Логотип


Охотничья тема в русском искусстве

Любопытно, что русские живописцы, многие из которых были охотниками, отдавали предпочтение мирному пейзажу, портрету, историческим или религиозным сюжетам. Даже во время наибольшей популярности жанра (вторая половина XIX–начало XX века) было написано не так много хороших картин, а художников этого жанра не наберется и двух десятков. А спрос на «охотничью тематику» был велик. Вот почему даже не очень хорошие картины находили своего покупателя.

Компотьер и роспись на дне чаши внутри компотьера. ИФЗ. Сер. XIX в. Повтор утраченных предметов охотничьего сервиза XVIII в. из Гатчинского дворца. «Сокровища Петербурга», С.-Петербург

Охота — занятие по большей части мужское, а охотничьей живописью интересовались мужчины, которые сами знали в охоте толк. Чтобы заинтересовать их своими работами, художник должен был в совершенстве знать анатомию изображаемых животных, разбираться в повадках диких зверей и способах охоты на них. При оценке художественного произведения талант и мастерство живописца едва ли играли главную роль, для него намного важнее было не ошибиться в изображении профессиональных деталей того или иного вида охоты. Имеющие хорошую репутацию мастера охотничьего жанра могли рассчитывать получить заказ на изображение сцен с участием высокопоставленных особ (например, охоты Александра II, в советское время подобным образом изображали Сталина, Ворошилова и пр.). Распространены были и заказы портретных изображений любимых животных.

Например, анималист Швабе много раз писал портрет любимого сеттера Александра II по кличке Милорд. Сверчков вошел в историю русской живописи, как создатель жанра конского портрета. Его ценили за умение передавать все стати, масть и даже характер своих «моделей». Он написал более 500 изображений самых знаменитых верховых лошадей и рысаков. Им же были созданы конные портреты четырех русских императоров: Николая I, Александра II, Александра III, Николая II.

Другим известным рисовальщиком коней, собак и охотничьих сцен был Френц. Со времен правления Александра II до 1910-х годов он проживал в Гатчине. Его дом находился недалеко от императорской псарни, куда часто и наведывался художник. Его умелые изображения борзых и гончих принесли Френцу славу замечательного художника-анималиста.

Большинство художников охотничьего жанра были академиками, преподавателями или выпускниками Академии художеств. Однако, несмотря на их приверженность традициям академизма и салонной живописи, большая часть охотничьих сцен выполнена с нарушением основных законов академизма (например, не соблюдалось правило идеализации действительности). Законы жанра вынуждали мастеров сосредоточенно вглядываться в мир природы, изучать животных и все увиденное точно фиксировать на полотне. Заказчики хотели видеть изображение того, за что они так любили охоту: томление во время ожидания появления дичи, увлекательность действия, готовность идти на риск, бешеные погони за диким зверем и усталость после завершения охоты.

Изображая охотничьи сцены, художники-академисты использовали приемы реалистической живописи, что противоречило основным принципам их представлений о живописи. Оставаясь на позициях академизма было очень сложно соблюсти все правила охотничьего жанра, но, выйдя за круг академической живописи, художник оказывался в пространстве, где живопись на охотничью тему мало кого интересовала. Это противоречие — следствие противоречивости русской культуры XIX века. Его сознавали художники, но разрешить не могли, а следствием было то, что ни о каких новациях в охотничьем жанре не шло и речи. Зато было высокое профессиональное мастерство: хороший рисунок, продуманная композиция, несколько суховатый колорит и изображение захватывающего действия. Работы художников охоты высоко ценили, но после смерти, их имена быстро забывались, после революции часть их картин осела в музейных запасниках, другая — расползлась по частным коллекциям.

Компотьер и роспись на дне чаши внутри компотьера. ИФЗ. Сер. XIX в. Повтор утраченных предметов охотничьего сервиза XVIII в. из Гатчинского дворца. «Сокровища Петербурга», С.-Петербург

Еще десять лет назад о Сверчкове, Зичи, Самокише, графе Муравьеве, Каразине, Кившенко знали только специалисты. Интерес к ним возродился благодаря стараниям отечественных антикваров. Сегодня спрос на живопись охотничьего жанра велик и, как следствие этого, все реже и реже в антикварных салонах можно встретить действительно качественную живопись.

Дефицит русской охотничьей живописи на антикварном рынке заполняют за счет картин западноевропейских художников, которых сохранилось намного больше, а средний уровень живописи выше. Примечательно и то, что многие «русские» мастера охотничьего жанра были иностранцами. Возможно, неприятие этой темы нашими художниками связано с древними этическими традициями, восходящими к мастерам иконописи. Они относились к своему ремеслу, как богоугодному делу. Для них слова Достоевского, — «красота спасет мир», — имели почти сакральный смысл. Поэтому в русской живописи мало сцен насилия и жестокости. Охотничий жанр, как способ любования проявлением звериных страстей был чужд этическим идеалам художников. Его самый популярный сюжет — завершающий миг борьбы между жертвой и охотником, момент наибольшего накала сил и страстей. Лучшей иллюстрацией этого служат изображения псовой охоты на волка. Обычно художник воссоздавал миг, предваряющий завершение охоты, когда борзые уже настигли волка, одна из них приготовилась вцепиться в горло жертвы, а другая — в загривок, а охотник готов соскочить с коня и, схватив волка за заднюю лапу, вонзить клинок в левый бок. У художника Каразина есть рисунок с изображением киргизской охоты на волка с плетью.

Суть ее состояла в том, что двое охотников выезжали в степь на охоту, вооружившись только плетьми. Этими плетьми они и забивали свою жертву до смерти. Чтобы создавать подобные картины, нужно было быть в большей степени охотником, чем художником, либо профессионалом с холодным сердцем, готовым изобразить все, что закажут. Среди русских художников расчетливые ремесленники от живописи встречались редко, зато было много художников по призванию, которые если и обращались к теме охоты, то изображали не кровавые сцены, а красоту дикой природы, или проявляли интерес к зарисовкам бытовых сцен охотничьих вылазок.

Вавилов М.П. Охота в России во всех ее видах. Охотничья энциклопедия. М., 1873 г. Типография Иогансона. Это издание в концеXIX–начале XX вв считалось наиболее полным и авторитетным, отсюда его популярность. Сегодня экземпляров книги в хорошей сохранности осталось не так много. «Старая книга», С.-Петербург

Одна из самых популярных русских картин — «Охотники на привале» Перова, где автор перенес внимание с охотничьего действия на сцену рассказа о нем во время отдыха охотников. В чистом виде это уже не классическое изображение охоты, а возникновение нового жанра, обыгрывающего тему охоты. Но чаще всего русские художники использовали охотничьи мотивы исключительно для оживления пейзажей, в которые вводились изображения диких животных или бредущих охотников с собаками. Таких работ много, создавали их как художники охотники (граф Муравьев, Похитонов, Маковский), так и пейзажисты (Клевер, Шишкин).

С точки зрения развития охотничьей живописи особый интерес представляют иллюстрации к четырехтомному труду Н.И. Кутепова «Великокняжеская, царская, императорская охота на Руси» (1895–1911 годы). В дорогом, помпезном, очень красивом издании подробно рассказывается об охотничьих традициях со времен древней Руси до правления Николая II. По богатству материала и серьезности исследования книга сравнима с «Историей России» С.М. Соловьева, а по красочности издания и качеству иллюстративного материала это издание уникально.

Иллюстрации к первому тому выполнил один из классиков русского охотничьего жанра Н.С. Самокиш. Его рисунки — демонстрация умения художника и охотника изображать драматические, напряженные моменты единоборств человека с диким зверем. Он создал образы русских воинов, подобных былинным богатырям, которые в часы отдыха от жестоких сражений выезжали развлечься охотой на исполинских зубров и медведей.

Предложенные Самокишем образы древнерусских охотников стали классикой для русской иллюстрации. Он был одним из первых создателей мифа о добрых, гордых, могучих витязях, способных в одиночку биться с любым противником. В создании иллюстраций ко второму тому «Царской охоты» помимо Самокиша приняли участие В.М. Васнецов, В.И. Суриков, И.Е. Репин, К.В. Лебедев, Ф.А. Рубо, А.П. Рябушкин. Им нужно было воссоздать своеобразие охотничьих забав царя-охотника и поэта Алексея Михайловича. Величайшей из страстей царя была соколиная охота.

Любой царский выезд на охоту был организован подобно сакральному праздничному действию, каждая из деталей которого была продумана до мелочей. При воссоздании охотничьих сцен с участием Алексея Михайловича художники привлекли сохранившиеся от ушедшего времени костюмы, рисунки, использовали литературные источники и советы историков. Так родились рисунки, в которых соединились стремление к точности изображения деталей одежды, оружия, церемоний XVII века и поэтическая фантазия художников: «Выезд Царя Алексея Михайловича на соколиную охоту», «Пожалование из рядовых сокольников в начальные», «Пир Царя Алексея Михайловича с ближними боярами в объезжем поле», «Отведывание соколов под селом Коломенским стольником и московским ловчим с начальными и рядовыми сокольниками».

Найденный подход отношения к царской охоте, как праздничному действию, имеющему сродство с маскарадом, в третьем томе только усилился. Этому в немалой степени способствовало участие в его оформлении художников «Мира искусства»: А.Н. Бенуа, Е.Е. Лансере, Л.С. Бакста, Л.О. Пастернака, В.А. Серова. Для них тема охоты стала лишь предлогом для изображения роскошных костюмов и праздничных кавалькад, своеобразия манер и этикета, красоты парков и архитектуры «галантного века». Многие из этих художников никогда не интересовались охотой, что не помешало им создать замечательные рисунки на охотничью тему. Выход третьего тома стал настоящим событием в художественной жизни России, а работы Серова и Лансере следует отнести к одним из лучших из того, что было создано на охотничью тему. Например, темпера Серова «Петр II и Цесаревна Елизавета на псовой охоте». Самые яркие страницы тома связаны с историей об императоре Петре II.

Вавилов М.П. Охота в России во всех ее видах. Охотничья энциклопедия. М., 1873 г. Типография Иогансона. Это издание в конце XIX–начале XX вв считалось наиболее полным и авторитетным, отсюда его популярность. Сегодня экземпляров книги в хорошей сохранности осталось не так много. «Старая книга», С.-Петербург

Из всех царственных особ XVIII века он был самым страстным охотником. Уже в первый год своего царствования в возрасте 11 с половиной лет от роду он охотился по три раза в неделю. Страсть к этому занятию привела к тому, что Петр II перебрался из Петербурга в Москву, где были самые лучшие охотничьи угодья, где он со всей страстью предавался псовой охоте вплоть до скоропостижной смерти в 15 лет. Четвертый том посвящен императорской охоте XIX века. В этот период был еще один выдающийся охотник Александр II. Он любил охоту на медведя, им собственноручно было убито около 150 медведей.

В отличие от предыдущих времен Александр II имел придворного художника Зичи, который, непосредственно выезжая с ним на охоту, документировал «подвиги» императора. Рисунки этого мастера наряду с другими мастерами охотничьего жанра вошли в заключительный том, который в целом оказался слабее трех предыдущих. Пристрастие художников к реализму и академизму, отсутствие в работах поэзии описываемого времени. Сосредоточенность на верности реальным охотничьим фактам сделали эту книгу в художественном отношении значительно слабее предыдущих.

9 марта 1865 года, возле Лисино Александр II убил медведя, который стал самым известным зверем из застреленных российскими царями. Изображение этого медведя было отлито в бронзе по модели Н.И. Либериха. Фигурка стала популярна, ее многократно повторяли, сначала в бронзе, потом в керамике и чугуне. Образцы лисинского медведя отлитые в чугуне вплоть до наших дней воспроизводятся на Каслинском заводе.

Бронзовые, чугунные и керамические медведи Либериха можно найти во многих антикварных салонах. Это не единственный из случаев, когда модель Либериха первоначально отливали в бронзе, а затем воспроизводили в другом материале. То же самое произошло с чернильным прибором «Медведица», который сегодня относится к числу наиболее часто встречающихся бронзовых предметов на охотничью тему. Саму же медведицу можно увидеть любого размера и в любом исполнении (в бронзе, фарфоре и т.п.). Например, в виде настольного чернильного прибора.

Во второй половине XIX века настольные бронзовые композиции и пластика на охотничью тему пользовались большим спросом. Из скульпторов того времени самый популярный Е. Лансере — автор большого количества различных фигур и композиций, которые можно встретить в любом художественном музее, но сложно найти в антикварном салоне.

Заслуженной славой пользуются работы А.Л. Обера, одной из работ которого было дано следующее описание: «”Борзая с лисицей” принадлежит к числу самых значительных и талантливых произведений Обера. В ней мастерски переданы не только характерные образы животных, но и продемонстрировано знание автором особенностей охоты.

Борзятник. Фабрика Верфеля. Кон. XIX в. Бронза, литье. Маркировка: «Грачев». «Александр Арт», Москва

Поиместая борзая изображена в решающем прыжке; ее задние лапы еще не успели коснуться земли, а щипец уже прочно вцепился в шею лисицы. Зверь взят по месту — самый драматичный момент всего действа, захватывающий жесткой красотой победы. Группа очень выразительна по своей композиции, хорошо смотрится с разных сторон. Не одно поколение охотников любовалось профессиональным исполнением этой сцены. Большое мастерство Артемия Лаврентьевича сказалось не только в поисках продуманной компоновки группы, но и в декоративной обработке шерсти собаки и в некоторых деталях пейзажа». Были и другие мастера малой пластики, по чьим моделям на фабриках Шопена и Верфеля отливались бронзовые скульптурные группы, которые пользуются спросом и сегодня.

Во все времена были популярны изображения охотничьих сцен и на фарфоре. Здесь большую роль сыграло подражание западноевропейским мастерам. Хорошо известен «Охотничий сервиз», изготовленный на Мейсенской мануфактуре и преподнесенный в подарок Екатерине II.

Несколько позже в подражание этому сервизу был изготовлен «Охотничий сервиз» на Императорском фарфоровом заводе. Сцены охоты и рыбалки украшали многие русские фарфоровые предметы второй половины XVIII века, и каждый раз прототипом росписи были западные фарфоровые предметы или гравюры. Любили также копировать и европейские фарфоровые фигурки охотников. Когда же время подражания западноевропейским образцам закончилось, куда-то пропали и охотничьи сцены, уступив место букетам цветов, незамысловатым пейзажам и сценам из деревенской жизни.

Одной из областей антикварного интереса к теме охоты по праву считается оружие. Однако, к сожалению, в силу многих причин, антикварным оружием в России занимаются только несколько специализированных магазинов. Русские же старинные охотничьи ружья и ножи — большая редкость.

В основном продаются западноевропейские образцы. Хотя, говоря по правде, европейские охотничьи ружья предпочитали в XIX веке и сами охотники.

Магазинов, специализирующихся на охотничьей тематике, в России нет. Зато есть антикварный аукцион, который проводит аукционный дом «Гелос». Он проходит в начале ноября и посвящен открытию охотничьего сезона.

Коллекционерам антикварных предметов, имеющих отношение к охоте, можно посоветовать чаще заходить в антикварные лавки и салоны, и тогда обязательно удастся найти какой-нибудь замечательный предмет: картину или гравюру, книгу, бронзовую фигуру, сцену охоты, изображенную на дверце старинного шкафа, рожок для пороха или роскошное старинное ружье. 

В начало раздела "Разное">>>