Логотип


Металлические раритеты с лаковой росписью

В истории материальной культуры России такой вид декоративно-прикладного искусства, как лаковая роспись на металле (листовом железе), занимает не самое последнее место, хотя металлические подносы XIX века, украшенные лаковой росписью, практически ничего не говорят большинству покупателей антикварных предметов и не ассоциируются с памятниками русской старины. В лучшем случае могут вспомниться традиционно используемые в быту современные жостовские и уральские подносы с яркой, празднично красочной цветочной росписью.

Учитывая то обстоятельство, что старых лаковых изделий из металла до настоящего времени сохранилось очень мало, а те немногие из них, которые можно видеть в антикварной продаже, не имеют какого-либо спроса, необходимо совершить небольшой экскурс в историю развития лаковой росписи в России. Рассматривая наиболее интересные в художественном и временном отношении центры производства, нужно обязательно назвать и имена известных мастеров-живописцев и профессиональных художников, оставивших свой легендарный след на страницах русского искусства. В качестве иллюстративного и информационного материала использованы экспонаты из фондовых коллекций Всероссийского музея декоративно-прикладного и народного искусства и его филиала - Музея народного искусства им. С.Морозова, а также некоторые предметы комиссионной продажи в антикварных магазинах.

Лаковая роспись на металле относится к одной из отраслей художественной промышленности, которая использует традиционную технологию ручного изготовления предметов повседневности. Закрытие к середине XIX века практически всех крупных и мелких лакировальных фабрик Западной Европы, связанное с изменением конъюнктуры европейского рынка в области изготовления художественных бытовых предметов, сделало российские лаки единственным наследником европейских производств по выпуску лаковых предметов функционального назначения. Уникальная природная синкретичность лакового искусства органично сочетает станковые и декоративные принципы в художественном решении одного предмета. Расписные железные подносы - обычные предметы каждодневного использования и в то же время - настоящие произведения искусства и памятники культуры. Подносы, как и любые другие артефакты, прекрасно отражают временной срез своей эпохи. Их жанровая живопись и манера художественного исполнения хорошо показывают различные стилевые направления в искусстве, моду и вкусы разных социальных слоев русского общества. Сцены мифологического и исторического характера, круг популярных тем "из народной жизни", изображения романтических пейзажных ландшафтов, роскошных букетов из садовых и полевых цветов, праздничных натюрмортов из груш, яблок и винограда - все это многообразие "старинного художества" можно встретить на железных подносах с лаковой росписью. Расписанные по большей части не известными сегодня художниками-живописцами и мастерами "лакирного дела" из крепостных "крестьян-промышленников" или "работного заводского люда", они сохранили для нас драгоценную информацию о материальной и духовной культуре России прошедших эпох и являются важными вещественными источниками в понимании оригинального синтеза национальной специфики и европейских традиций в этом виде декоративно-прикладного искусства.

Не касаясь общей истории происхождения лаковой живописи, которая зародилась в древние времена в Китае и Японии, и не рассматривая истоки ее появления в Европе во второй половине XVI-начале XVII века, необходимо сказать о том, что лакированные изделия как престижные предметы обихода появились в нашей стране в XVIII веке, в период активной европеизации России. Проникавшие из Европы культурные инновации способствовали появлению совершенно новых производств, выпускавших не известные ранее бытовые изделия - ковры и шпалеры, предметы из майолики, фарфора, стекла, которые сразу же становились широко востребованными в придворных кругах русского общества. Общеевропейское увлечение дорогими лаковыми вещами, имевшими статус респектабельных аксессуаров жизни, привело к распространению моды на них и в России, что дало толчок к возникновению первых отечественных "лакирных" производств и появлению искусства лаковой росписи на папье-маше, дереве и железе. Другой причиной появления в русской жизни лакированных подносов, впрочем, так же, как и первых самоваров уральского промышленника А.Ф.Турчанинова (Троицкий завод), украшенных цветочной росписью с использованием позолоты, трельяжными сетками, "китайскими пейзажами" по цветным фонам, было активное распространение в России традиции чаепития, которая позднее утвердилась в качестве русского национального обычая.

Первые русские металлические изделия с лаковой росписью, и прежде всего подносы, появились в середине XVIII века на Урале, на Нижнетагильском заводе, являвшемся вотчиной известнейшей семьи русских сановников и крупнейших промышленников Демидовых. Знаменитый путешественник, академик П.С.Паллас, посетивший Нижний Тагил в 1770 году, писал в своей книге "Путешествие по разным местам Российского государства" (СПб., ч. 2, кн. 1, 1770): "...Художество, в коем с немалою пользою здешние упражняются жители, есть лакирование: наводят лак на медные и железные чайники, на деревянные чашки, стаканы, подносные доски и прочее". В 1790 году в Нижнем Тагиле насчитывалось двенадцать "лакировочных фабрик", которые выпускали разнообразную домашнюю утварь из железа с лаковой росписью. Активное развитие небольших частных "лакирных" мастерских инициировала политика владельцев завода, заинтересованных в максимально широком сбыте на месте выпускаемого металла и в первую очередь бракованного листового железа. На бракованных металлических листах ставилось клеймо "БРАКЪ НТЗ". Именно из такого железа, прекрасно подходившего для бытовых целей, и изготавливались различные предметы с лаковой росписью. Широкая мода на лаковые вещи в России, и прежде всего в Санкт-Петербурге и Москве, делало перспективным новое художественное ремесло. Это заставило Н.Н.Демидова, владельца Нижнетагильского завода, всерьез задуматься об организации учебного заведения и строительстве собственной фабрики по выпуску лакированных вещей.

В период с 1806 по 1820 год при Нижнетагильском заводе существовала специальная "школа живописи на железе и лакирования железных вещей", организованная выпускником Императорской Академии художеств В.И.Албычевым по личному распоряжению Демидова. Это было второе в России художественно-учебное заведение для крепостных после известной школы живописи академика А.В.Ступина в городе Арзамас Нижегородской губернии. Нижнетагильская заводская школа готовила специалистов по лаковой росписи на железе и меди для будущей господской фабрики в заводском поселке. Именно деятельность этого учебного заведения, преподавание в котором после Албычева вели крепостные люди Демидова - Я.Арефьев и П.Баженов, имевшие столичное образование и опыт обучения за границей, способствовала распространению академических основ в художественном образовании местного населения и, соответственно, определила высокий уровень качества изготовленных в домашних мастерских изделий с лаковой росписью. Это же обстоятельство способствовало кратковременному, но очень мощному расцвету этого вида художественной деятельности ("нижнетагильской школы" в широком понимании этого слова) в истории промышленного искусства Урала первой половины XIX века.

История сохранила имена наиболее известных крепостных живописцев Демидова, чьи расписные лаковые изделия сегодня представляют большую историко-культурную ценность. Искусством лаковой росписи славились такие мастера, как Сидор и Василий Дубасниковы, Терентий Перезолов и семья Худояровых, в роду которых было несколько поколений талантливых мастеров лакового дела. Худояровы занимали особое положение в иерархии тагильских живописцев последней четверти XVIII-первой половины XIX века, так как им приписывалось изобретение знаменитого "хрустального" лака, отличающегося особой прозрачностью и необыкновенной прочностью. Именно Андрей Худояров (1722-1804) и его сыновья Федор (1740-1828) и Вавила (?-1794) работали в 1780-х годах по заказу Н.А.Демидова над украшением интерьеров его особняков в Москве и Санкт-Петербурге. На стенных деревянных панелях одного из помещений московского слободского дома они с большим профессиональным мастерством и "живостью" изобразили птиц и бабочек. Эти выполненные в "китайском вкусе" лаковые росписи очень понравились самому хозяину дома, который наградил братьев ценным подарком (кушаки, шапки и сукно на кафтаны), а их отца - мастера "лакирных дел" и владельца мастерской по изготовлению расписных железных предметов - освободил от обязательных заводских работ. В фондах ГИМа находится уникальный, прекрасно сохранившийся образец лаковых изделий Ф. и В.Худояровых - большой медный стол середины 1780-х годов. Его столешница по белому фону расписана "индустриальными пейзажами", изображающими различные строения Нижнетагильского завода и прилегающих к нему окрестностей. Старые мастера, стремясь не отстать от заграничной моды и желая придать стильность и изысканность бытовому изделию из металла, покрыли всю свободную от живописи поверхность стола белой краской, подражая в его общем колористическом решении внешнему виду дорогих фарфоровых предметов и эмалевых вещей с росписью. Эти факты свидетельствуют о прочном укоренении новой для российской культуры XVIII века европейской эстетики, диктовавшей в украшении интерьерных предметов не использовавшиеся ранее принципы декорирования, и об ее влиянии на творческое мышление уральских мастеров.

Уральских лаковых изделий из металла первой половины XIX века сохранилось очень мало. Наиболее показательные и ценные с художественной точки зрения - подносы первой четверти XIX века с живописью на исторические и мифологические темы на дне ("зеркале"). Это настоящие картины-копии на металле, позволяющие человеку того времени адекватно представить всю мощь и силу таланта прославленных отечественных и зарубежных художников и оценить мастерство собственных лаковых дел мастеров. В этот период высоко котировались те живописцы, которые наиболее точно сохраняли все художественные особенности копируемого полотна и в чьих работах не было отмечено ни малейшего умаления достоинства картины-оригинала. Подносы такого уровня, в основном, сосредоточены в музейных собраниях, и два самых известных из них - в коллекции Государственного Эрмитажа. Живопись на одном из них представляет собой копию с картины А.П.Лосенко "Прощание Гектора с Андромахой", а на втором - с гравюры С.Ф.Галактионова "Итальянские фонтаны в Нижнем парке Петергофа".

Самые ранние тагильские подносы были громоздкими и тяжелыми, прямоугольной формы, с приклепанными с внешней (оборотной) стороны дна перекрещивающимися металлическими прутами. Изготовленный отдельно просечной борт, украшенный рядом металлических шариков (так называемых "бусин"), вручную приделывался к днищу. С торцов подносы имели большие кованые ручки. Внешне такой поднос напоминал столешницу западноевропейского (английского) чайного столика и собственно таковым часто в быту и являлся. Роспись этих вещей несмотря на то, что она часто повторяет картины и гравюры разных художников, отличается высоким художественно-техническим уровнем исполнения, который сближает ее с позициями изобразительного искусства. Отдельные лакированные изделия с полным правом можно считать профессиональными живописными работами, выполненными в станковой технике. По своей художественной сути они являются оригинальными предметами интерьерного характера, и их живопись не имеет прямых прототипов в изобразительном искусстве. Фактически лаковая живопись на металлической вещи становилась аналогом обычной живописи на холсте, и для состоятельного заказчика любой такой предмет имел не только практическую, но и эстетическую ценность. И это неудивительно, так как подносы периода существования демидовской школы выполнены специально обученными живописному мастерству крепостными, многие из которых к тому же происходили из семей потомственных иконописцев.

Очень редки, практически уникальны в наши дни предметы второй трети XIX века - железные картины, столики (или столешницы), шкатулки, ящики для хранения денег (так называемые "кассы"), свадебные сундуки и подносы. Подносы этого времени становятся более легкими, меньшего, удобного для пользования размера, исчезают тяжелые пруты на дне, вместо массивных кованых ручек, возвышающихся над плоскостью подноса, практикуются фигурные просечные отверстия для прихвата. Поверхность вещей по-прежнему украшена сюжетной живописью на темы истории и военных событий - копиями с картин, гравюр и эстампов. За образцы берутся любые доступные оригинальные материалы, в том числе и те, что хранились в господском доме Демидовых. Встречаются также предметы с авторской импровизацией в виде романтических пейзажей и букетов цветов, выполненных в духе западноевропейской живописи.

На протяжении всей первой половины XIX века приоритетные позиции в лаковом деле, особенно в росписи подносов, сундуков, столиков и шкатулок, по-прежнему, принадлежали Худояровым - братьям Павлу (1802-186(?) и Исааку (1807-187(?), детям Федора Худоярова. Они имели свои мастерские, выполняли вещи на заказ по собственным эскизам с различными жанровыми композициями, расписывали церкви, писали портреты на железных листах и картины на холсте с изображением нижнетагильских заводских цехов, делали копии с полотен наиболее известных художников, разрабатывали образцы оригинальных сюжетов и орнаментов для других "лакирных" мастеров. Их лаковая роспись представляла собой полноценную станковую живопись на металле, отвечающую принципам академического искусства.

Однако после закрытия нижнетагильской школы, в 1830-60-е годы, в работах большинства мастеров лаковой росписи на металле явно просматривается общая тенденция снижения художественно-технического качества выпускаемой продукции. Новое поколение "лакирных" мастеров, не имея уже академических знаний и профессиональной выучки своих предшественников, было абсолютно свободным в композиционно-колористическом решении разнообразных сюжетных композиций. Эстетика предмета определялась уже не нормами стиля, как это было раньше, в период классицизма и ампира, а сложившимися на их основе вкусами местного населения. Интерес к реальному миру и повседневной действительности становится характерной темой для "лакирного" ремесла того времени и соответствует идейно-содержательным принципам наступившей эпохи Историзма. Именно это обстоятельство привело к доминированию чисто бытовых сценок на изделиях с лаковой отделкой - свиданий, гаданий, сватовства, материнства, семейного досуга, охоты, отдыха на природе. Сюжеты носят простой, обыденный характер, но всегда связаны с собирательными образами русского дворянства (иногда купечества), его усадебной жизнью. Живопись имеет характер самостоятельно придуманной тематической композиции, в ней преобладает индивидуальная фантазия автора, и начинают прослеживаться черты примитива. Мастера лакового дела, продолжая использовать технику станковой живописи, уже не могут технически правильно передать перспективу, объем и светотень, как того требует академическое искусство. Поэтому они упрощают сюжетные композиции, убирают из них воздушно-пространственную среду и используют систему параллельной перспективы, одновременно применяя иконописные пробела для создания иллюзии пространственного объема. Очень быстро вырабатывается новая стилизаторская манера, имитирующая пространство станковой картины и одновременно делающая любые изображения на предметах похожими на лубочную живопись. Все лакированные вещи второй трети XIX века, за исключением работ семьи Худояровых, представляют собой самобытный образец наивного искусства (живописного примитива), и именно эта особенность делает их сегодня наиболее актуальными в контексте научного интереса к культуре примитива как альтернативы "ученому" искусству.

Нижнетагильские лаковые изделия в первой половине XIX века находили самое широкое применение в быту местных уральских дворян, купцов и промышленников Сибири, богатого городского населения обширной русской провинции. Большими партиями они шли на Ирбитскую ярмарку, постоянно продавались в торговых рядах Макарьевской, а позднее и Нижегородской ярмарок. В центр предметы уральских мастеров попадали редко, а если и были известны, то как экспонаты первых Всероссийских мануфактурных выставок.

В то время в обеих столицах интенсивно развивались собственные "лакирные" заведения, которые выпускали красивые, с миниатюрной лаковой росписью табакерки, шкатулки, коробочки, кошельки и подносы из ставшего широко модным папье-маше. В 1820-1830-х годах в продаже появились лакированные металлические подносы. Производство жестяных подносов и посуды с лаковой росписью на территории европейской России впервые было осуществлено на фабрике Иоганна Муллерта в городе Митава Курляндской губернии (ныне город Елгава в Латвии). Отличительной особенностью ранних митавских подносов была лаковая живопись по светлым фонам, восходящая к традициям английских лаковых изделий на металле конца XVIII-начала XIX века. Высокое художественное качество этих подносов было широко известно в России, но их отсутствие в музейных коллекциях не позволяет охарактеризовать круг тем, использовавшихся в лаковой росписи митавской фабрики.

В 1830-е годы "лакировальные" фабрики Петербурга начинают одновременно с изделиями из папье-маше выпускать подносы из металла. В петербургском производстве лакированных подносов наибольший интерес представляют предметы с профессиональной декоративной росписью 1840-1850-х годов, выполненные в эффектной манере ретростилей - "второго рококо" и "шинуазри". Сейчас на антикварном рынке изредка можно встретить лишь подносы двух фабрик середины XIX века - Лабутина и Кондратьева - с фабричными клеймами, являющимися одними из наиболее ранних маркировок на лаковых вещах из металла. Для этих подносов характерна великолепная полихромная роспись в виде цветочных букетов с бабочками и птицами по черному фону. Также известно, что петербургские подносы украшались пейзажными изображениями с легкой асимметрией архитектурных строений, в некоторых изделиях эффектно сочетались цветочная роспись и прихотливый золотистый узор в виде "брызг", "трельяжных решеток", завитков и "раковин". Сегодня петербургские подносы легко распознаются по изящным элементам рокайльного декора, включенным в общую изобразительную композицию, высокому артистическому уровню профессиональной техники исполнения и наличию клейм.

Примерно в одно время с Митавой и Петербургом в Москве, в 1820-1830-х годах, также была предпринята попытка выпуска лаковых железных подносов. Она была связана с деятельностью жостовского крестьянина Филиппа Вишнякова, имевшего в эти годы собственную мастерскую по производству лакированных изделий из папье-маше в районе Сретенки. Заведение Вишнякова помимо табакерок и разных предметов из папье-маше первым начало выпускать и подносы из того же материала. По-видимому, скоро убедившись в непрочности "бумажных" подносов, Вишняков попытался наладить выпуск более прочных металлических подносов, тем более что прецедент изготовления железных изделий ему был известен по уральским, митавским и петербургским образцам. В указателе Петербургской мануфактурной выставки 1839 года уже есть сведения о вишняковских изделиях, произведенных из жести. Хотя этот опыт носил локальный, эпизодический характер и был ограничен временем жизни самого Вишнякова, его почин сыграл определяющую роль в дальнейшем развитии "подносного" производства и его обособлении от "табакерочного" дела, или, другими словами, от всей лаковой росписи на папье-маше.

Подносов московского изготовления первой половины XIX века сохранилось ничтожно мало, и все их принято условно относить к художественной продукции мастерской Филиппа Вишнякова, так как других производств того времени, выпускающих металлические подносы с лаковой росписью, не известно. В качестве примера можно привести два великолепных московских подноса: "Пожар дома Пашковых" и "Катание с ледяных гор на реке Неглинной", выполненных с гравюр по рисункам французского художника Жерара Делабарта, который в 1787-1810-х годах работал в России и создал серию видов Москвы. Художественные достоинства этих вещей свидетельствуют о том, что они были ориентированы на городскую культуру и соответствовали вкусам дворянского сословия, требовавшего высокого уровня живописного исполнения в стиле позднего классицизма.

Подносы, как и другие предметы дворянского интерьера, должны были обладать художественной ценностью произведений искусства. Поэтому их роспись выполнялась в технике многослойного письма масляными красками по загрунтованной поверхности металла и, по сути, являлась станковой живописью, а подносы - произведениями профессионального станкового искусства. Однако с художественной точки зрения живопись на ранних московских подносах, так же, как и на уральских, носила подражательный характер, поскольку это были копии с известных оригиналов. Как и в случае с табакерками и шкатулками из папье-маше, в качестве образцов для лаковой росписи подносов использовались наиболее популярные живописные произведения или гравюры русских и европейских художников. Однако это нисколько не умаляет их ценности, и совершенно очевидно, что подносы московского производства первой половины XIX века являются культурными раритетами. Во всяком случае, за последние 20 лет подобного рода предметы на антикварном рынке не продавались.

журнал 
"Антиквариат, предметы искусства и коллекционирования" 
№ 10 (11), 2003 г.

В начало раздела "Разное">>>