Логотип


Опора элегантности

Трость всегда была символом комфорта и роскоши в обществах, достигших высокого уровня цивилизации. Одним из первых «денди» можно считать фараона Тутанхамона, в гробнице которого было найдено множество самых разнообразных тростей, украшенных металлом, стеклом, перьями, сверкающими крылышками жуков и драгоценными камнями.

Среди обнаруженных тростей Тутанхамона особенно интересна простая камышовая тросточка, обвитая золотой проволокой и опоясанная кольцами из золота. Надпись на ней поясняет: «Тростник, который Его Величество срезал собственной рукой». Похоже, египетская придворная культура впервые в истории достигла того беззаботного и вместе с тем изощренного стиля жизни, которому суждено было возродиться в Европе лишь в XVII веке.

Трость с подзорной трубой. Европа, около 1920. Дерево, бронза, медь, железо, стекло, золочение. На двух нижних кольцах надпись «double» (двойное золочение). Высота 90,5.   

 

В это время средневековый посох, в значительной степени утративший функциональное и ритуальное назначение, становится тростью — модным аксессуаром, элементом этикета, обязательным для светского человека. С 30-х годов XVII века тросточкой эпизодически стали пользоваться и дамы. Примерно в те же годы она вошла в экипировку офицерского корпуса, помогая поддерживать дисциплину в лагере и на марше.

Наличие хорошей трости и умение с нею обращаться указывали на высокое положение ее обладателя, поэтому отделка зачастую была не только изысканной, но и роскошной. Век, придававший немалое значение символам и аллегориям, внимательно относился к деталям. Имело значение все, в том числе и материал, из которого изготовлялся предмет. Дуб символизировал силу, бук — величие, кедр — долговечность, самшит — твердость и мужество. Однако наибольшее внимание уделялось рукояти, на украшение которой не жалели золота, серебра и драгоценных камней. Трость иного вельможи стоила целое состояние, часто после краснодеревщика над ней работал ювелир.

Россия старалась не отстать от Европы — стрелецкие «головы» и «полуголовы» (полковники и подполковники), как и их западные коллеги, щеголяли короткими посошками. Несколько роскошных тростей было у царя Алексея Михайловича. Набалдашник у одной из них был сделан из огромного сердолика с финифтью и дорогими камнями, у другой — украшен золотым двуглавым орлом с рубинами, изумрудами и алмазами.

Петр I, большой любитель тростей, ценил затейливые технические решения. Он оставил после себя целую коллекцию, в которой есть трость-шпага, трость-линейка, тросточка с вмонтированной в нее подзорной трубой.

И в Европе, и в России трость часто становилась подарком или знаком особого расположения. За победу при Калише Петр I пожаловал Меншикову наградную трость, изготовленную по царскому эскизу: набалдашник, усыпанный бриллиантами, был увенчан крупным изумрудом.

Галантный XVIII век ознаменовался развитием промышленности, специализировавшейся на производстве широчайшего ассортимента модных аксессуаров. Модники («щепетильники») внимательно следили за непредсказуемыми изменениями, которые диктовал парижский придворный бомонд. В начале века размер модной трости составлял примерно половину человеческого роста (80–90 см), но постепенно он уменьшался; перед Великой французской революцией ствол укоротился почти вдвое. Опираться на такую трость можно было только сильно изогнувшись, а при ходьбе она зажималась под мышкой.

Во второй половине века все шире стали распространяться дамские тросточки — в моде были шестидюймовые каблуки, из-за которых дамы, по свидетельству Казановы, «скорее бежали, чем шли, и с такою неловкостью, что, казалось, они вот-вот расшибутся носом об пол».

После революции в бурлящем Париже получили популярность длинные толстые трости в виде суковатых дубинок — остряки называли их «права человека и гражданина». В России император Павел, оставивший в Петербурге лишь семь французских магазинов (по числу смертных грехов), «права человека» запретил.

С воцарением Александра в России вновь появились последние модели тростей, хотя и не сразу: в широкий обиход они вошли с середины 1820-х.

Трость с рукоятью в виде львиной головы. Дерево, слоновая кость. Начало ХХ. Британская Индия. Высота 99,0

 

Форма трости возвращается к изящным очертаниям, конкуренцию им составляют аксессуары английского производства.

С середины XIX века в Европе стали популярны функциональные трости. Было выдано около полутора тысяч патентов на изготовление различных модификаций трости-шпаги, трости для врачей, рыбаков и даже трости, которая превращалась в велосипед. В это же время распространяются трости с крючковатой рукоятью. Приобретали их те, кто с этим предметом всерьез обращаться не умели, и ее чаще всего вешали на руку для солидности. В целом XIX век с полным правом можно назвать веком трости: достаточно заглянуть в журналы мод, где вплоть до начала Первой мировой войны элегантно одетый человек без трости не изображался.

С началом Первой мировой положение «цивильной» трости пошатнулась, ее серьезно потеснил стек. Со стеками ходили все — летчики, пехотные офицеры, студенты. Даже для детей выпускались небольшие стеки. С окончанием войны трость вернулась, но уже не смогла занять прежних позиций. Имидж настоящего джентльмена — «в пальто, которое стоит двести долларов, в перчатках из кожи юной лани, вскормленной млеком и медом, и с тростью, по сравнению с которой ваша лучшая малакка — не более чем обломок рыболовной удочки» (Рекс Стаут, «Дело о черных орхидеях», 1942) — дожил до сороковых годов. С середины двадцатого века трость становится архаичной экзотикой.

В России этот символ аристократизма и буржуазности был упразднен после 1917 года. Правда, приверженцами трости оставались какое-то время представители творческой богемы (Алексей Толстой, Есенин, Маяковский) и еще сохранившая старые ухватки верхушка криминального мира. Но и это тоже прошло, и трость в стране победившего социализма стала рассматриваться исключительно как ортопедический инструмент восстановительной медицины. Или как антиквариат.

Трость состоит из трех основных элементов — ствола, рукояти и наконечника. Ствол (шафт) чаще всего изготавливали из дерева. На недорогие экземпляры шли такие сорта, как каштан, ясень, дуб, бук, кизил, самшит; трости подороже изготовлялись из эбена, макассара, рамина. Популярны были различные разновидности бамбука и толстоствольного тростника. Роскошными и изысканными к началу XX века считались трости из ротанга (малакки). Гораздо реже встречаются и, как правило, раньше изготовлены стволы из прочих материалов — кости и рога, камня, корневищ. Ствол нередко покрывался лаком, раскрашивался, украшался металлическими накладками. Внизу ствол снабжался наконечником, оберегавшим трость от повреждений и стесывания — он обязательно присутствовал на любой модели, даже на сугубо декоративной.

Набалдашники и ручки в зависимости от моды и вкуса владельца делались из дерева, рога, кости, металла, стекла, фарфора, хрусталя, камня. Неметаллические рукояти нередко дополнялись металлическим кольцом или муфтой, охватывавшей место соединения со стволом. В XIX веке в качестве самых популярных материалов для рукоятей утвердились слоновая кость и серебро.

Варианты конфигураций неисчерпаемы, но в целом их можно свести к четырем-пяти типам: округлая («шариком»), Т-образная («костыликом»), Г-образная («клюшечкой»), крюковидная и фигурная. Были популярны набалдашники в форме птичьей или звериной головы; ювелир имел возможность подчеркнуть их выразительность, вставив в глазницы драгоценные камни. Оригинальные резные рукояти выполняли для европейского рынка на Востоке — особенно в Японии и британской Индии.

Так называемые декоративные трости с серебряными ручками широко производились множеством европейских фирм в 20-х годах прошлого века. Для украшения их рукоятей использовали «стерлинговое серебро». В период ар нуво стерлинговые и золотые (с нанесенной «по реактиву» позолотой) фигурные или крюкообразные рукояти были наиболее распространенными, они ценятся коллекционерами по сей день.

Самые дорогие и качественные декоративные трости изготавливались в Англии фирмой Thomas Brigg & Sons, во Франции — Magasin Antoine, в России — фирмойCarl Fabergе, в Германии — Meyers Family и Tiffany Studios в США. На сегодняшнем антикварном рынке наиболее дорогими являются роскошные изделия мастерскихFabergе и Tiffany. Трости Fabergе известны своей неповторимой отделкой эмалью и набалдашниками, декорированными алмазами. Ценные Tiffany имеют элегантные золоченые ручки, стволы из черного дерева или отделанные черепахой. Впрочем, стоимость выставленного на продажу экземпляра зависит не столько от материалов, сколько от уровня художественного исполнения и редкости тематики. Комбинирование материалов — например, фарфора и золота, или слоновой кости и стерлингового серебра — также является важным критерием при оценке изделия. Трещины и другие повреждения шафта, следы ремонта могут существенно снижать стоимость.

Помимо своего непосредственного предназначения — опоры при ходьбе — трость выполняла и другие функции, порой самые необычные.

Трость с резной рукоятью. Эбеновое дерево, слоновая кость, чернение, серебро, поделочные камни. Надпись: «Sterling R. F. S. & Co» Высота 91,0

 

Прежде всего, нужно отметить роль трости как имиджевого атрибута. Она не только выделяла своего обладателя из уличной толпы, но и выражала его настроение, как бы служа продолжением руки. Зажатая под мышкой, агрессивно указующая или ловко подброшенная вверх в момент эмоционального подъема трость дополнительно оттеняла эти ситуации, придавая им значимость и законченность. Использовалась она и для демонстрации политических пристрастий. Например, сторонники свергнутого Наполеона носили трости с набалдашником, тень от которого соответствовала профилю опального императора.

В руках представителя власти трость подчеркивала его полномочия, и это относится не только к офицерам. Капельмейстеры оркестра Французской королевской музыкальной академии отбивали тростью такт. Жану-Батисту Люлли в 1687 году это стоило жизни: пронзив себе ногу наконечником, он стал жертвой гангрены. Но даже это не остановило его преемников, которых век спустя Руссо в сердцах называл «дровосеками». В руках школьных учителей трость была не только символом власти, но и ее весомым подтверждением, ибо считалось, что, «с силой наложенная поперек ягодиц мальчика, она способна произвести в высшей степени удовлетворительный результат».

Трости служили вместилищем для самых разных предметов. Любителям табака они служили табакерками, врачи использовали их как медицинский саквояж, куда помещались шприцы, скальпель и контейнеры с лекарствами. Внутри трости можно было найти карандаш, расческу, зрительную трубку, фонарик, аптечку, набор слесарных инструментов и даже пилу.

Во времена сухого закона в Америке невероятную популярность приобрели пустотелые трости с отвинчивающимся набалдашником. В такую потайную флягу можно было влить изрядное количество виски, как это и описывается в одном из рассказов О’Генри.

Наконец, уже в двадцатом веке в рукояти могла помещаться миниатюрная шпионская фотокамера (известны немецкие изделия с подобной начинкой). Трость могла быть сложной инженерной конструкцией — это относится не только к складным экземплярам. В начале XIX века к ней присоединяли монокли, лорнеты и часы, она превращалась в курительную трубку или удочку, использовалась в качестве пульверизатора для духов или треноги для фотоаппарата. Ручку театральной трости иногда дополнял свисток для освистывания неудавшегося спектакля. Очень редки и всегда востребованы у коллекционеров «музыкальные» трости в виде флейт и скрипок. Зонты-трости и трости-сиденья дополняют этот причудливый арсенал.

Любителям истории известна металлическая «тренировочная» трость Пушкина, весившая около пуда (она сохранилась до наших дней). На прогулках он размахивал ею и подбрасывал ее в воздух: «Чтобы на дуэли, коль случится, рука не дрогнула». Позднее трости-«пудовки» для поддержания физической формы (а также и для рисовки) носили атлеты-тяжеловесы. Пользовался такой тростью и писатель Гиляровский. Такая палочка была необходимым средством обороны в трущобах, которые бесстрашно посещал «дядя Гиляй». Боевая история трости была давней и богатой: несмотря на банты и кружева, XVII–XVIII века — это время задир и бретеров. Городская жизнь то и дело сталкивала дворянина с противником, не достойным удара шпаги, так что трость стала действенным оружием не столько обороны, сколько нападения.

Когда шпагу носить уже перестали, а револьвер еще не вошел в обиход, именно трость стала надежным и зачастую единственным подспорьем джентльменам демократического склада, имевшим обыкновение ходить на боксерские матчи, собачьи бои и в пивные рабочих окраин. Надо признать, что джентльмен пользовался ей не менее решительно, чем галантный кавалер. Например, после неудачного покушения на Эндрю Джексона президент США своей тростью отделал покушавшегося.

Приемы рукопашного боя с помощью трости во многих странах, в том числе и в России, продолжали культивироваться вплоть до начала прошлого века. В конце XIXвека появились специальные полые трости, внутри которых катался тяжелый металлический шарик.

Более серьезное оружие — трости со спрятанными внутри клинками, вроде той, которая фигурирует в «Вещей собаке» Честертона. Клинки были, как правило, короткие, но встречались и шпажные, полной длины.

К сожалению, большинство дошедших до нас клинков, спрятанных в тростях — современной монтировки. Трости с вделанными в них «потайными кинжалами, клинками и другими орудиями» носить было запрещено — это было «скрытое оружие», запрещенное законом.

В России этот запрет был введен еще Екатериной II (при этом пистолет, например, можно было преспокойно купить, заказать или выписать наложенным платежом). Пользовались подобным оружием довольно активно, появлялись все новые его разновидности. В 1880-х годах французские повстанцы использовали три различные модификации. Одна из них, названная «la terrible» (ужасная), скрывала три ряда двойных лезвий, которые появлялись из отверстий в шафте. Вскоре после того как началось их производство, они были объявлены во Франции вне закона. Сегодня только наиболее состоятельные коллекционеры могут позволить себе такие тросточки, стоящие на аукционах от 3500 до 5000 долларов.

Тогда же, в XIX веке, были изобретены «стреляющие трости» — одноствольные ружья, спусковой механизм которых приводился в действие нажатием кнопки в набалдашнике. Их делали из высококачественной итальянской или английской стали, иногда украшали гравировкой. Такие трости были представлены на недавних (2–3 декабря) прошедших в Италии торгах дома Czerny’s, посвященных оружию и милитарике. Эстимейты раздела колебались в среднем около 150–200 евро, а топ-лот — французская однозарядная трость калибра 8 мм (третья четверть XIX) — еще до начала торгов была оценена в 700–900 евро.

Наконец, трости издавна были предметом коллекционирования. Собственно, к этому изначально располагал обиход светского человека, который должен был иметь множество тростей — «рабочие, спортивные, по необходимости и просто так». Постепенно чисто функциональный интерес перерождался в эстетический, и тростевой «арсенал» разрастался до чудовищных размеров. Рассказывают, что Вольтер, имея в своей коллекции восемьдесят всевозможных тростей, не удержался и купил еще сорок.

Знатные вельможи того времени тратили на эти модные вещицы целые состояния. Князь Лобанов-Ростовский составил обширную коллекцию тростей, которую затем за 75 тысяч рублей купил у него граф И.И. Воронцов-Дашков. В 1880 году на аукционе во Флоренции князь Анатоль Демидов приобрел 26 ценных тростей, каждая из которых стоила около 1200 франков.

Отдали дань этой слабости и творческие натуры — например, Бальзак, знаток и ценитель антиквариата, коллекционировал трости с рукоятями, украшенными золотом, серебром и бирюзой. Сейчас крупнейшая известная коллекция тростей и стеков принадлежит Хельмуту Биглеру из Люксембурга: в ней свыше 70 000 экземпляров из разных стран мира.

Несмотря на все старания коллекционеров в продаже все еще попадаются уникальные экземпляры, ценность которых зачастую увеличивают связанные с ними имена и события. В декабре 2004 года в Лондоне ушла с торгов аукционного дома Christie’s за 47 800 фунтов стерлингов бамбуковая тросточка Чарли Чаплина. В конце 2005 года на аукционе Sotheby’s за 220 800 фунтов стерлингов была продана трость адмирала Нельсона, отделанная золотом и украшенная бриллиантами. А на блошином рынке «Вернисаж» в Измайлове до сих пор ходит слух о проданной здесь за бесценок трости князя Барятинского с массивной рукоятью из золота. 

В начало раздела "Разное">>>