Логотип

Большая коллекция начинается с малого

 

За последнее десятилетие все уже привыкли к тому, что ни один аукционный сезон не обходится без «русской сенсации». Однако сентябрь 2007 года удивил даже опытных аукционеров. Собрание русского искусства, принадлежащее чете Вишневская–Ростропович, было выкуплено за неслыханные деньги — ¤52 000 000 (неофициальные источники утверждают, что сумма сделки превысила $100 000 000).

Эксперты уверены: русское искусство еще не достигло своего ценового предела. Финальные цены, в несколько раз превышающие эстимейт, — твердая тенденция последних лет, говорящая о том, что интерес к русской живописи возрастает год от года. Бум на рынке русского искусства только начинается, и то, что сегодня стоит сотни тысяч, завтра уйдет за миллионы. Вполне возможно, что уже этот осеннее-зимний сезон преподнесет новые сюрпризы: сенсационная продажа коллекции Ростроповича–Вишневской как следует разогрела рынок. Азарт покупателей может существенно повлиять на финальные цены — и это, как ни странно, касается именно тех художников, эстимейт на работы которых и без того достаточно высок.

СЕНСАЦИИ ПРОДОЛЖАЮТСЯ

А. Бенуа. Рыбачьи лодки. 1909. Акварель. 50,0 х 65,0. Эстимейт ¤17 500–19 500. Лот продан за ¤20 500. Stockholms Auctionsverk, 10 октября 2007

Этот вывод подтверждают результаты недавно прошедших торгов на Stockholms Аuctionsverk (торги состоялись 10 октября). Достаточно беглого взгляда на результаты продаж, чтобы убедиться: русское искусство действительно дорожает на глазах. К примеру, «Осенний пейзаж» Юлия Клевера был продан за ¤175 000 при эстимейте в ¤43 000–45 000 (при том, что это не самая характерная для художника работа). Этюд «Окраина соснового бора», атрибутированный как работа Ивана Шишкина, при эстимейте в ¤5400–6400 ушел за ¤57 600. И это не окончательная цена: если будет получено экспертное подтверждение того, что этюд действительно принадлежит кисти великого пейзажиста, стоимость работы возрастет в несколько раз. Самыми дорогими лотами традиционно стали работы Айвазовского. Это небольшой холст «Корабли у Ялтинского берега» (эстимейт ¤190 000–240 000, продажа — ¤680 000) и картина «Поэты-классики Древней Греции у воды под Луной» (продана за ¤1 000 000 при эстимейте ¤400 000–425 000). Но наиболее впечатляющий ценовой рывок совершил рисунок А.Е. Яковлева. Рисунок позволяет предположить, что на нем изображена племянница художника Татьяна Яковлева. При эстимейте в ¤27 000–32 000 цена продажи составила ¤370 000. Справедливости ради нужно отметить, что, хотя эта работа и стала настоящей сенсацией этих торгов, все же самым заметным лотом был портрет Левитана кисти Поленова. Работа из частной коллекции Шмаровина, долгое время считавшаяся утраченной, обнаружилась в Англии. Это великолепный портрет, имеющий историческое и музейное значение, так что покупателя остается только поздравить с удачным приобретением. Кроме экспертного заключения к портрету прилагается его репродукция, напечатанная в дореволюционном издании. Правда, сумма сделки ненамного превысила начальную цену (продан за ¤500 000 при эстимейте в ¤320 000–375 000), но картина, без сомнения, имеет большой ценовой потенциал; возможно, уже через год портрет будет стоить дороже в два или в три раза.

КАК ДОРОЖАЮТ ИМЕНА

Суммы сделок ошеломляют, и создается впечатление, что для собирателя со средними доходами доступ к русскому искусству закрыт. Но это не так. Кроме Айвазовского, Шишкина и Поленова в русской живописи XIX–XX веков есть много замечательных, но пока еще малоизвестных, а потому недооцененных художников. Их работы по уровню мастерства, историческому и музейному значению не уступают «раскрученным» именам, но при этом стоят в десятки раз меньше. Именно на работы этих художников стоит обратить внимание тому, кто мечтает о собственной коллекции, но не располагает средствами, чтобы покупать живопись на Sotheby’s и Christie’s. Особый интерес эти работы представляют для коллекционеров, которые рассматривают собирание живописи как выгодное вложение средств.

С. Калмыков. Фантастический пейзаж. 1961. Холст, масло, 75,0 х 88,0. Эстимейт £5000–7000. Лот продан за £41000. Sotheby’s, 20 мая 2005

Начиная собирать живопись, не нужно забывать о том, что знаменитые ныне художники некогда были мало известны ценителям и стоимость их работ была в десятки раз ниже. Имена создаются не сразу — таков закон художественного рынка. Но не стоит опасаться, что работа, купленная сегодня, наберет «ценовой вес» лишь спустя полвека. Ведь цены растут не только на работы именитых мастеров, а на все русское искусство; это подтверждает история продаж последнего десятилетия.

Так, например, в начале 2000¬х годов в одной из петербургских галерей было продано несколько работ Роберта Фалька в среднем по $30 000–40 000 каждая. Через год цена этих картин выросла ровно в десять раз, а сегодня произведения Фалька стоят не меньше полутора-двух миллионов. Еще пятнадцать лет назад хорошую работу Коровина или Репина можно было приобрести за $10 000–15 000. Теперь же их стоимость колеблется в зависимости от известности картины от $800 000 до $3 000 000. Еще 10 лет назад работы Альберта Бенуа, мастера акварели, одного из братьев знаменитой семьи Бенуа, можно было купить за $300. Нынешней осенью его акварели на Stockholms Auktionsverk стоили уже от ¤12 000 до ¤20 500.

АВАНГАРД: ОТКРЫТИЯ ЕЩЕ БУДУТ

В истории русской живописи есть множество замечательных художников, творчество которых представляет собой важную веху в развитии отечественного искусства. Они пока еще мало представлены на аукционах и начальная их цена, как правило, не превышает ¤15 000–20 000. Что же это за имена? Возьмем, к примеру, незаурядного художника Рудольфа Френца, чей творческий метод лежал на стыке авангарда и реализма. Коллекционерам почти неизвестно это имя, потому что картины Френца пока что не появлялись на торгах. А между тем многочисленные его работы находятся в собраниях Русского музея и Третьяковcкой галереи.

Кто-то может возразить, что работы авангардистов уже не столь привлекают покупателей, как раньше. Доля правды в этом есть: бессчетные скандалы, связанные с разоблачением подделок, охладили, если не сказать заморозили, интерес коллекционеров к этому явлению не только русской, но и мировой художественной культуры. Хотя некоторые работы, появляющиеся на аукционах, уходят с торгов по астрономическим ценам (так, два театральных эскиза А. Экстер были проданы по цене свыше ¤300 000 каждый), коллекционеры предпочитают не связываться с малоизвестными картинами даже именитых художников. Однако не стоит забывать о том, что русский авангард не исчерпывается пятью¬десятью громкими именами. Есть менее известные мастера, чье творчество представляет собой отдельное явление в этой области русского искусства.

Например, такой яркий художник первой трети двадцатого века, как Георгий Якулов. Друг Есенина и Айседоры Дункан, он прославился декорациями к постановкам Мейерхольда и Таирова, знаменитым портретом актрисы Алисы Коонен. Он пока еще редкий «гость» на аукционах; за последние годы была лишь одна продажа его работы (французский аукционный дом Claude Boisgirard). Или Сергей Калмыков. Ученик Петрова-Водкина и Малевича, в юности он находился под сильным влиянием своих учителей. Но в дальнейшем открыл свой собственный путь в искусстве, кардинально отличающийся от признанных школ русского авангарда.

Выставки его работ, прошедшие в Москве и Санкт-Петербурге в 2003–2006 годах, показали действительный масштаб его таланта, не уступающего признанным именам. Хотя художник был чрезвычайно плодовит и прожил долгую и полную событиями жизнь, работы его редко появляются на торгах и вполне доступны для представителей среднего класса. За последние три года на аукционах было всего лишь четыре предложения работ Калмыкова с начальными ценами от ¤7000 до ¤17 000.

АУКЦИОНЫ ЕВРОПЫ — КЛОНДАЙК ДЛЯ СОБИРАТЕЛЯ

Знаменитые аукционные дома Sotheby’s и Christie’s специализируются в основном на известных именах и отличаются высокими ценами. Похожей политики придерживаются и британские аукционы Bonhams и MacDougall’s. Эстимейт зависит не только от известности художника, но во многом от предпродажной рекламы. Финальные цены на некоторые картины так высоки, что вряд ли их удастся превысить в будущем. Любой коллекционер согласится: чем вкладывать миллионы в подобные работы, лучше приобретать недорогие картины малоизвестных, но выдающихся мастеров отечественной живописи. Но как узнать, где в следующий раз «всплывут» Френц, Калмыков, Кудряшов, Софронова и другие?

Однако даже беглый обзор рынка показывает: перспективные и доступные работы надо искать не на крупных аукционах. Тем более что кроме них существует множество других аукционов, занимающихся русской живописью. Такие, например, как скандинавские аукционы Uppsala и Stockholms Аuctionsverk, аукционные домаBukowskis в Швеции и Финляндии. Там появляются картины из частных собраний русских эмигрантов, осевших в этих странах после революции, а также картины из современных российских собраний. Кроме того, русскую живопись можно найти на немецком аукционе Lempertz, французском Aguttes, швейцарском Koller. Там представлены работы художников — представителей первой волны эмиграции. Особенностью всех этих торгов является низкое первоначальное предложение и практически полное отсутствие какой бы то ни было рекламы. При известном везении и сноровке там можно купить за вполне умеренную цену картины даже дорогих художников. Так, например, на торгах Bukowskis в Хельсинки осенью 2006 года появилась работа Константина Коровина «Баржи на Сене» (эстимейт ¤23 000–25 000, цена продажи — ¤212 000). И хотя сумма сделки довольно велика, такая цена для этой работы — далеко не предел. В отличие от многочисленных коровинских работ парижского периода «Баржа на Сене» поражает свежестью и вдохновенным исполнением. Дело в том, что, живя в Париже, Константин Коровин испытывал нужду и был вынужден писать новую картину чуть ли не каждый день, что влияло на уровень живописи не самым лучшим образом. Вполне возможно, что через пару лет эта замечательная работа появится на Sotheby’s или Christie’s с эстимейтом около полумиллиона евро.

На весеннем аукционе Bukowskis была представлена превосходная работа Сергея Калмыкова «Девушка с лирой», представляющая собой образец зрелого творчества мастера. Начальная цена на эту картину составляла ¤10 000–15 000. Какова была финальная цена, неизвестно, так как информации о продаже в онлайн-каталоге нет. Но, судя по данным Артнета, лот продан. Скорее всего, имела место послеаукционная продажа.

Из всего вышесказанного следует вывод, что собирание коллекции — занятие, требующее не столько азарта, сколько серьезного и вдумчивого поиска. Нужно тщательно собирать информацию, терпеливо просматривать онлайн-каталоги всех европейских аукционов средней руки — они публикуются на сайтах аукционных домов за месяц до торгов. Эти аукционные дома предоставляют в онлайн-каталогах сведения об экспертах и атрибуциях, а фотографии работ в них отличаются высоким качеством. Небольшие аукционные дома в Европе тщательно следят за своей репутацией, и непременным условием принятия картины на европейский аукцион является наличие искусствоведческой и технологической экспертиз. 

В начало раздела "Разное">>>