Логотип




РУССКИЕ САМОВАРЫ

Герб Фрайкопф 
СПб.: ICAR, 1995

Фотографии А. А. Лобанова

Собирателей русского металла, в частности, самоваров, в нашей стране много. Почти в каждом российском городе или городке непременно отыщется энтузиаст, а то и несколько людей, посвятивших все свое свободное время и средства этому благородному делу. Благодаря им сохраняются шедевры русского декоративно-прикладного искусства не только как предметы материально-художественной ценности, но и как частицы духовной жизни нашего народа.

И как правило, рано или поздно найденные и сохраненные коллекционерами предметы старины становятся нашим общим достоянием, пополняя музейные собрания, а то и вовсе вновь создавая их. И вот тому два ярких примера. Коллекция самоваров Русского музея началась с приобретения в 1965 году в Москве у Е. Г. Андреевой-Аренд сорока старинных изделий. Пополнилась водогреями, подаренными ранее упоминавшимися П. П. Квасковым. Музей самоваров в Туле, наконец открывшийся в 1991 году, лучшие свои экспонаты получил от тамошних коллекционеров В. П. Варфоломеева и Я. Н. Басина.

Но государственные коллекции обладают одной особенностью — они утрачивают индивидуальность человека или людей, их собиравших. Самовары становятся как бы вещью в себе, теряют свой бытовой образ. Они растворяются среди других изделий, которые не являются соседями самоваров в жизни. Коллекция Андрея Андреевича Лобанова всегда существовала как частная, и поэтому в каждом из его самоваров как бы отражается этот человек, занявший свою жизнь малым и сделавший великое.

7.Самовар. Последняя четверть XVIII в. Красная медь, латунь, выколотка, литье. 42х32х26

О РУССКИХ САМОВАРАХ И АНДРЕЕ ЛОБАНОВЕ

Русское слово «самовар» не переводится. Вот уже триста лет иностранцы ломают язык, пытаясь произнести его правильно.

Понять, что такое самовар, не видя его, нерусскому человеку трудно. Русский язык богат словами — сказками, родившимися, как мечта, задолго до ее осуществления. Действительно, как понять такие слова, как тот же самовар — «сам варит», ковер-самолет — «сам летает», скатерть-самобранка — «сама себя сервирует». В русском языке множество слов ориентировано на действие, происходящее само по себе. Но все прекрасно знают, что само по себе ничего не делается.

И все-таки — самолеты летают, самовары сами варят чай, а русская скатерть действительно кажется скатертью-самобранкой. Только гость появится на пороге, а она уже как по волшебству уставлена всевозможными угощениями.

О самолетах, которые перестали быть чудом, пишут много, как и о хлебосольстве русских и их чудесной способности варить «щи из топора» на манер героев сказок Андерсена.

Самовар же как-то выпал из сферы интереса к русским, как нации, способной на чудеса. Наших гостей больше привлекает пресловутая матрешка, все чудо которой заключается в том, что, придя из Китая, она прижилась на русской земле, украсилась русским орнаментом.

Однако разве не чудо, что самовар, этот "прибор для нагревания и кипячения воды", как пишут в словарях, прошел без изменений через три века бурной русской истории? Его не вытеснили из обихода ни современные электрические чайники, ни термосы, ни чай в пакетиках. И русские цари, и послереволюционные правители России, начиная с Ленина и кончая Горбачевым, отдавали и отдают предпочтение самовару. К нему с любовью относятся и писатели, и художники, и просто обыватели. Американский бизнесмен Ларри Догерти, приезжая в Россию, с удовольствием пьет чай из самовара. И писатель Солженицын, вернувшись на родину после двадцати лет изгнания, встречается с людьми у самовара. Каждый, кто покидает навсегда Россию, берет с собой самовар как память о Родине.

В чем заключается притягательная сила самовара, почему он остался наиболее устойчивым атрибутом домашнего уюта, можно понять, только поняв особенности русской традиции — чаепития.

Общеизвестно, что чай пришел в Россию с Востока. Это не означает, что до этого Россия пила только водку. Крепкие напитки были в России в почете, ее жители варили брагу, сбитень. Чай также был свой: из листьев, плодов, кореньев трав, в огромном ассортименте собираемых, высушиваемых и заготавливаемых для различного назначения — лечебных и тонизирующих. До сих пор сушеные ягоды малины завариваются при простуде, мята — для поднятия тонуса, зверобой — как укрепляющее организм лекарство, чага (нарост на березе) — как чай тонизирующий и как лекарство против опухолей.

Самое главное, новое, что пришло с Востока вместе с чаем как заваркой, — это особое ритуальное действие, своего рода праздник. Внедрение и распространение чая в России происходило на подготовленной почве, и основная особенность, причина популярности чая была в самой церемонии, правда, адаптированной к психологии русского человека.

Восточная чайная церемония в своей основе направлена на самоуглубление человека, общение со своим внутренним миром. Она как бы вырывает его из будничной суеты. Способы самой заварки чая и его подачи на стол — это подготовка почвы для отстранения от всего суетного.

Русская церемония чаепития направлена на получение абсолютно противоположного эффекта — объединения духовного мира людей, раскрытия каждой отдельной души перед обществом, семьей, друзьями, получение новых знаний. Чаепитие создает условия для задушевного разговора.

Откровенный разговор непосредственно с собеседником, а тем более с несколькими собеседниками всегда сложен психологически. Это усугубляется еще тем, что за столом находятся, как правило, несколько возрастных групп — от детей до прадедушек и прабабушек. Детей сдерживает традиция почтения к взрослым, их родителей — почитание своих родителей. Неосторожное замечание, столкновение двух мнений подчас разрушает доверительность беседы, и говорящий замолкает и уходит «в себя». Для создания духа демократичности был необходим некий «молчаливый собеседник», глядя на которого и обращаясь к которому можно было бы высказать самое сокровенное, не боясь быть непонятым или прерванным в середине рассуждения.

Эта роль отводится в русском чаепитии самовару. Он стоит всегда в центре стола и закрывает говорящему сидящего напротив, чей взгляд может помешать. Он «добрый» по своему образу — округлости форм. Он добродушно попыхивает дымком и булькает кипящей водой. Он отражает в своих боках окружающих его людей и природу, придавая некоторую ирреальность происходящему. Он как бы растворяется в этом отражении, направляя мысль на поиск образа и формы рассказа.

Такой предмет на столе был необходим для русской церемонии чаепития, и его изобрели на рубеже XVIII века русские мастера. Самовар вошел в каждый дом. Он стал нужен солдату и маршалу, дворянину и крестьянину. Возникла разветвленная промышленность по изготовлению самоваров, и каждый производитель пытался сделать свою продукцию так, чтобы она отличалась от других своими элементами, формой, удобством. При этом технологический принцип оставался неизменным.

Самовар стал символом добра и домашнего уюта. Дети получали знания, впитывали традиции, учились говорить и слушать у самовара.

Этот предмет вошел в классику русской литературы и искусства как непременный атрибут семейного покоя. Он сам стал объектом художественного интереса, и целый ряд мастеров декоративно-прикладного искусства принимал участие в создании его декоративного убранства.

Понимая суть чаепития в России, можно поближе познакомиться с техническим устройством самовара, которое отражает как преемственность культур, так и несомненную изобретательность русских мастеров. Бытует мнение, что англичане делают изобретения для того, чтобы удешевить производство, а русские изобретают от лени, чтобы облегчить свой труд. Современный автомобиль с компьютером и русская печка, на которой ездил Емеля из сказки, на самом деле — два конца длинной истории изобретений в области транспорта. Изобретатель, вне зависимости от национальной принадлежности, ищет суть явления. Он разбирает вещь так же, как ребенок разбирает игрушку. А поняв суть, он преломляет ее через свое видение мира. Польза изобретения проявляется всегда с запозданием. В этом смысле изобретатель действительно примеряет каждое изобретение на себя, и тот, кто изобрел самовар, несомненно знал традицию русского быта.

От других приборов для кипячения воды, известных задолго до появления самовара и которыми люди пользуются нынче, самовар отличается в первую очередь тем, что он объединил в себе весь практический опыт человечества по экономии энергии.

Его устройство просто, как все гениальное. Он состоит из цельнотянутого тонкостенного сосуда. Его вертикально протыкает труба, начинающаяся от топки снизу и завершающаяся конфоркой. Последняя служит как для установки на ней чайника для заварки, так и для осуществления тока воздуха, когда конфорка закрыта крышкой.

Все тепло, поднимающееся по трубе, отдается окружающей его воде. Большая поверхность трубы быстро доводит воду до кипения и поддерживает температуру. Естественный ток теплого воздуха вверх создает идеальную тягу в топке. Она прикреплена снизу к сосуду (тулову) самовара на необходимом расстоянии от поверхности стола, на который ставится самовар. Расстояние это отрегулировано ножками самовара, которые придают ему устойчивость и пожарную безопасность.

Труба, являясь конструктивным стержнем, служит основой для надеваемой на нее крышки сосуда, конфорки, крышки самой трубы.

Через трубу закладывается топливо и разжигается самовар. Топливом служат сосновые шишки, ветки, щепки. Его расход минимален.

Для вливания воды снимается крышка сосуда. Для наполнения стакана есть удобный кран с притертыми поверхностями.

Такие элементы, как кран (ветка), ручка для переноса самовара, ножки, на которых он стоит, изготавливаются с помощью литья и припаиваются к сосуду. Эти элементы имеют разнообразную форму и декоративные украшения. Их отдаленность от источника нагрева сохраняет пайку веками. Самовары использовались как для приготовления чая, так и для приготовления супа, каши, сбитня. Были самовары, сосуды которых разделялись на два или три отсека, и блюда готовились одновременно.

Пользоваться самоваром может даже ребенок: наливается вода, закладывается топливо и в трубу опускается подожженная щепка. В сырую погоду или при сыром топливе самовар нужно раздувать. Это делают или через отверстия в стенках топки, или «крестьянским» способом — с помощью надеваемого на трубу сапога, который выполняет функцию меха в кузнечном горне. При закипании воды на конфорку устанавливается заварочный чайник, керамический или фарфоровый, в зависимости от вкуса, привычки или состоятельности заваривающего чай. Тяга замедляется, и самовар медленно доводит воду до кипения, качественно заваривая чай. Чай из самовара обычно пьют «вприкуску», то есть сахар подается отдельно. 

 Далее>>>

В начало раздела "Разное">>>