росписей Успенского собора Киево–Печерской лавры. Среди его станковых работ — портреты, жанровые картины, виды родной северной природы, в частности пейзажи берегов Сухоны. С 1914 года художник безвыездно живет в Тотьме, в 1918–1919 годах участвует в создании и комплектовании Тотемского краеведческого музея, с 1921 года сотрудничает с отделом иконописи Вологодского музея. Произведения Вахрушова сегодня находятся в собраниях Научно­исследовательского музея Академии художеств России, в Краснодарском художественном музее, в Велико­Устюгском краеведческом музее и, конечно, в Тотемском и Вологодском краеведческих музеях, а также в частных коллекциях.

Казалось, приоткрывшаяся страница творчества Ф.М. Вахрушова была перевернута. Но вскоре на экспертизу поступил портрет «Неизвестная с белым зонтиком», выполненный на холсте в технике масляной живописи. На лицевой стороне холста в правом нижнем углу монограмма автора и дата, нанесенная серой краской: «ФВ 1906 г» В окружении пейзажа изображена молодая женщина в летней шляпе, сидящая на парковой скамейке под белоснежным зонтиком, укрывающим ее от лучей солнца, на спинке скамьи лежит ее жакет. Кажется, дама присела отдохнуть после прогулки по парку, изображение которого составляет второй план полотна. Таким образом, произведение решено как портрет в пленэре, отличающийся четкостью планов. Художником хорошо найдена постановка фигуры, ее силуэт. Живописную манеру отличает лаконизм, некоторая жесткость линий, сочетание широкого и гладкого мазка с фрагментами, написанными достаточно динамично. Колорит несколько приглушен и монохромен, что способствует созданию ощущения тонкого лиризма. Перечисленные черты изобразительного языка, анализ написания даты и авторской монограммы, встречающейся на работах Ф.М. Вахрушова, позволяют допустить, что данный портрет также относится к творчеству этого мастера русской реалистической живописи, писавшего пейзажи, портреты и портреты–картины.

Встреча со старыми портретами для исследователей не редка. Однажды на экспертизу поступил «Портрет неизвестной», в правом нижнем углу которого по диагонали нанесена подпись автора произведения и дата его создания «Е. Иваненко. 19 16\I 07». На первом плане, на фоне чуть проработанного цветом второго плана, профильное изображение молодой женщины с приподнятыми на затылке каштановыми волосами, с кольцами золотых серег в ушах. На ней костюм, характерный для начала XX столетия. Чуть округлые формы модели, густые и мягкие пряди волос, легкий румянец на щеках, полуоткрытые губы создают образ трогательной женственности. Старательный, лишенный артистической свободы и легкости рисунок и красочный мазок, как и условный колорит, говорят о том, что автор, несомненно, был начинающим и молодым. Профильный поворот головы, трехчетвертной разворот торса и общее расположение изображения в вертикальном формате холста восходят к фотографиям той эпохи, что в сочетании с отсутствием освещения и тональных проработок позволяет говорить о том, что портрет написан с фотографии. И тогда эксперты обратились к архивным и литературным источникам, провели визуальное сравнение «Портрета неизвестной» с некоторыми фотографиями Е. Рерих, образ которой приходил на память при взгляде на живописный портрет. Обнаружились несомненные черты сходства между женщиной на картине и на фотографии, прослеживающиеся в эмоциональном характере образа, в кокетливо­гордой посадке головы, в овале лица, линии и длине носа, в рисунке глаз, бровей, рта, губ и пышной прическе. Все это позволило допустить, что перед нами портрет Е. Рерих. Так произведение, поступившее на экспертизу под условным названием «Портрет неизвестной», получило название «Портрет Е. Рерих» и может рассматриваться как одна из работ Е.М. Иваненко 1907 года. Авторская подпись наложена «по сырому», одновременно с написанием портрета и не вызывает сомнений.

Исследование позволило выявить и некоторые сведения о забытом сегодня авторе, Елене Михайловне Иваненко (1888–?). Живописец, член Союза художников СССР, участник многих художественных выставок страны, ее имя упомянуто в «Справочнике членов и кандидатов в члены Союза художников СССР», выпущенном в 1968, что говорит о долгой жизни автора.

Но не всегда наличие подписи автора, даты, кракелюра, утрат красочного слоя, износа материалов не вызывают сомнений в датировке и авторстве. «Горный пейзаж с церковной постройкой» имеет надпись «М. Клодт». Мотив природы с уходящей вдаль неширокой дорогой и бредущими по ней фигурками, отчасти панорамное решение пейзажа перекликаются с творчеством М.К. Клодта. Но приемы исполнения, живописная и пластическая трактовка формы, мазок, красочные средства исключают принадлежность полотна кисти этого живописца. Сигнатура «М. Клодтъ» выполнена по сырому красочному грунту, т. е. одновременно с живописью, но графологически подражательна и не может быть признана автографом мастера. Края холста дублированы, имеются следы искусственного старения живописного слоя и холста в виде кракелюра, тонирования оборотной стороны. Следовательно, работа является имитацией, выполненной неизвестным автором во второй половине XX века, когда подобного рода подделки широко распространяются.

Так изо дня в день протекает работа Центра экспертизы культурных ценностей. Искусствоведы–эксперты, изучая забытые произведения, вносят свой вклад в восстановление естественного хода развития истории искусств.

 

В начало раздела "Живопись и графика">>>