Логотип


Задолго до появления самовара в быту применялись чайники, недостатком которых было то, что вода в них остывала.

Появление поддувала с впаянной внутрь сосуда трубой в чайнике позволило поддерживать температуру жидкости в нем. На иллюстрации 1 вы видите сбитенник — сосуд для приготовления традиционного горячего питья — сбитня, состоящего из меда и целебных трав. По своему образу сбитенник похож на восточные изделия, принесенные в Россию кочевниками, однако это не означает, что самовар возник в результате появления восточных аналогов.

Русская «кухня», построенная по принципу самовара, служила крестьянину, охотнику, воину с незапамятных времен. Она состояла из двух секций, предназначенных для приготовления щей и каши. В XVIII веке это изделие модернизируется, и появляются трехсекционные «кухни», где третья секция служит для чая. Естественно, что в этой связи у трехсекционной кухни появляется краник, служащий для наливания чая в стакан. Удобство этого прибора позволило просуществовать ему в неизменном виде до второй половины XIX века, когда самовар окончательно вытеснил своего предка.

На иллюстрации 2 вы видите двухсекционную кухню — прародителя самовара.

Сбитенник послужил прообразом первых самоваров. На иллюстрации 3 вы видите один из первых самоваров, имеющий все необходимые признаки этого прибора. Однако можно заметить в этом изделии некий «симбиоз». Так, сохранилась ручка для переноски, характерная для сбитенника, но вместе с тем удлинилась труба, подняв выше крышку, и увеличилось поддувало, что характерно для «кухни». Совершенно новым элементом стал краник, пока еще с примитивным, чисто функциональным устройством для поворота-закрывания. Он пришел на смену неэкономному носику, через который уходили вода и тепло вместе с паром.

Дальнейшее развитие творческой мысли ремесленников приводит к отказу от ручки, как элемента громоздкого и ненадежного. Самовар не требует перемещения в руках на дальние расстояния, он становится частью домашней утвари. Поэтому у него появляются по бокам две ручки, напоминающие ручки традиционных русских сундуков, куда складывались ценные вещи. Эти откидные ручки имеют упоры, придающие жесткость конструкции, что важно при переноске на стол прибора с горячим напитком.

На иллюстрации 4 мы видим классический пример самовара середины XVIII века. Большая площадка под поддувалом делает его устойчивым. Он выполнен в стиле своего времени — русского барокко, литье применено не только в кранике, но и при изготовлении ручек. Краник приобретает элемент украшения — «ветку».

На иллюстрации 5 вы видите самовар начала XVIII века, который владелец коллекций называет «строитель». Это типичный «артельный» самовар-работяга, следующий за бригадой строителей и поэтому сохранивший ручку. Может быть, именно из этого самовара пил чай и Петр I вместе с рабочими во время строительства Петербурга. В отличие от самовара на иллюстрации 3, он имеет украшение — «ветку», что говорит о его более позднем и, очевидно, «городском» происхождении.

Но он сделан задолго до первых тульских самоваров братьев Назара и Ивана Лисициных 70-х годов XVIII века, а его «тулово» — сосуд — выполнено из спаянных пластин.

1. Самовар-сбитенник. Середина XVIIIв. Латунь, выколотка, литье. 33х30х21

2. Самовар-кухня.Середина XVIII в. Красная медь, выколотка, литье. 30х29х23

3. Самовар. Вторая половина XVIII в. Красная медь, выколотка, литье. 32х32х20

4. Самовар. 1780-е гг. Латунь, выколотка, литье. 37х30х25

5. Самовар.Последняя четверть XVII] в. Красная медь, выколотка, литье. 40х41х26

6. Самовар. Последняя четверть XVIII в.Латунь, выколотка, литье, патинирование. 43х31х29

8. Самовар. Конец XVIII в. Латунь, выколотка, литье. 29х25х25

9. Самовар. Начало XIX в. Красная медь, выколотка, питье, чеканка, патинирование. 40х28х26

Самовар на иллюстрации 8 шестигранной формой своего тулова как бы подчеркивает сугубую техничность, функциональность изделия. Даже ручки, в том числе крана, изготовлены из дерева в заботе о руках пользователя, чтобы не было горячо. Но полушарие тулова, выходящее как бы свободно, независимо от граней, вниз, мелкое членение крышки сосуда на объемы горизонтальными линиями, просечка конфорки и лихие завитки, напоминающие скрипичную головку на ручке, говорят о художественном вкусе мастера.

Соответствует ли наше современное представление о мастерах того времени действительности, задумываешься часто, глядя на изделия, дошедшие до нас. Как предыдущий самовар, так и самовары, которые мы видим на иллюстрациях 9 и 10, отличаются чувством меры, ритма, пропорций, стиля времени. Пластика хрустальной рюмки, сложных ручек, ветки крана или двух «братьев», также как будто сделанных из хрусталя, — это не просто совершенная техника исполнения. Это композиция сродни скульптуре, рассчитанная на круговой обзор в пространстве интерьера. Такого уровня художественного мастерства сегодня редко достигает специалист с высшим образованием, вооруженный знанием законов композиции и изощренностью современной художественной школы со всем ее историческим богатством.

Кем же были эти ремесленники, оставившие о себе память в утилитарных произведениях, без имени и фамилии? Обращаясь к исследованиям Ключевского, мы узнаем, что уже в Петровское время, когда появились самовары, подмастерья, ученики подчас владели не только знаниями в объеме нашей начальной школы, но и одним-двумя иностранными языками, и держали конкурсные экзамены, чтобы попасть в мастера.

10. Самовар. Конец XVIII, начало XIX вв.

Латунь, выколотка, литье, чеканка. 67х31х32

11. Самовар. Конец XVIII, начало XIX вв. Латунь, выколотка, литье. 51х27х28

Следует отметить, что вообще все самовары русских мастеров, изготавливающих свои изделия комплектно и индивидуально, как и любое произведение искусства, несут на себе отражение, с одной стороны, мастера — с его чертами характера и образом, а с другой стороны, заказчика. В этом смысле они напоминают портретную живопись, которая, будучи нацелена на сходство с портретируемым, содержит вместе с тем черты портретиста.

В начале XIX века появляются самовары «бочонки». Сосуды такой формы пользуются особой популярностью среди офицеров русской армии, в обозах которой впоследствии они приезжают в завоеванный Париж. Уже тогда, во время похода русских освободительных войск, многие жители центральных европейских стран знакомятся с русским самоваром. Тамошние мастера по металлу начинают копировать необычные российские сосуды, поражаясь простоте и бесподобности их устройства. Даже создают свои оригинальные водогреи, которые потом попадают в Россию. На протяжении всего XIX века русские люди, путешествуя по Европе, покупают огромное количество разнообразных произведений искусства, конечно, не пропуская предметов, которые напоминают им родное отечество. А самовар всегда, где бы и кем бы ни был сделан, не терял свою национальную самобытность.

12. Самовар-бочонок. Последняя четверть XVII] в. Красная медь, латунь, выколотка, литье. 33х21х16

13. Самовар-бочонок. Конец XVIII в. Латунь, выколотка, литье. 36х23х19

14. Самовар-бочонок.Середина XIX в. Томпак, выколотка, литье, чеканка, кость. 39х44х21

15. Самовар-бочонок. Конец XVIII в. Мастер Василий Бечинский. Латунь, выколотка, литье, чеканка. 37х41х18

16. Самовар. Первая четверть XIX в. Красная медь, латунь, выколотка, литье, чеканка. 31х22х17

17. Самовар.Начало XIX в. Красная медь, выколотка, литье. 44х31х28

На снимке 15 «бочонок», по преданию, имел легендарного хозяина — героя войны 1812 года отважного предводителя русских партизан Дениса Давыдова. В начале нашего века его владельцем был известнейший художник В. Д. Лебедев, и уже от вдовы художника, Ады Сергеевны Лебедевой-Лазо (дочери известного революционера) перешел в коллекцию Андрея Андреевича Лобанова.

С небольшим самоваром из красной меди под N 16 и серебряным N 18 связана целая история. В свое время они принадлежали известному петербургскому коллекционеру металла П.П. Кваскову. Приоритетом в его собирательстве пользовалось холодное оружие и броня (доспехи). Тридцать великолепных самоваров не были главными в его обширном собрании и, тем не менее, большинство из них составили основу коллекции самоваров Русского музея. В середине 60-х годов Петр Петрович подарил музею более двадцати предметов, так как музейщики готовились к первой за время советской власти выставке — «Русские самовары». Русский музей в долгу не остался и помог коллекционеру с установкой телефона.

У Андрея Андреевича такой возможности не было. За деньги П. П. Квасков ничего не отдавал. Так что пришлось выискивать старинные кинжалы, сабли и шпаги и показывать Кваскову, надеясь на обмен. В течение трех лет его реакция на смотринах была однозначна — «Это не годится», и только шлем от доспеха XVII века решил проблему.

<<<Назад                                                       Далее>>>

В начало раздела "Разное">>>