Логотип

Искусство камеи в России

Август. Рим, I в до н.э. СардониксАвгуст. Рим, I в до н.э. Сардоникс. 3,1 х 2,3 см.

Говоря о геммах, нельзя не сказать о том, что одно из существенных мест в истории русского искусства занимают камеи и инталии, вышедшие из под резца уральских мастеров. В России в процесс создания миниатюрных произведений на поверхности камня были вовлечены все три существовавшие камнерезные фабрики - Петергофская, Колыванская и Екатеринбургская, где, хотя и в разной степени, практиковались резьба камней, но как самостоятельная отрасль производства это искусство культивировалось лишь на Екатеринбургской. Именно на Урале, на рубежеXVIII и XIX веков сложилась совокупность необходимых для этого предпосылок: высокий уровень техники обработки камня, сравнительно развитая система профессиональной подготовки камнерезов и что самое главное, развитию ремесла способствовали природные ресурсы Урала. Красочные, твердые, обладающие способностью принимать полировку южно-уральские яшмы как нельзя более подходили для создания полихромных произведений в камне.

История создания камей в Екатеринбурге началась с поисков пригодных для “дела антиков” минералов, острая нужда в которых, ощущалась в столице и на Петергофской мельнице, где работали приглашенные мастера. В мае 1781 года действовавшей на Урале Экспедиции мраморной ломки и прииска цветных камней был доставлен указ Екатерины II, по которому следовало начать поиск камней, состоящих из слоев разного цвета и пригодных “для вырезывания изображений наподобие оставшихся нам от древних, которые обыкновенно камеями называют”.

Отобранные камни, обточенные в форме эллипса, отшлифованные и отполированные на фабрике по присланным рисункам и бумажным шаблонам полагалось доставить в Петербург. Каждый кусок камня, тем более обработанный в форме овала, был на строгом учете.

В документах фабрики первое упоминание о созданных здесь камеях относится к 1797 году. Там говорится о трех антиках белого мрамора, наклеенных на шиферные пластинки, и еще двух, вырезанных на орской яшме. К сожалению, первые примеры клеевой техники тех лет не сохранились. А дошедшие до нас яшмовые камеи, с портретами Петра I и Екатерины II, имеют многочисленные пятна “на тельной полосе” камня - слое, в котором вырезано изображение, и свидетельствуют о не высоком мастерстве сделавшего их.

Завершение эпохи Екатерины II привело к остановке всех начинаний. С приходом на пост президента Академии Художеств графа А.С. Строганова в 1800 году, начался очередной этап в развитии камнерезного дела на фабрике. Сюда были доставлены рисунки и гипсовые отливки с хранившейся в Академии Художеств коллекции слепков с античных гемм.

Начиная с 1816 года, отсылки камей из Екатеринбурга в столицу приобрели регулярный характер. Но большое количество изделий и то, что мастера порой сами не знали, что они копируют (сказалось плохое качество отливок и отсутствие пояснений к ним), привело к тому, что готовые изделия отправлялись в Петербург просто по счета, без названий и сопроводительных списков. Это значительно осложняло процесс регистрации поступающих в ведомственные кладовые вещей и представление их императору.

Только через несколько лет был найден способ оснащения банка образцов соответствующими описаниями. В архиве было найдено предписание, датированное сентябрем 1818 года, по которому на фабрику, для усовершенствования художественного резного класса при ней, были отправлены формы, изготовленные по специальному каталогу. Каталог, а вернее список, также обнаруженный в музейном архиве, состоит из двадцати пяти наименований, случайно выбранных из первого тома рукописного Описания хранящейся в Эрмитаже Всеевропейской коллекции слепков с резных камней, созданной в конце XVIII века по заказу Екатерины II в Лондоне Джеймсом Тасси.

Камеи, прибывшие в столицу из Екатеринбурга в 1820 году, уже были сделаны по новым образцам. Это были первые камеи на спинках которых, появились номерки. Они соответствовали нумерации рукописного каталога коллекции Тасси. А в росписи антиков, отправленных в Петербург в 1826 году, были указаны имена создателей.

В том же году уральские камеи были переданы в Эрмитаж, правда, вместо числившихся 106-ти, передали 105-ть, а четыре из них вообще не имели отношения к Екатеринбургу.

В 1847 году собрание Эрмитажа последний раз пополнили произведения фабрики. Это были три камеи, выполненные на античные сюжеты. Еще через девять лет в Петербурге появились камеи с Екатерингофской фабрики, но в Эрмитаж они не попали, где-то затерявшись.