Логотип


«Чайная машина» — так называли русский самовар в Западной Европе. К концу XIX века водогреи пользуются спросом в Турции, Иране, Марокко и других восточных странах. Стремительно расширяются промышленные производства, особенно в Туле. Но, наряду с выпуском огромного количества однотипных самоваров, успешно продолжают свое существование мастера-«индивидуальр'. Они уже работают на фабриках. Хозяева создают им необходимые условия, понимая, что состоятельного светского человека не удовлетворит предмет массовой фабричной выделки, и продолжают рождаться на свет оригинальные, не имеющие аналогов водогреи.

Придумьшая новые формы, русские умельцы не забывали о традициях. Испытание временем выдержали чайники-самовары (иллюстрации 75 и 76). Придуманные еще в XVIII веке, они не выходят из употребления и создаются на протяжении всего XIX и начала XX столетий.

74. Самовар. Вторая половина XIX в. Мастер Ппешкевич, Варшава. Латунь, выколотка, литье, чеканка, серебрение, кость. 52х36х28

75. Самовар-чайник.Середина XIX в. Латунь, выколотка, литье. 32х34х13

76. Самовар-чайник. Конец XIX в. Латунь, выколотка. 30х26х12

77. Самовар. Вторая половина XIX в. Латунь, выколотка, чеканка 36х23х19

78. Самовар. Вторая половина XIX в. Ф-ка А. П. Захранина, г. Владимир. Латунь, выколотка, чеканка. 31х21х18

79. Самовар. Конец XIX в. Латунь, выколотка, чеканка, керамика. 33х23х17

80. Самовар. Конец XIX в. Ф-ка Р. А. Тейпе, г. Тула. Латунь, выколотка, никелирование. 31х13х22

81. «Фонтан». Конец XIX в. Петербург. Латунь, выколотка, чеканка, патинирование. 36х34х24

 

«Фонтан» (иллюстрация 81) — сосуд, не имеющий прямого отношения к нагревательным приборам, но выполненный по форме в виде самовара. Наверняка некая петербургская или московская дама, не желая терпеть на столе бурлящий и дымящийся традиционный водогрей, заводила в своем доме подобный изысканный сосуд. Прислуга еще на кухне наливала в него чай и подносила в столовую или гостиную. В «Фонтанах» подавали и охлажденное вино, и поэтому в русском обиходе их часто называли холодильниками.

В знаменитом трактире купца Демутова на Невском проспекте стоял шестиведерный гигант (иллюстрация 82), создавая вокруг себя атмосферу гостеприимства и радушия. А рядом на снимке — действующий «малыш», рассчитанный всего на одну чашечку чая, принадлежавший в свое время великой русской актрисе Вере Федоровне Комиссаржевской. Мал золотник, да дорог!

82. Самовар. Вторая половина XIX в. Ф-ка наследников В. С. Баташева. Латунь, выколотка, литье. 98х43х46

83. Самовар. Середина XIX в. Латунь, выколотка, литье, чеканка. 13х9х10

84. Самовар. Вторая половина XIX в. Латунь, выколотка, литье, никелирование. 36х28х24

85. Самовар. 1870-е гг. Ф-ка А. X. Матиссена, Москва Латунь, выколотка, литье, чеканка, серебрение, кость. 44х21х27

1870-е годы в России ознаменованы небывалым интересом к истокам древнерусского зодчества. Это время можно смело назвать временем «русского Ренессанса». Формируется и завоевывает свое место в искусстве новорусский стиль. Формы и декор предметов, созданных по мотивам народных преданий и сказок, напоминают «терема златоглавые», «избушки на курьих ножках», богатырей былинных, купцов заморских.

На иллюстрация 86 — самовар «Петух». Одним из его создателей был выдающийся русский художник В. М. Васнецов, предложивший эскиз этого самовара. В 1873 году именно «Петух» получает золотую медаль на всемирной художественной выставке в Вене, где впервые экспонировались русские самовары.

В этом же году в честь «медалиста» была сделана еще дюжина ему подобных (повторов). Следы многих потеряны, но вот местонахождение четырех известно (из картотеки Андрея Андреевича):

три находятся на территории нашей страны (музеи и частные собрания), один — за рубежом, у известного коллекционера предметов прикладного искусства (по происхождению русского).

86. Самовар «Петух». 1870-е гг. Латунь, выколотка, литье, чеканка, гравирование, кость. 22х30х30

87. Самовар. Вторая половина XIX в. Москва. Латунь, выколотка, литье, серебрение. 48х27х23

88. Самовар. 1870-е гг. Латунь, выколотка, литья, чеканка, гравирование, серебрение. 47х22х27

89. Самовар. 1860-е гг. Ф-ка Н. А. Воронова, г. Тула. Томпак, выколотка, литье, чеканка, кость. 42х31х28

Победное шествие русских самоваров продолжается на всемирных выставках в Париже (1899) и Глазго (1901). И этим пользуются тульские фабриканты, наводняя российский рынок массовой, конвейерной продукцией. К открытию Нижегородской ярмарки идут целые баржи, груженые товаром. Сосуды имеют всего 2—3 фасона, но зато украшены клеймами и образцами медалей. Аж по двенадцать умудрялись проставить на корпусе обычной «Банки» или «Груши» тульские «предприниматели». А ведь медали были завоеваны вовсе не этими штампованными «красавцами». Но продавались такие успешно и недешево. От 15 до 20 рублей стоил подобный «медалист», тогда как хорошая корова в те времена обходилась в 8—10 рублей. Да и деньги были обеспечены золотом. А уж совсем бесстыжие дельцы от самоварного дела впаивали в основание водогрея куски свинца, чтобы был потяжелее, а значит, посолиднее в руках держателя — отсюда и цена побольше.

<<<Назад                                                          Далее>>>

В начало раздела "Разное">>>