Логотип

Художественные изделия из цветного камня в России XVIII – XIX вв

До XVIII века цветной камень в России, как материал для изготовления предметов декоративно-прикладного искусства использовался мало. Систематические поиски месторождений камня начинаются при Петре I; тогда же из камня мастера выделывают разнообразные предметы обихода и архитектурные детали. Расцвет производства художественных изделий из цветного камня в России наступил в первой половине XVIII века, когда при застройке новой столицы – Петербурга – к работам были привлечены наряду с архитекторами, скульпторами, каменщиками, также и резчики по камню. В этот период были подготовлены новые кадры квалифицированных мастеров и заложены основы для технического развития камнерезного дела.

Ваза из кварца. 1803 гВаза из кварца. 1803 г. Екатеринбургская гранильная фабрика.

Цветной поделочный камень в России использовался для изготовления самых разнообразных вещей: от табакерок до архитектурных деталей. Одним из наиболее распространенных видов изделий из уральского и алтайского камня были декоративные вазы и чаши, украшавшие интерьеры. В 1720-х гг на Урале были изготовлены первые изделия из твердых пород и минералов. Полировали и гранили кварц, сердолик, топазы, турмалины. Позже появились первые поделки из цветных камней – малахита, родонита, яшм, лиственита, агата; горки минералов, натюрморты, накладки из камней. Одно из первых мест в русском камнерезном искусстве занимали уральские и алтайские яшмы, как по богатству и размерам месторождений, так и по бесконечному разнообразию цветов этого камня: в уральских яшмах встерчаются все цвета, кроме голубого и синего.

Камнерезов особенно привлекала серая и серо-зеленая калканская яшма, которую добывали на южном Урале на берегу озера Калкан – там можно было выбить глыбы больших размеров для крупных изделий из цельного куская камня. Главная особенность и красота калканской яшмы заключается в ее зеркальном блеске, которого можно добиться с помощью полировки. Цвет калканской яшмы великолепно сочетался с бронзовым убором. В конце XVIII века ряд ваз из калканской яшмы был выполнен по рисункам Д. Кваренги. С 1789 года известна ревневская яшма, которая была найдена в Колывани на склоне горы Ревнюхи. Светло-зеленая яшма с широкими темно-зелеными и желтоватыми полосами была особенно эффектна в полировке.

Изделия отечественных камнерезных фабрик XVIII века выполнялись в камне без применения бронзы: основную роль в них играл цвет камня и его природный рисунок, умело подчеркнутый полировкой. В эти годы из камня изготовляли предметы с ровной гладкой поверхностью без украшений, которая позволила бы максимально выявить природную красоту камня. Форма изделия тоже подбиралась в соответствии с данными камня. Вторая половина XVIII века в России – время увлечения минералогией, разыскания и изучения камней, собирания коллекций. Камень был в моде – его понимали, любили, ценили. Это сказалось на художественных изделиях того времени – вазах, торшерах, обелисках. За редким исключением они были лишены любых рельефных украшений, хотя, например, такие изделия, как каменные вазы, наоборот, предоставляли хорошую возможность для украшения их рельефными орнаментами. Только самые старые вазы, например, ваза 1776 года, украшены иногда рельефным декором (ваза декорирована рельефными листьями по шейке и кольцу ножки, но основная часть – цилиндрическое тулово – оставлена без орнамента). Чистота формы характерна и для художественных изделий из камня конца XVIII века. Всякий рельеф, даже самый простой и легкий, перебивал бы рисунок и цвет камня. Зато художественные свойства цветного камня хорошо выявляются на простых, широких, гладких поверхностях. Переплетенные и разорванные жилы, пятна, включения в один материал материала иного цвета, стурктуры, формы, приводит к тому, что каждое изделие неповторимо.

XVIII век создал большое количество вазовых форм: шаровидную, цилиндрическую, яйцевидную, в виде раструба или высокой тонкой балясины, в виде причудливого сочетания прямых, вогнутых и выпуклых поверхностей, заставляющих по-разному играть материал, в виде плоских и глубоких чаш на резных подставках или ножках, высотой от нескольких сантиметров до метра. Постепенно выработались четкие формы с ясными членениями. Для усиления выразительности материала прибегали к сочетанию разных камней в одной вещи – вазу ставили на плинт, тумбу, подставк, соответствующей высоты и формы, сделанную из одного, двух, трех разных материалов.

Чаша из малахита на бронзовом треножникеЧаша из малахита на бронзовом треножнике. 1809 г. Екатеринбургская гранильная фабрика.

В конце XVIII века были распространены настольные украшения из цветного камня, так называемые «сюрту де табль» (их делали и из фарфора). Они служили для украшения середины большого парадного стола. Они состояли из разных архитектурных и скульптурных форм, античных и аллегорических фигур, ваз, сделанных из разных пород камня. Их делали в Петергофе и Колывани.

Полностью из них сохранился только один, шереметевский, выполненный под руководством Ф. Стрижкова на Колыванской фабрике для Фонтанного дома Шереметевых. Алтайские самоцветы – синие, красные, розовые, фиолетовые, светло-желтые и проч., размещены на плинте из уральского малахита размером 4,16 м х 0,5 м на сорока сфинксах из золоченой бронзы. В средней части – ротонда и две фигуры славы; справа и слева – обелиски, колонны, триумфальные арки, вазы, фигуры античных богов и героев.

В конце 1790-х гг. появляется мода на каменные изделия, декорированные бронзовым убором. В некоторой степени этому способствовало соседство русских каменных ваз, чаш и других предметов в пределах одного и того же интерьера с пышными по декору французскими бронзовыми вазами. Бронзовый убор подбирался в соответствии с формой изделия и цветом камня. Над бронзовым убором для каменных изделий и над формой самих ваз, чаш и проч. работали видные российские архитекторы: А. Воронихин, Д. Кваренги, К. Росси и др. Особенно много проектов бронзовой отделки создавал А. Воронихин, который предлагал уборы из чеканной темной и позолоченной бронзы, с использованием матовой и блестящей позолоты. Формы ваз и чаш начала XIX века были довольно разнообразны, но при этом тяготели к античным.

Сочетание двух материалов – камня и бронзы – давало интересный художественный эффект. Металл играл вспомогательную роль: это были ручки в виде волют, львов, орлов, орел на крушке, скромный растительный орнамент. Но постепенно интерес к скульптурным формам выходит на первый план, а цветной камень отходит на второе место. Разрабатываются ручки и ножки ваз, которые нередко оформляются в виде фигур животных и человеческих фигур. Фантастические и реальные существа поддерживают на себе корпус вазы, сидят на ее плечах, держась за борт, стоят, прислонившись к сосуду – т.е. почти всегда прочно связаны с формой вазы, составляют цельный силуэт. Таковы, например, вазы по поектам А.Н. Воронихина с египетскими мотивами.

В первой трети XIX века бронзовый убор в виде орнаментальных элементов, листьев аканта и виноградных лоз, головок баранов, львов, орлов и проч. начинает зачастую доминировать над каменной частью изделия. При этом создаются и произведения, в которых каменная основа и бронзовый декор сочетаются вполне органично. В первой половине XIX века наибольшего расцвета среди изделий отечественных камнерезов достигает «русская мозаика»; успешно осваивается«флорентийская мозаика». Крупными успехами отмечено развитие резбы по камню и изготовления камей: для дальнейшего развития искусства глиптики вЕкатеринбурге организуется специальный «резной» класс, работой которого руководил «мастер резного художества» И.А. Штенфельд. Работа над камеями требовала усердия и специальных знаний. В Екатеринбург из Петербурга посылалсиь слепки, сделанные с находящихся в Эрмитаже древних камей.

Во второй трети XIX века, когда техника обработки камня достигает совершенства, каменные изделия начинают декорироваться сложными орнаментами, геометрическими и растительными, вырезанными прямо на поверхности камня, даже если это твердая яшма. В то же время бронзовый убор, который играл в камнерезных изделиях первой трети XIX века важную роль, почти исчезает. Природная красота камня вновь демонстрируется в полную силу с помощью разнообразных приемов шлифовки и полировки. Однако, в некоторых изделиях слишком богатый орнамент перебивает разводы, прожилки и т.п., которые составляют естественный узор камня. В 1830-40-х гг. начинают изготовлять «накладки» - пресс-бювары из различных камней. Художественные изделия из камня в эти годы становятся излюбленным убранством интерьеров. Их популярность настолько велика, что из фарфора и стекла начинают изготовлять имитации каменных изделий. По своим художественным формам изделия российских камнерезов соответствуют стилям в искусстве.

Ваза с фигурой египтянки. Кварц, бронзаВаза с фигурой египтянки. Кварц, бронза. 1808 г. По рисунку А. Воронихина. Екатеринбургская гранильная фабрика.

Во второй половине XIX века искусство показа природной красоты камня становится жертвой демонстрации технических достижений камнеобрабатывающей промышленности и искусности конкретного мастера. Камнерезы стараются создать ажурную резьбу, показать владение различными видами сложной обработки камня. За ажурностью и изощренностью нередко теряется природная красота и узоры камня.

В конце XIX – начале XX века кустари-одиночки вырезали ягоды и фрукты из цветных камней. В Екатеринбурге такие изделия ценились очень высоко. В 1910 году стоимость пресс-папье с накладкой ягод и фруктов доходила до 500 рублей, в то время как гладкое яшмовое пресс-папье стоило 5 рублей. Вырезали ягоды, цветы и фрукты из разных твердых минералов. На этой так называемой объемной мозаике особенно специализировались екатеринбургские кустари. Их изделиям присуща высокая техника и совершенство обработки камня. Каждая ягода, лист, цветок сделаны из соответствующего по цвету и структуре миенрала: морошка – из янтаря, виноград – из дымчатого кварца или аметиста, малина – из родонита, белая смородина – из кварца, вишня – из дымчатого хрусталя, листья – из змеевика и т.д. Ягоды прикреплялись к поверхности специальной мастикой или металлическим штифтом. Для создания максимального сходства например, у белой смородины, каждая ягода вырезалась из двух половинок с вырезанной серединой, на внутренней стороне делались бороздки, которые имитировали прожилки и семена внутри настоящей ягоды.