Логотип


Валентин Серов. Портрет Фаберже

Несколько лет назад частный коллекционер приобрел портрет неизвестного пожилого мужчины с бородой. На картине стояла подпись: Валентин Серов. Эксперты Государственной Третьяковской галереи подтвердили авторство Валентина Александровича Серова, но затруднились идентифицировать личность изображенного человека.

 

В. Серов. Мужской портрет (предположительно — Карл Фаберже). 1900-е. Холст, масло. 108,0 х 90,0. Слева внизу подпись автора. Частная коллекция, США

Однажды в руках у нынешнего владельца картины оказалась книга "Фаберже в Петербурге" (вышла в свет в конце 2004 года). Он был поражен портретным сходством выдающегося ювелира Карла Фаберже с персонажем портрета. Коллекционер попросил специалистов подобрать все имеющиеся изображения Карла Густавовича. Их оказалось не так много — иконографический ряд Карла Фаберже известен наперечет. Наиболее ценными для идентификации оказались фотографии с прижизненного бюста Фаберже, созданного в 1903 году немецким скульптором Йозефом Лимбургом. Лимбург обучался в Академии художеств в Ханау (Германия), вместе с сыном Карла Фаберже Евгением в начале 1890-х годов.

Комплект фотографий был отдан искусствоведам и экспертам-криминалистам. Были проведены необходимые процедуры замеров, расчеты соотношений различных частей лица. Особое внимание уделялось строению черепа. При компьютерном моделировании форма черепа человека, изображенного на портрете, идеально совпала с формой головы единственного известного скульптурного портрета ювелира. В судебной криминалистике это важный аргумент. Интерпретация полученных результатов позволила сделать вывод: изображенный на портрете мужчина и Карл Фаберже — одно и то же лицо. В пользу этого утверждения, помимо формы строения черепа, говорили форма ушей, носа, глаз, надбровных дуг.

Й. Лимбург. Бюст Карла Фаберже. 1903. Тонированный гипс. Архив Т. Фаберже

Искусствоведческий анализ, помимо выявления особенностей типичного широкого "серовского" мазка, сфокусировался на совершенно простом, скромном костюме портретируемого. По воспоминаниям современников и биографов, как раз такие предпочитал Карл Фаберже. Г.Ч. Бэйнбридж (первый биограф Фаберже) отмечал, что Карл Фаберже особо следил за чистотой рубашек, а его одежда напоминала костюм лесничего из богатого имения.

Однако отнюдь не простота костюма поражает в портрете. Зрителя притягивает необычный, магнетический взгляд персонажа картины. Нет ничего странного, что Серов мог писать портрет Карла Густавовича. Кисти Валентина Серова принадлежат портреты Эммануила Нобеля, семьи Юсуповых, наконец, Николая II. Все они были клиентами Карла Фаберже, а Нобеля с великим ювелиром связывали узы личной дружбы. Фаберже руководил крупнейшим в мире ювелирным предприятием с годовым оборотом в несколько миллионов рублей, на котором работали более 600 человек. Уже при жизни ювелир достиг всемирной славы.

В свою очередь, харизматическая личность Фаберже не могла не заинтересовать такого великого мастера портрета, как Валентин Серов. Художник обратил внимание на артистические руки ювелира с длинными тонкими пальцами. Эти руки отчетливо видны на фотографии, где ювелир сортирует бриллианты. Серов, с присущей ему экспрессией, ухватил самое главное в своем персонаже — интеллект. Остались свидетельства современников, которые отмечали недюжинный ум Карла Густавовича. Болгарский царь Фердинанд как-то сказал Фаберже: "С вашим умом вы вполне могли бы быть министром у меня в правительстве". "Только не это, государь! — замахал руками Фаберже. — Впрочем, если министром ювелирного искусства, то я согласен".

А. Покок (художник лондонского отделения фирмы Фаберже). Медальон с портретом Карла Фаберже. 1910-е. Кость. Частная коллекция

Видно, что Серов писал портрет за один сеанс, как он очень часто делал. Сам Фаберже не любил позировать (вот почему осталось так мало его изображений). Есть сведения, что существовали семейные портреты Фаберже кисти профессора Карла Богдановича Венига, двоюродного брата Карла Фаберже. Ювелир все время уделял любимой работе, общению с сотрудниками и клиентами. Это требовало больших душевных затрат. Карл Фаберже мог неожиданно собраться и уехать в Ниццу, где он останавливался в отеле "Негреско". При этом он брал с собой только зубную щетку. Обычно такой отдых он позволял себе раз в год, весной, после усиленной работы по исполнению пасхальных заказов. Очевидно, именно в этот напряженный пасхальный период Карл Фаберже согласился позировать Серову.

Весьма вероятно, что портрет создавался в 1906–1910 годах.

В 1906 году ювелиру исполнилось 60 лет, он собирался уйти на покой, передав дело сыновьям, как в свое время отец Карла, Густав Фаберже, передал ему дело в 48 лет. Однако неожиданные обстоятельства — выход из дела московского партнера, необходимость организации нового магазина в Лондоне, смерть московского управляющего Отто Ярке в 1912 году, усиленная работа по выполнению заказов к 300-летию Дома Романовых, и, наконец, Первая мировая война отодвинули уход Карла Фаберже из дела на целое десятилетие. В год своего семидесятилетия он реорганизовал свое личное предприятие в товарищество с капиталом в три миллиона рублей.

С портрета на нас смотрит усталый, умудренный годами старик. Портрет производит необычайно сильное впечатление. Личность мастера передана с большим мастерством.

"Наследие, оставленное русскому искусству Серовым, отнюдь не представляется мне кладом, просто дающимся в руки", — писал историк искусства Всеволод Дмитриев в 1917 году, справедливо отметивший удивительную "многоликость" художника.

В. Серов. Портрет императора Николая II в медном медальоне. Кость, акварель, гуашь. Оригинальный футляр фирмы Фаберже. 1907–1914. Впервые опубликован в каталоге выставки Мир Фаберже. К 150-летию русской ювелирной фирмы. М., Государственный историко-художественный заповедник — Московский Кремль, 1992

Искусствоведческой характеристики и анализа удостоилось только 25–30 холстов из двух с лишним сотен работ Серова (эти описания блуждают из одной статьи в другую). Изучение монографий (по числу таких исследований Серов уступает только Репину) раскрывает широчайший спектр мнений и разнообразие оценок. Можно проследить интересные пересечения в личности Серова и Фаберже. Не в силах сделать полный анализ творчества Фаберже, многие авторы называют его эклектиком, смешивавшим разные исторические стили. Но эклектиком называют и Серова, будучи не в состоянии описать и разгадать тайну разнообразия его портретов. Портрет Фаберже — один из галереи людей "времени Серова". Это тот положительный идеал, к которому так стремился Валентин Серов. Симпатия художника к персонажу выражена хоть и не столь явно, как в работах Репина или Крамского, но вполне очевидна зрителю.

После серии "юсуповских" портретов художник осознал собственный подход к проблемам портретного жанра: "Как взять человека — это главное". Валентин Серов сумел глубоко раскрыть характер Фаберже. Сделать это, учитывая закрытый характер ювелира, было совсем не просто.

Обращает на себя внимание режиссерское мастерство художника — талант, отмечаемый исследователями творчества Серова. Для воплощения каждого образа Серов разрабатывал индивидуальные композиции. В зрелый период творчества (после 1905 года) стремление к обобщению и лаконизму побуждало художника искать предельной выразительности контура, обходясь порой лишь несколькими оттенками серого, коричневого, черного и белого. Композиции у Серова не повторяются. Вот и на портрете Фаберже мы видим совершенно оригинальную композицию. Похоже, что ювелира ждут дела, он готов встать и бросает на живописца последний внимательный взгляд.

Обнаружение неизвестного портрета Карла Густавовича Фаберже работы Валентина Серова — большое событие. Особенно радостно, что оно произошло в год 160-летия великого ювелира.

В начало раздела "Разное">>>